Без права на могилу

"Тут і цяпер"

Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева расстреляли. Их тела, как у нас заведено, родителям не отдали.

Тех, в отношении кого приведен в исполнение смертный приговор, хоронят без родных и близких – сунули тело в мешок и закопали. Да, к смертной казни чаще всего приговаривают далеко не ангелов, но...

Правильно ли, что мать не может похоронить сына, или хотя бы получить его прах, прийти на могилу?

Пытались ли когда-нибудь пересмотреть эту норму?

И почему смертная казнь и все, что с ней связано, регулируется не законом, а всего лишь какой-то инструкцией?

Об этом и не только издание "Тут і цяпер" расспросило экспертов.

Отказались давать деньги на книги для детской колонии

Депутат Палаты представителей нескольких созывов Ольга Абрамова спасла человека, осужденного на смертную казнь за убийство. По ее словам, это был единственный случай в Беларуси, когда смертный приговор пересмотрели.

"Мне приходилось сталкиваться с приговоренным к смертной казни, и я добилась пересмотра его приговора, – рассказывает Ольга Михайловна. – Он пошел как соучастник преступления. В том случае суд не взял в расчет данные, которые представил эксперт по баллистике с более чем 30-летним стажем.
По утверждениям человека, за которого я ходатайствовала, он находился в той же машине, в которой его двоюродный брат расстрелял владельцев авто. Он говорил, что не знал о том, что брат задумал убийство. И поскольку последний убежал в Польшу, виновным сделали того, кто оказался под рукой. Он обратился ко мне. Раньше я выступала в парламенте с призывом ввести мораторий на смертную казнь и потом неоднократно это повторяла.

Я встретилась с этим человеком и обратилась к президенту, приведя те данные, которые дал мне адвокат. Дело было пересмотрено. Это был единственный такой случай. Из комиссии по помилованию мне пришел ответ, что это было сделано в ответ на мое обращение к президенту"
.

О том, что родственников не информируют, где похоронены осужденные на смерть, Абрамова узнала не так давно.

"Все знать невозможно, к тому же это не та вещь, которая регулируется законом, – говорит она. – Я считаю, что даже если бы родственникам возвращали прах, то это было бы по-человечески. Но мы с вами считаем так, а на государственном уровне считают иначе. Кстати, я хорошо помню, как в парламенте собирали деньги на то, чтобы закупить книги для детских колоний. Так вот, процентов 10 депутатов отказались сдать деньги с формулировкой "Это не дети, это преступники!"

Поэтому все это достаточно грустно..."


Надо ввести мораторий на смертную казнь

Так считает правозащитница, в прошлом депутат Верховного Совета Людмила Грязнова.

"Когда убивают, то не беспокоятся по поводу макияжа, – делится мыслями Людмила Николаевна. – Поэтому надо исходить из основного: в условиях, когда суд не представляет собой независимую ветвь власти, когда следствие не способно к самостоятельным действиям, убийство государством человека является неприемлемым!

Смертную казнь, которая осуществляется с разрешения закона, недопустимоа. Пожизненное заключение позволяет исключить применение смертной казни. Необходимо вводить мораторий на смертную казнь. Сегодня это могут сделать парламент и А.Лукашенко"
.

Продолжение читайте здесь

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров