Что знают свидетели о деле "витебских террористов"?

Виктор Федорович, "Белорусские новости"

Девятый день судебных слушаний по делу "витебских террористов" был отмечен допросом свидетелей обвинения, потерпевших и невиданной до селе активностью адвокатов обвиняемых. У главных участников этого процесса — Коновалова и Ковалева — по-прежнему ни к кому нет вопросов…

Особое внимание к себе вызвали именно свидетели, трое из которых приехали из Витебска и только одна из них — 20-летняя Наталья Королева, была ранее знакома с обвиняемыми. Водитель такси Максим Москалев и предприниматель Татьяна Усова, без преувеличения можно сказать, лишь случайно пересеклись с Дмитрием Коноваловым. Однако их показания, по официальной версии, словно отдельные элементы мозаики складываются в полноценную картину представления о действиях главного обвиняемого за несколько суток до потрясшего всю страну взрыва в метро.

Из оглашенных ранее материалов уголовного дела ключевым моментом этой истории стало утро 9 апреля. Именно в этот день к Дмитрию Коновалову пришли домой сотрудники милиции и он, так удачно до этого избегавший процедуры дактилоскопирования и не реагировавший на повестки, был вынужден пополнить базу данных своими отпечатками.

Как он сам сообщал на предварительном следствии, к 8 апреля у него уже была наварена адская смесь для взрывного устройства, которое в полусобранном виде хранилось, по-видимому, в его подвале-лаборатории. Предчувствуя скорое задержание, Коновалов решил из дому уйти, а заодно найти никому неизвестное место.

И он его нашел по объявлению в газете. 9 апреля Дмитрий снял однокомнатную квартиру в доме на улице Горбачевского. Как сообщила хозяйка этого жилища Татьяна Усова, опознавшая в находящемся в клетке Коновалове своего временного квартиросъемщика, молодой человек пришел с большой черной сумкой, с которой он очень аккуратно обращался. Женщина подумала, что у него там спиртное. Постоялец заплатил за жилье 80 тысяч рублей и покинул эту квартиру 10 апреля, как и обещал, в 05.20.

Что происходило дальше, рассказал в суде таксист Максим Москалев. Между пятью и шестью часами утра он получил сообщение от диспетчера о клиенте, которому надо на вокзал. Пассажир его ждал на улице Герцена, недалеко от магазина "Ганна". Как выяснилось в суде, улица Герцена находится в нескольких минутах ходьбы от улицы Горбачевского и в трех остановках от витебского железнодорожного вокзала. Однако Дмитрий решил не пользоваться общественным транспортом и машину к подъезду вызывать не стал. Возможно, это было не случайно. Создается впечатление, парень, что называется, "шифровался", избегая нежелательных встреч с милицией.

По словам Москалева, он помог пассажиру поставить сумку в багажник, а заодно и оценить ее вес — не менее 15 килограммов.

На такси за 10 тысяч рублей Коновалов добрался до вокзала в считанные минуты. На продемонстрированных в суде видеозаписях с камер наблюдения витебского вокзала и минского метро таксист хотя и без стопроцентной убежденности, но опознал своего пассажира по «внешним признакам»: одежде и походке.

Минские свидетели — диспетчер фирмы по сдаче квартир на сутки Татьяна Варавко и директор этой фирмы Валентина Держанович — рассказали суду, каким образом и за сколько Коновалов поселился 10 апреля в однокомнатной квартире по улице Короля, 9а. Дмитрий снял квартиру на трое суток до 9 утра 13 апреля за 300 тысяч рублей, где он вместе с Ковалевым был задержан вечером 12 апреля.

Свидетельские показания Натальи Королевой носили больше познавательное направление с элементами характеристики Коновалова: "обычный парень, без склонностей, ничем не увлекался, о химии не рассказывал, когда пил, мог петь песни ни о чем, типа что вижу, то пою". При этом она рассказала, что этот "обычный парень", со слов его друзей, несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством: травился таблетками, газом и резал руки. Однако девушка более всего заинтересовала следствие, а ее, кстати, допрашивали несколько раз плюс к этому провели очную ставку с Коноваловым, своим рассказом об их совместном времяпрепровождении в августе-сентябре 2008 года. Тогда в подпитии Дмитрий обмолвился о том, что у них на работе берут со всех мужчин отпечатки пальцев: он этого боится, ибо "имел какую-то причастность" к взрывам в Витебске и Минске.

Судья Александр Федорцов хотел узнать, почему тогда 17-летняя девушка об этом "не сказала никому — родителям, правоохранительным органам"?
"Он был выпившим, — ответила свидетельница. — Думала, что он пошутил. Думала, он на такое не способен".

К месту заметить, три с лишним года назад даже зрелые, наделенные властью люди не усмотрели во взрыве на День независимости признаков терроризма, посчитав пакеты из-под сока злостной хулиганской выходкой.

В ходе допроса свидетелей много вопросов задавали адвокаты обвиняемых. Правда, большая часть из них касалось уточняющих моментов, вызванных противоречиями между свидетельскими показаниями в суде и на предварительном следствии. Очевидно, что у защитников постепенно накапливаются претензии и к самому ходу следствия на предмет законности тех либо иных действий. Насколько эти вопросы и претензии важны, станет известно в ходе прений сторон.

Вот только у Коновалова и Ковалева пока нет ни к кому вопросов. Дмитрий внешне безучастен, сидит практически в одной позе, уставившись в одну точку, рассказы потерпевших его не трогают. Владислав — полная противоположность. Когда парня конвоиры заводят в клетку, то первое, что он делает — ищет глазами мать. Женщина занимает место в самом последнем ряду. Рядом с ней всегда находится крепкий мужчина в гражданской одежде.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров