Павел Виноградов: Лично у меня безнадеги никакой нет

Оксана Константинова, UDF.BY

Активист кампании "Говори правду" Павел Виноградов – единственный из осужденных декабристов, кто "сыграл свадьбу" за решеткой. И хотя эта "свадьба" длилась только три минуты – именно столько ушло на оформление брака, на волю в сентябре Павел Виноградов вышел женатым человеком.

Павел Виноградов вспоминает о событиях "кровавого воскресенья" 19 декабря 2010 года.

- Как получилось, что молодой воспитанный человек 19 декабря 2010 года оказался на Площади – среди "отморозков", как официальная пропаганда представляла противников режима Лукашенко? Могли ли Вы допустить, что обычный мирный протест перерастет в "кровавое воскресенье"?

- Получилось очень просто - вторую половину 2010 года я только и думал о выборах, о том, что нам опять предоставляется шанс изменить страну в лучшую сторону... Поэтому я полгода агитировал людей прийти на площадь и, естественно, пошел туда сам.

Павел Виноградов: Лично у меня безнадеги никакой нет

А насчет "кровавого воскресенья" - меня очень тяжело удивить брутальными разгонами митингов, поэтому я вполне допускал, что ТАКОЕ может произойти. Хотя, откровенно говоря, я предполагал, что нам дадут простоять хотя бы ночь.

- Как непосредственный участник тех событий, скажите: что произошло год назад в Минске?

- 35-40 тысяч человек, самых смелых в этой стране, вышли, чтобы личным примером показать всем, что нужно прекратить подчиняться преступникам, что нужно возвратить нации чувство собственного достоинства. Лично мне стало ясно, что произойдет что-то плохое, когда была избита колонна Некляева, вместе с ним самим. Но надежда на благоприятное развитие событий все же была.

Следующий яркий момент того вечера - это то пресловутое битье стекол. Начиналось это как явная провокация, к которой потом подключились активисты различных оппозиционных структур, в том числе и я. Силовики сработали отлично, а я, к сожалению, это понял только 20 декабря, когда начал смотреть видео с площади, но было уже поздно.

- Что было самым трудным во время нахождения в СИЗО на Володарского, в колонии? Верили ли, что освободят досрочно? Что помогло Вам пройти через все круги тюремного ада?

- Самым трудным лично для меня за все эти 8 месяцев и 10 дней, что я сидел за решеткой, было осознавать, что родные и близкие люди постоянно за меня волнуются. Через месяц нахождения в заключении я понял, что возможно, там даже безопасней, чем на воле. Ведь я знал, что власти не выгодно, чтобы кто-то из нас пострадал, потому что их наверняка в этом обвинят. Вот эту мысль тяжело было донести до всех, кто меня любит и ждет. Я практически никогда не сомневался, что мне не надо будет сидеть 4 года. Я до сих пор считаю, что, посадив всех нас на такие сроки, Лукашенко совершил серьезный просчет. Слишком тяжелая ситуация у нас в экономике и слишком велика вероятность потери независимости, чтобы вот так, из-за собственной мстительности, рвать все отношения с Западом. Ну а помогала сидеть мне прежде всего поддержка людей. Редко бывали дни, когда мне не приходило ни одного письма. Ну, и мысль о том, что АГЛ просчитался, посадив нас, безусловно, тоже грела душу. Мы, и я в том числе, были эдакими постоянными напоминаниями о его ошибке.

Павел Виноградов: Лично у меня безнадеги никакой нет

- Почему Вы и другие "декабристы" отпущены на свободу, так сказать – "помилованы"? Чья в том заслуга?

- В том, что большинство помиловано, очень большая заслуга некоторых оппозиционных лидеров, которые доносили до западных политиков информацию о том, что происходит в Беларуси, и очень большая заслуга тех самых западных политиков, которые через давление и санкции добились нашей свободы. Хотя я до сих пор не могу понять, как можно было меня помиловать, если я об этом не просил и вину не признавал. Это значит, что помиловав меня, КТО-ТО нарушил закон. И я готов сесть и досиживать свой срок, если этот КТО-ТО тоже сядет.

- Как Вы сейчас оцениваете события 19 декабря? Готовы ли снова пойти на Площадь, если возникнет такая необходимость? Нет ли чувства, что все Ваши страдания оказались напрасными?

- 19 декабря для меня - это день нашего поражения, но благодаря этому поражению мы получили очень ценный урок. Осталось всего ничего - сделать работу над ошибками. На площадь я сейчас, безусловно, готов выходить, но только при условии, что она будет хорошо подготовлена, иначе будет только хуже. Нас либо опять разобьют и посадят, либо покажут, как нас мало и какие мы слабые. Считаю, что чем проводить малочисленный митинг, лучше не проводить его вовсе.

- Как Вы оцениваете действия оппозиции, которая "профукала" целый год? Или у Вас иное мнение на этот счет?

- Я бы не сказал, что оппозиция профукала год. Она профукала момент, когда парней из РЧСС надо было поддерживать всеми силами и ресурсами, которые у них были. Но партийные боссы не просто не поддержали, а даже стали открещиваться от происходящего. Я не помню НИКОГО из них, кроме Некляева, кто бы пришел похлопать с людьми. Вот это была самая большая ошибка за весь год.

Вторая по величине ошибка - это очередная неудачная попытка объединения. Ведь в начале года для этого были все условия - у всех значимых оппозиционных структур сидели люди. По-моему это довольно неплохой повод для объединения.

Павел Виноградов: Лично у меня безнадеги никакой нет

- Как Вас встретила свобода? И что за истекший год изменилось в Вашей личной жизни?

- Свобода меня встретила вспышками фотокамер. Такого внимания к своей персоне я никогда не ощущал. Окончательно все осознал и начал привыкать к воле только где-то через неделю. А насчет изменений в личной жизни: у меня появился штамп в паспорте. А больше, слава богу, ничего. Мы по-прежнему со Светой (теперь официальной женой) вместе и по-прежнему любим друг друга.

- Белорусское общество заражено "безнадегой". Вам каким видится Ваше личное будущее и будущее страны?

- Скажем так: лично у меня безнадеги никакой нет. О светлом будущем пока рано говорить, но лично я сделаю все, чтобы оно наступило.

Справка. Активиста кампании "Говори правду!" Павла Виноградова приговорили по делу о массовых беспорядках на 4 года заключения. Его и еще десять политзаключенных освободили 14 сентября по приказу Лукашенко.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров