Почему Минск проигнорировал саммит Партнерства?

Как заявил представитель белорусского МИД, "чешские организаторы мероприятия оказались неспособными обеспечить соблюдение основополагающих принципов, которые заложены в Пражской декларации 2009 года. В первую очередь — равноправия и недискриминации". Чем же организаторы саммита не угодили белорусской власти, почему официальный Минск отказался направлять представителя даже низкого ранга?

Получается, что никакой особой новой обиды ни чешские хозяева саммита, ни Евросоюз в целом белорусским властям не нанесли. Даже перед первым учредительным саммитом Восточного партнерства Минску дали понять, что Александра Лукашенко в Праге видеть не хотят, тогда Беларусь при подписании договора представляли первый вице-премьер Владимир Семашко и тогдашний министр иностранных дел Сергей Мартынов. Не получил глава Беларуси, вследствие возобновления деятельности санкций, приглашения и на саммит Партнерства в Варшаве в 2011 году, но и там Беларусь была символически представлена ​​послом Беларуси в Польше Виктором Гайсенком, который, правда, вскоре демонстративно покинул заседание. Наконец, в прошлом году Беларусь на саммите Партнерства в Вильнюсе представлял министр иностранных дел Владимир Макей, визовые санкции в отношении которого приостановили незадолго до саммита.

Каждый раз хозяева саммитов прямо или косвенно исключали участие в совещании на высшем уровне главы Беларуси, находившегося под санкциями. Что не мешало представителям белорусской власти в мероприятиях Партнерства участвовать. И что нового в этом смысле могло случиться сейчас? Со стороны Евросоюза — ничего. Со стороны Минска, или точнее, с точки зрения Минске — случилось.

В связи с кризисом вокруг Украины существенно изменилась международная ситуация. Возвращение времен "холодной войны", сдерживания Москвы может означать, что на первый план в международной политике выходят вопросы безопасности и независимости соседей России. И союзники и сателлиты Москвы, демонстрирующие хотя бы какое-то, даже кажущееся несогласие с российской политикой, достойны доброжелательного к ним отношения со стороны Запада.

Чаушеску, Мао и Тито были не меньшими коммунистическими людоедами, чем их коллеги в Москве. Запад имел с ними дело и даже оказывал помощь не потому, что они лучше, чем СССР, соблюдали права человека. Иногда и хуже. А потому, что как-то ограничивали, исходя из собственных интересов, советские амбиции.

Ну вот что-то такое и предлагает официальный Минск Европе своим демаршем по поводу неучастия в саммите Партнерства в Праге. Предлагал всегда. Но не всегда ситуация была такой, как сейчас. Минск впервые за 5 лет существования Партнерства практикует полный и формальный бойкот его саммита и это такое дипломатическое послание — принимайте нас такими, какие мы есть, иначе мы окажемся ближе к Москве, чем вам хотелось бы. А вы, Европа, к тому же получите пусть и абстрактную, но потерю престижа: Партнерство — образование довольно виртуальное, но вот было в нем 6 стран — партнеров, а стало как бы пять. Обидно.

Другой адресат демарша с отказом участвовать в саммите — Москва. В нынешней ситуации любые контакты своих союзников и соседей с Западом она воспринимает очень нервно, причем независимо от их содержания. Лукашенко постоянно пытается балансировать: то встречается с Турчиновым, то голосует в ООН вместе с Россией, то высказывается против федерализации Украины, то уверяет, что все согласовывает с Москвой, то пускает в Беларусь российские самолеты, то обещает собственноручно драться с агрессором, откуда бы тот не пришел, в том числе и с Востока.

Грозное заявление о неучастии в саммите Партнерства — сигнал Москве, очередное колебание маятника: видите, нас там вообще нету, мы с вами, мы вас не предаем даже символическим присутствием на этом "шабаше".
И будет тот маятник колебаться и дальше. На совещании министров иностранных дел Партнерства в Будапеште на следующей неделе Беларусь представлена ​​будет, но на уровне заместителя министра, а не самого главы МИД. Тот же маятник: "да" — "нет", "да, но" — "нет, однако".

Сложно сказать, прореагируют ли в Европе и России на это двойное "послание" так, как того хочет официальный Минск. Но звонок польского премьера Дональда Туска главе Беларуси и встреча с Лукашенко Александра Турчинова свидетельствуют о том, что Беларусь — пусть и небольшая, но не нулевая величина в геополитических раскладах. И именно в них представляет страну, к сожалению, не гражданское общество при всей его важности и влиянии.