Василевич, Федоркевич, Молчанов прошений о помиловании не писали

"Радыё Свабода"

Примерно в 20-м часу вечера c могилевского вокзала в Минск отправились четверо уже бывших политзаключенных - Олег Федоркевич, Илья Васильевич, Александр Молчанов и Дмитрий Буланов.

Первые интервью на воле они дали корреспондентам "Радыё Свабода".

Олег Федоркевич, пожалуй, самый старший по возрасту из всех заключенных за участие в событиях 19 декабря. О своем освобождении он рассказал:

-Пришел начальник отряда на производство, веяние в кабинет. Идем минут 10, он говорит: "А почему ты не спрашиваешь, куда я тебя веду?" Я отвечаю, что человек подневольный ... Когда зашли в кабинет, он говорит, что я свободен.

- А писали вы прошение о помиловании?

- Нет, не писал, но в колонии только этим и занимались начальники, что просили написать прошение.

Василевич, Федоркевич, Молчанов прошений о помиловании не писали

Олег Федоркевич, Илья Васильевич, Дмитрий Буланов и Александр Молчанов

Илья Васильевич, наоборот, самый молодой узник - 6 августа в Могилевской колонии № 19 встретил он свое 20-летие. Он родом из Барановичей, дружит с другим политзаключенным - Федором Мирзояновым. Илья учился в Минском политехническом колледже, был старостой группы, отличником. Но по характеру Илья чрезвычайно упрямый в хорошем смысле этого слова:

- Пришел начальник отряда в производственную зону, повел в кабинет и говорит:" Это твой светлый день, ты теперь свободен".

- Я знаю от вашей матери, что много раз добивались от вас прошения, но вы ни за что не соглашались. Мать говорила, что знает своего сына, и он никогда на это не пойдет".

- Да, ничего они от меня не добились, хотя предлагали написать типа: "прошу рассмотреть вопрос о моем освобождении согласно законодательству". И говорили, что, мол, здесь нет никакой сделки с совестью. Я отвечал, что это решать мне, и ни с каким прошения к Лукашенко я не собираюсь обращаться.


Александр Молчанов родом из Борисова. Они вместе с Дмитрием Новиком были самыми первыми осужденные за события 19 декабря. У него только мать пожилого возраста, инвалид. Но выдержка и сила воли у Александра также непреклонные:

- Очень радостное чувство - быть на свободе. Я предчувствовал это, потому что на Лукашенко очень сильно давили. Меня много раз заставляли написать прошение. Последний раз предлагали буквально вчера, пять часов держали в штабе, говорили, что никуда не пойду, пока не напишу. Но они ничего от меня не добились.


Еще в среду утром к Дмитрию Буланову в Могилевскую колонию приезжали мать Клавдия Яковлевна с невестой Димы Надеждой. Они привезли передачу, которую в колонии приняли. А под вечер, подъезжая к Минску, женщины узнали о радостном событии - освобождении Дмитрия. Правда, сам Дмитрий предчувствовал свое освобождение:

- Я знал раньше об освобождении, за несколько дней. Я подписал прошение, но без признания вины. Подходили ко мне раз 10, уговаривали. В результате ради семьи я написал, но вины не признал.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров