"Он не из тех, кем можно управлять"

Юлия Кочубей, interfax.by

Психологический портрет белорусских террористов Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева был представлен в суде. Обычные парни, без патологий, без давящих на психику комплексов. Один эгоист, второй – слабак. Один лидер, второй – ведомый.

Как был замешан этот коктейль из эгоизма, безразличия и увлечения химией, известно только им и, пожалуй, психиатрам и психологам, которые их изучали.

Информационное агентство "Интерфакс-Запад" получило возможность взять эксклюзивное интервью у одного из экспертов представленного в суде психолого-психиатрического заключения, государственного медицинского судебного эксперта-психолога Людмилы Мун, которая в течение двух недель профессионально общалась с Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалевым в отделе стационарных судебно-психиатрических экспертиз лиц со строгим наблюдением Государственной службы медицинских судебных экспертиз.

- С каких позиций Вы обследовали "испытуемых"? Это был сложный случай?

- Это, несомненно, сложный случай, учитывая тяжесть содеянного, резонансный характер уголовного дела. А исследовательские позиции у нас во всех экспертизах одни – соблюдение принципов независимости, профессиональной компетентности, личностного подхода, конфиденциальности.

В течение двух недель при исследовании Коновалова мы использовали 27 психологических методов и методик, а при исследовании Ковалева - 23. И все результаты проанализированы в комплексе. Только по совокупности признаков, взаимоподтверждающих результатов различных методов и методик были сделаны все выводы, отраженные в экспертном заключении и озвученные в суде.

КОНОВАЛОВ

- Руководитель следственной группы по раскрытию теракта в минском метро первый зампредседателя Следственного комитета Андрей Швед на пресс-конференции сказал, что в психологическом развитии Коновалова "с младенческого возраста были свои особенности". Может, были детские травмы, серьезные конфликты, травмировавшие психику?

- В материалах дела я не увидела детских психологических травм, которые, как правило, предопределяют серьезные психологические проблемы в будущем. Например, не было указаний, что Коновалов в детстве подвергался какому-либо насилию: физическому, психическому, сексуальному. Также не было данных о каких-либо патологических особенностях развития. Оба исследуемых социально благополучны в своем сообществе, вполне социально адаптированы.

- А конфликт в семье Коноваловых, когда отец уходил из семьи, мог ли он оказать серьезное влияние на психику главного фигуранта дела? Ведь это не рядовое поведение – несколько лет не разговаривать с отцом?

- Коновалов достаточно неохотно говорил на тему семьи. А я не буду гадать, что он мог чувствовать в той ситуации, я не занимаюсь гипотезами. Есть факт, что отец уходил из семьи, потом вернулся. Но данных, что это было для Дмитрия сильным стрессом, у нас нет.

Я не услышала эмоционально теплых слов ни о матери, ни о брате, впрочем, вообще ни о ком.

Из психологического портрета Дмитрия Коновалова:

трудности в распознавании эмоций других людей, в понимании чувств других людей, слабо развит механизм идентификации, неразвита способность к эмпатии, низкий уровень межличностной симпатии, как одобрительного эмоционального отношения к партнерам по взаимодействию;

эмоциональная черствость, отсутствие стремления поддерживать эмоциональные контакты; завышенная самооценка, некритическое отношение к себе;

имеет представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы строить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле;

уверен в своей интересности для других.


- Сделанный Вами психологический портрет выделяет его эмоциональную холодность и завышенную самооценку. Это оказало влияние на формирование личности Коновалова как преступника?

- Соотношение эмоционального интеллекта, уровня морали и самооценки мне кажется наиболее значимым в структуре личности Коновалова.

Когнитивный интеллект у Коновалова средний. По тесту Равенна IQ=95 и никаких особенностей. Я уделила больше внимания его эмоциональному интеллекту. Степень развития эмоций – очень важна. Одно из ведущих свойств психики, делающих поведение человека социально приемлемым для окружающих – это умение понимать других людей, умение сопереживать другим, чувствовать их, встать на их точку зрения, ощутить боль другого.

Что же мы получили? - У Дмитрия Коновалова низкий эмоциональный интеллект. У него явный дисбаланс между внутриличностным и межличностным интеллектом: он знает свои чувства и умеет ими управлять. А других он не понимает, не чувствует, не сопереживает.

- От чего зависит эмоциональный интеллект?

- В первую очередь от эмоциональных условий в младенчестве, в семье. Именно там закладывается эмоциональность.

- Можно ли сказать, что его "недолюбили" в детстве?

- Сказать так не можем, это слишком гипотетично. Мы этого не знаем.

Еще одна особенность Коновалова – он не умеет называть свои чувства, не умеет говорить языком эмоций. По Торонтской алекситимической шкале он не достигает уровня патологии, но уровень его алекситимичности (неспособности называть чувства) является пограничным.

- Является ли это результатом того, что в доме не принято было говорить о чувствах, или результатом высокомерия?

– Мы не знаем. Фактом, доказанным объективными данными, являются выявленные у него на момент исследования эмоциональная черствость, эмоциональная холодность и отсутствие стремления поддерживать эмоциональные контакты.

- То есть ему не нужны друзья, не нужна семья, любовь?

- Так категорично ответить не могу. Но его эмоциональность очень своеобразная, приглушенная, а потребность в других людях снижена.

- Как же можно объяснить несколько попыток суицида при таком равнодушии ко всему?

- Во-первых, ко всему, кроме себя. Во-вторых, сам он отрицал все попытки суицида, сначала говорил, что никогда этого не было, а потом стал говорить, что "мало ли что по пьяни случится". В любом случае он отказался эту тему обсуждать. Мы не знаем, в каком состоянии он находился, сколько он выпил, что им двигало. Был ли это крик души, неизвестно, никому из свидетелей он ничего не рассказывал о мотивах парасуицидов.

Из психологического портрета Дмитрия Коновалова:

у Коновалова Д.Г. не выявлено повышенной агрессивности, диагностируется низкий уровень враждебности и средний уровень агрессивности;

выявлена завышенная самооценка;

имеется склонность к доминированию, пренебрежение нормами морали и нежелание учитывать в своем поведении чувства, права и намерения других людей


- Как же может неагрессивный человек совершить столь чудовищную агрессию?

- Мы не сказали, что он неагрессивный человек, агрессивность как свойство личности у него есть, и имеет средний уровень. Любое агрессивное поведение предполагает наличие побуждения, импульса к агрессии. В то же время в любом человеке существуют сдерживающие силы: особенности характера, система ценностей, эмоции, моральные принципы, которые тормозят проявление агрессии. К примеру: я жутко разозлилась на какого-то человека, прямо с кулаками наброситься готова, даже придушить, но мне может быть страшно, что он ответит еще большей агрессией, или жалко его, или мой ум говорит, что бить или убивать нехорошо, или что не по христиански это и т.д. Мы же не животные, мы социальные существа, у нас подобных тормозов много.

Когда человек проявляет свое агрессивное поведение? Либо когда побуждение к агрессии сильнее тормозов, либо когда они не работают. Когда мы исследуем агрессивные преступления, мы всегда исследуем этот баланс: уровня агрессивности и механизмов торможения агрессии. У Коновалова эти механизмы торможения агрессии очень слабые.

Из психологического портрета Дмитрия Коновалова:

не сформированы устойчивые моральные принципы, соблюдение которых обеспечивается собственной совестью, безотносительно к внешним обстоятельствам и рассудочным соображениям

- Про мораль с Коноваловым мы говорили довольно много. Его мораль отличается подменой моральных категорий рационалистическими рассуждениями и сведением морали к полезности. Он не может выйти на уровень моральных рассуждений.

- ???

- К примеру, когда мы полемизируем о допустимости или недопустимости смертной казни, аргумент о стоимости содержания преступников не соответствует уровню моральной дискуссии.

Мы использовали при исследовании "Моральные дилеммы Л.Кольберга", в которых человек становится в ситуацию морального выбора. Например, у человека смертельно больна жена. Он пошел и ограбил магазин, чтобы на эти деньги купить необходимое лекарство, от которого зависит ее жизнь. Задается вопрос, прав он или не прав, прав ли полицейский, который его задержал, прав ли судья, который признал его виновным, какого наказания он заслуживает и т.п., при этом каждый персонаж становится в ситуацию собственного морального выбора.

У Коновалова чувства не оказывали влияние на выбор вообще. Кроме подмены моральных категорий рационалистическими рассуждениями, сведения их к полезности отмечены преобладание правовых категорий в рассуждениях над моральными; отсутствие эмоциональных оценок, каких-либо признаков эмпатии (сопереживания) или попыток идентификации с кем-либо из персонажей (встать на место другого); акцент на внешнюю, а не на внутреннюю оценку явлений. Большая часть рассуждений сводились к тезису: если за это ничего не будет, можно.

Кроме того, при исследовании у него выявлена подмена морального принципа при выборе принципом желания: "я хочу". В первую очередь удовлетворение собственных интересов, даже если это в ущерб интересам других. Он чаще вынуждает других принимать свое решение. Сотрудничество возможно только в том случае, если совместное решение не будет противоречить его собственным интересам.

Из психологического портрета Дмитрия Коновалова:

волевые качества:

упорство в достижении цели; тщательное планирование, назначение конкретных сроков выполнения задач, быстрая и оперативная ориентировка в окружающем, хорошая приспособляемость и социальная адаптивность; не заинтересован в сотрудничестве с другими людьми, зато способен на волевые решения


- Вопрос, был ли у Коновалова куратор, занимал и следствие, и всех участников процесса. Даже после судебного решения остались те, кто не верит, что молодой и малоопытный мог действовать не под чьим-то влиянием. Мог ли быть у Коновалова куратор при его волевых качествах?

- Не думаю. Он доминантный, он сам себе куратор. Он не из тех, кем можно управлять. Он слишком индивидуалистичен для этого, слишком независим. По моему мнению, его сильная воля проявилась и во время судебного следствия: "Я так решил и так себя веду".

- А его невозмутимость во время процесса?

- Воля и низкая эмоциональность.

- Вы сделали заключение о завышенной самооценке Коновалова …

- Он считает себя интересным, сильным, считает, что управляет своей жизнью, что он все может, уверен в себе и своей интересности для других, считает себя сильной личностью. Количественные показатели по разным методикам показывают, что самооценка явно завышена.

- В заключении сказано, что патологической жестокости у Коновалова не выявлено. Но в интервью нашему агентству анонимный источник рассказал, что, по словам приятеля-соседа, Коновалов взрывал кошечек в юношеском возрасте, проверяя действие взрывчатки.

- То, что сказал ваш анонимный источник про кошечек, в материалах дела, предоставленных экспертам, не фигурирует. Мы не написали, что он не жестокий, мы написали, что не выявлено признаков жестокости как психологического свойства личности, связанного с получением удовольствия непосредственно от причинения боли и вреда окружающим.

- Правильно я поняла из вашего заключения, проблема не в том, что он - злой, проблема в том, что он - не добрый, проблема не в том, что он - ненавидит, а в том, что он - не любит.

- На мой взгляд, ваше видение абсолютно правильно.

***

В первой половине 90-х в эпоху разгула преступности в Беларуси, России появился термин "беспредельщик". Это не просто бандит. Это бандит, для которого нет ничего святого, даже криминальных понятий, нет тормозов.

У Коновалова тоже нет тормозов. Нет умения чувствовать чужую боль, нет сочувствия к жертвам, даже к ближним. Коновалов увлечен взрывами, но не настолько, чтобы потерять из-за своей страсти рассудок. Ему просто нравится взрывать.

Если бы эгоизм был болезнью, он был бы больным. Он любит себя и не любит никого. Таких много, но в сочетании с интересом к взрывотехнике, хорошо развитыми волевыми качествами и отсутствием иных интересов, любых других талантов мы получили настоящего злодея.

Показательно, что никто из его друзей не считал его интересным человеком. Обычный неприметный парень. У него нет ни блестящего интеллекта, ни яркой сексуальности, ни высокого социального или финансового статуса - он не преуспел ни в одной сфере, где мужчины зарабатывают себе очки. Он везде никто. Возможно, именно поэтому он так многозначно молчал в суде: ему сказать нечего. Слава богу, его IQ95 позволил ему понять, что молчащий он более интересен.

Он действительно сам выучил статью 289 УК "Терроризм". Его заученная фраза "целью моих действий была дестабилизация обстановки в Республике Беларусь" вызвала сразу недоверие, мысли о ее навязанности, чужеродности. Однако все, кому в эти месяцы довелось общаться с Коноваловым, единодушны: фразу он выучил сам, потому что сам лепил из себя террориста.

Терроризм всегда был связан с политикой. И Коновалов, понимая это, пытается выжать из себя несколько оценочных суждений. Но так о политике не говорят. Норвежский террорист Брейвик распространил многостраничный манифест. Он год заявлял о себе. Он - тамплиер. Он - идейный. У Коновалова идеи нет.

Его отказ от витебских взрывов это подтверждает. "Мелочевка" смазывает образ террориста, пытавшегося "дестабилизировать обстановку в Республике Беларусь". 2005 год не вписывается в идейную картину. Все его поведение, в том числе в суде – попытка увести взгляд от его личности в сторону идеи. А идеи-то нет.

Коновалов ждал ажиотажа вокруг своей персоны. После 2008 года он читал всю прессу, купался в этом, но был жутко разочарован, что ему приписали "хулиганку" (ст. 339 УК), а не терроризм.

Близких к следствию источник рассказал, что Коновалов в тюрьме больше всего страдал из-за отсутствия информации о результате своей акции. На вопрос: "Вы достигли сейчас цели?", он отвечал: "Я не могу это оценить, потому что у меня нет информации". У него все время была потребность узнать, какой эффект произвел его взрыв. Вряд ли он напишет прошение о помиловании. Он понимает, что это бессмысленно. Он понимает, что если он это сделает, то сломает образ.

Мне не давал покоя вопрос, почему Коновалов совершенно не конспирировался. Он приглашает Яну Почицкую с подругой, оставляет Почицкую одну дома наедине с бомбой (а вдруг, любопытная, в сумку заглянет, донесет, остановит его?). Он каждый раз идет на станцию Октябрьская по одному и тому же маршруту. Почему он не "заметал следы?". Люди, имевшие возможность с ним общаться, говорят, что он не верил, что выйдут на него так быстро. Он не прятался, потому что знал, что он, Коновалов Дмитрий Геннадиевич, и так идентифицирован, как автор бомбы на День Независимости. Но он был уверен, что неделя–вторая у него есть. И собирался уехать в Россию. Это – факт.

КОВАЛЕВ

Из психологической характеристики Владислава Ковалева:


высокий уровень эмоционального интеллекта;

способен распознавать эмоции других людей, понимать чувства партнеров по общению и сопереживать им;

хорошая способность понять положение другого, представить мир глазами другого человека;

эмоциональная устойчивость, умение контролировать свои эмоции и поведение, стрессоустойчивость.


- Ковалев по уровню интеллекта (по тесту Равена IQ=114), эмоциональному развитию значительно выше. Странно для соучастника в таком преступлении?

- При этом Ковалев – неуверенный в себе человек, колеблющаяся личность. Он несколько наивный и безвольный. Он ставит планки, задает цели, но реализовать задачу не может. Коновалов говорит: "Я хочу это", и делает это. А Ковалев говорит "Я хочу", и на этом - все… Задачи ставить умеет, а выполнить не может.

Из психологической характеристики Владислава Ковалева:

легко меняет свою точку зрения;

выдвигаются общие цели, но не конкретизируются пути их достижения;

неоправданная поспешность в принятии решений, в поступках

готовность к отказу от собственных интересов, если другой человек имеет над ним власть


- У меня сложилось впечатление, что Ковалев зависим от Коновалова. Хотел прервать отношения, не общался месяцами, но один звонок Коновалова, и Ковалев оставляет размороженное на вечер мясо вместе с планами заработать миллион и становится его подельником?

- Я думаю, здесь превалирует другой фактор. Любой человек, переживший далекие и длительные переезды знает, что в чужом городе каждого знакомого из своего города воспринимаешь, как близкого друга. Этим можно объяснить то, что когда Ковалев приезжал в Витебск, ему не было нужды встречаться с Коноваловым, а вот в Минске, в чужом городе, все по-другому.

- А Ковалев боялся смерти?

- У меня создалось впечатление, что он даже не думал об исключительной мере. Ковалев высказывал уверенность, что если ему и дадут срок, то лет 10, и строил планы на жизнь после освобождения.

***

Возможно, так бы и было, если бы не кардинальная смена линии поведения Ковалева и отказ в суде от всех прежних показаний. Вряд ли это была хорошая идея – перейти от полного признания к полному отрицанию. Вряд ли хорошей идеей была позиция защиты, построенная на оспаривании малозначительных фактов. Обществу не нужно доказывать законность изъятия видеоматериалов. Обществу важно доказать виновность или невиновность обвиняемых в терроризме, невзирая на то, каким путем добыты доказательства и показать степень раскаяния. Может, это не слишком цивилизованно, не в полной мере соответствует логике адвокатских сериалов, но это соответствует логике нашего общества.

поделиться

Новости по теме

    Ковалев боялся Коновалова

    Обвиняемый по уголовному делу о взрывах в Витебске и Минске Владислав Ковалев боялся мести со стороны основного обвиняемого Дмитрия Коновалова в случае, если помешает его планам осуществлять взрывы.подробности

Новости партнёров