К сожалению, ни твердости, ни солидарности в Европе пока не наблюдается

Российский президент Владимир Путин возьмет столько, сколько ему позволят, и такая разрешительная политика имеет на Западе много сторонников, считает известный российский музыкальный критик, публицист Артемий Троицкий. По его словам, сейчас происходит то же, что было во время войны в Грузии, "когда Запада позорно струсил" перед Россией.

- Вам не кажется, что в сложившейся ситуации на Украине, если говорить о странах Запада, мы имеем ситуацию, схожую с тем, что было в 2008 году в отношении Грузии?

- Я считаю, что именно это и происходит. Если бы Запад не проглотил (результаты войны) и так позорно не струсил в 2008 году, когда Россия фактически отхватила два куска от Грузии под более, чем сомнительным предлогом, и если бы эта агрессия получила отпор тогда, то, скорее всего, не было и сегодняшней ситуации на Украине, поскольку, как многие правильно говорят, Путин возьмет столько, сколько ему позволят. К сожалению, до сих пор ему позволяли очень многое. Более того, я вижу, что эта разрешительная политика имеет на Западе, особенно в Германии, довольно много сторонников.

- Получается, что угрозы санкций не приносит результата?

- Какие-то результаты это приносит. Ситуация среди чиновников и в бизнес-сообществе сейчас очень нервная, деньги из страны убегают, бизнес сворачивается. Так что какие-то результаты есть, но это мелочи по сравнению с тем, что имело бы смысл сделать. Мне кажется, что пропагандисты, эта продажная братия, тоже должна получить свое и по заслугам, потому что ситуация с государственной пропагандой в России достигла такого накала, когда можно сказать, что хвост вертит собакой. Истерика в СМИ такова, что, наверное, Путину, Лаврову уже хотелось бы, чтобы все уже было помягче и спокойнее, чтобы, например, сделать какие-то шаги назад в плане донецкого референдума. Но ситуация уже настолько накачана и раскручена этими нашими параноидальными СМИ, что политика идет следом за пропагандой, а не наоборот.

- Если говорить о поддержке населением действий Кремля на Украине, о чем пишут государственные СМИ, можно ли сказать, что идея "русского мира" нашла благодатную почву?

- Я думаю, что на благодатную почву падают идеи возрождения Советского Союза. Россия — очень закомплексованная страна в плохом смысле этого слова. Это комплексы неполноценности в первую очередь. Т.е. страна, которая была сверхдержавой, которую все боялись, и о которую, как теперь услужливо говорит пропаганда, двадцать лет все ноги вытирали, и сейчас мы встали с колен и сейчас мы вытираем о них ноги. Многим людям это очень нравится, это как бальзам на эти истерзанные постсоветские раны.

- Можно ли говорить, что события на Украине раскололи российское общество? К примеру, одни деятели культуры поддерживают действия Кремля, другие не поддерживают?

- Общество внутри самой России расколото, и события на Украине эту трещину углубили, сделали противостояние гораздо более драматичным. Уже события 2011-2012 года показали, насколько российское общество расколото, особенно это было очевидно в Москве. Сейчас раскол продолжается. Часть людей Путину удалось переманить на свою сторону, но это временные успехи. Сейчас происходит патриотическая лихорадка, которая скоро закончится. Но потери, при этом гораздо больше, потому что ускорился поток людей из России, с другой стороны люди сейчас больше расколоты и по национальному признаку, очень сильны антиукраинские настроения, а украинцев — десятки миллионов. И украинцы — это не чеченцы. Чеченцы для русских людей — это чужаки, басурмане, мусульмане и т.д., а про украинцев этого никак не скажешь, это свои ребята. Достаточно вспомнить, что половина генеральных секретарей ЦК КПСС были из Украины. Так что здесь все будет очень драматично развиваться и очень плохо может закончиться.

- На чем, по вашему мнению, остановится Кремль, и способен ли Запад его остановить?

- От Запада это во многом зависит. Конечно, исходя из соображений как внутриполитических, так отчасти и прагматических Путин должен был бы отхватить восточную Украину, поскольку это дает ему прямой выход к Крыму и Принднестровью. Это продлило бы этот патриотический угар в стране и с практической точки зрения облегчило бы доступ к Крыму. С другой стороны, он очень этого боится, поскольку боится санкций и резкой реакции Запада. Я думаю, этого он боится в большей степени, чем какого-то сопротивления самой Украины, потому что понятно, что украинская армия мало дееспособна и в этом смысле ему опасаться практически нечего. Конечно, будет кровопролитие, но не в таких масштабах, как этого можно было бы опасаться. Так что от твердости и солидарности Запада очень многое зависит. К сожалению, ни твердости, ни солидарности в Европе пока не наблюдается.

Новости по теме

Последние новости