"Побоялись лететь на резиденцию Лукашенко. Теперь жалеем"


Шведы сначала предполагали сохранить инкогнито, но невероятная реакция шведских и белорусских СМИ вынудило их раскрыться.

"Наша Ніва" написала на мейл, указанный на сайте шведской инициативы, которая взяла на себя ответственность за смертельно рискованную акцию, и нам сразу ответили. Пьер Кромвель (Per Cromwell) рассказал, что акцию планировали год, пилот получил права летчика лишь три недели назад.

Что границу пересекли в "районе некоего выступа на карте", что сам он дежурил в Ивенце на машине и вылетел в Стокгольм первым рейсом.

Что в случае сбития машины предполагалось укрыться в шведском посольстве. Что с самолетом контактировали из аэропорта Минск-1 по-русски, и шведы ничего не поняли, но в итоге побоялись лететь над резиденцией Лукашенко, как было задумано вначале.


Первым вопросом было: ну и как она, наша синеокая Беларусь с высоты птичьего полета? Впечатляет?

- Они [друзья Пьера, бывшие в самолете] были настолько сосредоточены на том, чтобы долететь до Минска, что ни во что не всматривались. Но когда мы два месяца назад приезжали в Минск, чтобы подготовиться к полету над местностью - то да. У вас фантастически красивая страна.

- Так вы так долго и тщательно готовились?

- Год! Почти год!

- А где медвежат взяли?

- Через интернет купили и прицепили на них записки.

- Кстати, как называется эта модель?

- Самолета?

- Медвежонка.

- Гм ... медвежонок, просто мишка.

- Скажите, а границу заметили, когда летели? Как-то реагировали белорусские и литовские системы воздушного контроля, армия на то, что вы пересекали границу в две стороны?

- Никак! И это нас поразило. Когда мы планировали, то рассматривали как основной сценарий, что нас перехватят, но никто нас не заметил. Интересно, что и граница Литвы, а это значит и Евросоюза, также неприкрытая.

- А где конкретно самолет пересек границу?

- Я не знаю, как называется та местность. Там такой... большой выступ на карте, территория Литвы врезается в Беларусь. [Имеется в виду Девянишский выступ, где территория Литвы клином врезается в Беларусь. - НН] Ведь это самый простой путь из аэропорта до Минска. А потом там первый городок. Не знаю, как правильно он произносится: Ивенец?

- Ивенец.

- Вот, Ивенец. Согласно договоренности, я дежурил в Ивенце на машине. Это ближе к границе. План был такой: если бы их засекли, то они бы продолжали полет. А если заставят садиться, то я должен был их подобрать и двигаться в сторону Минска, чтобы попытаться добраться до шведского посольства.

- Посольство знало о вашем замысле?

- Что вы! Конечно, нет. Мы ни с кем не говорили об этом. Мы даже между собой боялись общаться внутри Беларуси, так как боялись, что спецслужбы перехватят наши разговоры... Так вот, Ивенец идеально подходил для меня, чтобы ждать [Ивенец, если взглянуть на карту Беларуси, действительно лежит почти ровно на линии Девянишки - Минск - НН]. Это потом уже мы увидели, что, оказывается, там близко расположены части противовоздушной обороны.

- С самолета увидели?

- Нет, сегодня в сообщении международного агентства Блумберг прочитали... Так вот, все оказалось проще. Никто самолета не заметил и не перехватил. И он полетел на Минск.

- Сначала "Афтонбладетт" - в статье сразу после вашего полета - написала, что вы сбросили медвежонка на резиденцию Александра Лукашенко. Но на видео там не резиденция, а южнее Минска.

- Да-да. Написали, так как мы планировали, что достигнем центра, резиденции, и дали такую ​​информацию журналистам. Там в центре наш человек дежурил с фотоаппаратом.

- Швед или белорус?

- Швед. Мы сознательно никого из белорусов не привлекали к своей акции, так как понимали, что за это человеку может угрожать.

Так вот, на подлете к Минску пилота стал вызывать аэропорт, который в центре города [аэропорт Минск-1 - НН]. И они побоялись лететь на резиденцию.

- Что сказал аэропорт пилоту?

- В том то и штука, что пилот не понял, что ему говорили. Аэропорт общался по-русски, а пилот российской не понимает. Решили не рисковать. Сбросили парашютом на жилые кварталы и полетели назад.

- Сразу в Швецию?

- Нет, по дороге приземлились в Литве для дозаправки.

- В тех же Пачунах (Pociunai)?

- В тех самых Пачунах. И спокойно долетели обратно, и снова никто их не перехватывал. И теперь они думают, что стоило лететь и на резиденцию, что ничего не было бы.

- Они вернулись в Литву, а вы?

- А я в Минск, в аэропорт, и первым рейсом - на Стокгольм.

- И вы хотите сказать, что вы сами придумали такой план, что вас не готовили никакие спецслужбы? У нас тут уже некоторые создают теории, что вас послал Путин, чтобы получить аргумент в торгах с Лукашенко.

- (Не смеется.) Никто нас не посылал. Никакое государство, никакое правительство не знало про нашу затею. Наоборот, мы страшно боялись, чтобы какая-то спецслужба не перехватила наши переговоры и не сорвала наш план.

Это было гражданское действие, чтобы поддержать оппозицию в Беларуси. Знайте: это не была просто бравада. Это была продуманная акция поддержки оппозиции в Беларуси, поддержки свободы слова.

Мы готовились, мы продумывали. Ближе к дате полета мы узнали, что 3 июля - это праздник, парад, и подумали: на следующий день будет похмелье, большие шансы проскочить. Все равно наш План А заключался в том, что нас перехватят и будут сажать. Но ни одного истребителя за время перелета не заметили.

- А если бы не сажали, а сбили? Про историю с воздушным шаром знаете? Завещание написали ребята?

- (Сбитый с толку.) Нет, завещания не писали. Но мандраж был. Еще и какой.

- А где вы взяли самолет, если не секрет?

- Купили специально полтора месяца назад. За 20 тысяч евро примерно. А теперь мы его снова продадим, наверное.

- Уже были предложения? Машина же оказалась надежна.

- Да (смеется). Может нам теперь удастся продать ее втридорога. Но если будет интерес у какого-то музея-то мы и за 1 евро отдадим. Все же это теперь прежде всего символ борьбы за свободу слова. Да и повредили мы его.

- Повредили?

- Мы два дня его переделывали: в стекле произвели форточку, чтобы можно было открывать и сбрасывать медвежонка.

- К нам как раз обратился читатель, рассказал, что пошел искать и нашел медвежонка на крыше своего многоэтажного дома в Сухарево. Что бы вы хотели передать этому человеку?

- Этому человеку и всем белорусам, хочу передать: вы не одни. Знайте, что белорусов не забыли. Пусть мировые СМИ больше пишут о голливудских звездах, а не о тех, кто сидит в тюрьмах, знайте: на Западе люди помнят о белорусах.

***

Пер Кромвель - основатель рекламного агентства "Тотал", которое делает себе имя на вот таких принципиальных акциях.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров