• Проекты UDF.BY:
  • Выборы США 2016
  • Выборы в Парламент 2016
  • Посредник
  • UD@F
  • Прас-Тайм
  • Цитаты недели
  • Проект-ПОЛИТИКА
  • Другие проекты

Пресс-секретарь МИД: Акция 19 декабря была достаточно аккуратно разогнана полицией - видео

"Эхо Москвы"

Пресс-секретарь МИДа Беларуси Андрей Савиных заявил, что требования об освобождении политзаключенных не будут даже рассматриваться.

Одной из главных тем итоговой недельной программы "Сканер" радиостанции "Эхо Москвы" стала ситуация в нашей стране. Официальную точку зрения в передаче озвучил пресс-секретарь МИДа Беларуси Андрей Савиных. Фрагмент программы с его участием заслуживает того, чтобы быть воспроизведенным полностью.

– Скажите, пожалуйста, какие, все-таки, ответные меры против возможных мер ЕС и США готова выдвинуть администрация белорусского президента?

– Не, ну, прежде всего, я думаю, что не стоит говорить сейчас об ответных мерах. На сегодняшний день мы еще не видели, какие санкции или меры хотят ввести страны ЕС или США. Могу только сказать, что наши меры будут адекватные по содержанию и достаточно разумные.

– Ну там, например, извините, что я вас перебиваю, там говорилось, например, о том, чтобы запретить въезд в эти страны господину Лукашенко и даже представителям белорусского руководства. А в то же время, наоборот, облегчить возможность въезда гражданам Беларуси. Ну и, в общем, всевозможные меры, которые связаны с разными мероприятиями, например, гипотетически отменить хоккейный чемпионат. Правильно?

– Ну да. Были еще предложения не пускать сборную Республики Беларусь на Олимпийские игры и многое другое. Ну, вы сами, думаю, понимаете определенную вздорность этих предложений.

– А почему они вздорные?

– Ну, вы же понимаете, что ЕС, скажем так, не имеет влияния на Олимпийский комитет. Правильно?

Второй вопрос заключается в том, что спорт никогда не был внутри политики – всегда был за пределами политики. И никаких проблем с приездом на Олимпийские игры стран, которые даже находятся в недружественных отношениях с ЕС или США, никогда не возникало.

Почему выделяют Беларусь? Вот это достаточно интересно. Здесь, действительно, звучало – я слышал в обрывках вашего разговора о том, что Россия боялась, что Беларусь уйдет на Запад, Запад боялся, что Беларусь уйдет в Россию. Мне кажется, это несколько ложная дилемма. Беларусь никуда не уйдет – она останется на том месте, где находится сейчас. И мы никогда не преследовали чьи-либо интересы или шли у кого-либо на поводу.

У нас есть вполне четко сформированные национальные интересы – вот именно их мы и защищаем. При этом очень важно подчеркнуть, что наши интересы не противоречат ни российским, ни ЕС-овским.


– Понятно. Но, все-таки, если, например, будет принята такая мера. Ну, это достаточно просто сделать – не разрешить приезжать какому-то списку людей в ЕС.

– Ну, разумеется. Ну и согласитесь, что это будет, в общем-то, очень неоригинальная и я бы сказал даже старая мера. Такие меры применялись и 5, и 10 лет назад. И к чему это привело?

– К чему?

– Ни к чему.

– То есть вы считаете, что ЕС не решится ни на что серьезное?

– Нет, ради бога, он, может быть, и решится. Вы понимаете, что вы подразумеваете под словом "серьезное"? Что произошло в Республике Беларусь, чтобы ЕС вдруг с бухты-барахты начинал какие-то серьезные действия против Республики Беларусь? Мы – мирное государство, мы никому не угрожаем. Кстати сказать, мы провели выборы на гораздо более высоком организационном уровне, гораздо более прозрачно, было введено значительное число демократических процедур, на которых, между прочим, настаивал ЕС и другие страны Запада.

Проблема, ведь, не в выборах даже как таковых. Проблема в том, что спровоцированная массовая хулиганская акция закрыла, отвлекла внимание от реального электорального процесса в Беларуси. И фактически сейчас мы видим именно вот эту картину.

Понимаете, само обсуждение проблемы выходит за пределы разумного. В Минске произошла демонстрация, которая была незаконна, она была достаточно аккуратно разогнана полицией, ну, в данном случае милицией. И что мы имеем? Мы имеем в виду какую-то непропорциональную, эмоциональную реакцию, которая заставляет нас думать, что на кону какие-то другие интересы, другие соображения.


– То есть вы хотите сказать, что требования выпустить участников вот этих вот событий, демонстрации и того, что происходило сразу после голосования, тех, кого называют «политическими заключенными», оно не будет рассматриваться Минском?

– Ну, конечно, не будет. Дело вот в чем. Что так называемый разгон демонстрации начался только после того, как демонстранты применили силу и начали штурмовать дом правительства. Это совершенно очевидный, непреложный факт. Таким образом, они задержаны не как политические демонстранты, а как организаторы массовых беспорядков. Существует определенная юридическая процедура, идет следствие.

– Да, спасибо. Это мы знаем. Да, спасибо вам.

– Ну, согласитесь, что одним из основных атрибутов демократии является соблюдение законов, национальных законов.

– То есть если коротко говорить, ответ Беларуси на вопрос о санкциях и предложениях отпустить этих людей, ответ отрицательный полностью, по всем позициям?

– Значит, еще раз подчеркиваю, что мы не можем отпустить этих... Вернее, как? Это самое...

– Все понятно.

– Их может отпустить только суд.

– Понятно. Спасибо вам большое.

– Вот если это произойдет, тогда, ради бога, они будут свободны.

Система Orphus
поделиться