Коновалов делает все, чтобы развеять сомнения в своей невиновности

Виктор Федорович, "Белорусские новости"

"Коновалову — смертную казнь, а Ковалеву — пожизненное заключение". Такими словами на вопрос гособвинителя Алексея Стука о том, какое наказание заслуживают обвиняемые, ответила Юлия Герасимчик, 17-летний брат которой погиб от взрыва 11 апреля.

Правда, председатель судебного заседания Александр Федорцов вполне обоснованно уточнил: "При доказательстве виновности"…

Началу допроса потерпевших предшествовали допрос Владислава Ковалева и оглашения протоколов допросов Дмитрия Коновалова, который решил показаний в суде не давать. Сразу следует заметить, что за шесть прошедших дней судебного следствия была оглашена лишь малая толика материалов 550-томного уголовного дела, самый главный эпизод которого — теракт в метро — еще не рассмотрен.

Показания потерпевших в данном случае по большей части несут в себе трагически-эмоциональную окраску. Впереди — более существенные судебные процедуры: допрос свидетелей, оглашение результатов многочисленных экспертиз, осмотр вещественных доказательств и т.д. Помнится, Александр Лукашенко заявлял, что главный обвиняемый наглядно продемонстрировал, как он изготавливал взрывчатку и собирал взрывное устройство. А это значит, что проводился следственный эксперимент, который также должен быть задокументирован, в том числе и на видео, и находиться в материалах уголовного дела.

В тоже время, озвученные протоколы допросов (с 13 апреля по 28 июня) Коновалова, признавшегося в организации и исполнении терактов 4 июля 2008 года и 11 апреля 2011-го, не дали ответа на вопрос: зачем ему надо было убивать людей. Очевидно, что следствие искусственно "подвело" его под формулировку — "с целью дестабилизировать обстановку в Республике Беларусь" якобы "для устрашения населения" и последующей "смены власти". Дурацкая, мягко говоря, причина, но другой у следователей под рукой не нашлось, а сам Коновалов, похоже, был не прочь им в этом подыграть.

Из протокола допроса Дмитрия Коновалова от 27 мая 2011 года.

Вопрос: Какую цель вы преследовали при совершении преступлений 4 июля 2008 года и в минском метро 11 апреля?

Коновалов: Я совершил данные преступления для устрашения населения, я хотел добиться устрашения населения.

Вопрос: Каким образом, на ваш взгляд, должна была произойти смена, если вы действительно имели цель дестабилизировать политическую обстановку в стране с последующей сменой власти? Почему не состояли в какой-либо политической партии?

Коновалов: Если бы я состоял в какой-либо политической партии, то различные спецслужбы быстро бы вычислили меня, как того, кто совершал теракты. Я так считаю потому, что спецслужбы в первую очередь после терактов проверяют лиц, входящих в оппозиционные партии.

Вопрос: Если ваши показания соответствуют действительности, то почему вы откровенно беспечно вели себя при подготовке и осуществлении взрыва 11 апреля 2011 года?

Коновалов: Такое мое поведение было вызвано тем, что я сделал ошибку при подготовке взрыва 3 июля, я оставил отпечатки пальцев. Мне это было известно. Когда меня 9 апреля дактилоскопировали, я понял, что в ближайшее время установят мою личность, и я буду задержан. Исходя из этого, я 11 апреля вел себя так беспечно.

Вопрос: Если вы совершали преступления для смены политического руководства в интересах простых граждан, то как при этом простые граждане должны были относиться к вам после совершенных вами преступлений?

Коновалов: Я наделся, что никто никогда не узнает, кто совершил данные взрывы.

Вопрос: Из ваших показаний следует, что вы надеялись, что никто не узнает, кто совершил данные преступления, но при этом 11 апреля четко знали, что вас в ближайшее время задержат. Как вы можете объяснить это противоречие?

Коновалов: Я не знаю, как это объяснить, я не думал, что меня задержат так быстро…

В итоге получается, что практически с первых часов задержания Дмитрий Коновалов был не против того, чтобы его считали самым настоящим террористом. Его молчаливое поведение в суде вкупе с уже оглашенными материалами дела практически развеяли сомнения в том, что в клетке находится тот самый преступник. Сомнений этих точно нет у потерпевшей Юлии Герасимчик, пожелавшей Коновалову смерти за убитого им ее младшего брата. Если сегодня не все потерпевшие решились определить свою меру наказания обвиняемым, то в прениях сторон каждый из них сможет это сделать с чистой совестью. Суд обязан будет учесть их слово.

Кстати

В ходе последних дней слушаний все внимание было приковано к Коновалову, который внешне выглядит очень спокойно. Даже когда потерпевшая Герасимчик предложила его казнить, у него на лице, как говорится, ни один мускул не дрогнул.

Что касается Владислава Ковалева, то он в своей части клетки выглядит более "живым" что ли: внимательно следит за процессом, иногда делает пометки на листе бумаги, которая находится рядом с ним в желтой пластиковой папке. Видно, что он живет надеждой избежать обвинительно приговора за соучастие во взрыве в метро. Однако серьезный удар по этим чаяниям в шестой день слушаний нанесла Яна Почицкая.

Именно эта девушка весело проводила время с обвиняемыми и вместе с ними была задержана в квартире по улице Короля вечером 12 апреля. В суде она подтвердила свои показания, данные на следствии. А они гласят, что Ковалев не только видел содержимое сумки, в которой была бомба, но и "рылся" в ней вместе с Коноваловым. Сам Ковалев утверждал обратное.

Согласно обвинительному заключению, Владислав не только знал о цели приезда друга Мити в Минск, но и помогал ему в приведении устройства в боевую готовность.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров