Ягнята на заклание

В последнее время мы наблюдаем новый приступ борьбы с коррупцией. Если вынести за скобки хоккейный чемпионат, то основные информационные сообщения последних дней в Беларуси — это борьба с коррупционерами.

Вот только что дали восемь лет колонии бывшему заместителю председателя концерна "Белнефтехим" Владимиру Волкову. Начался суд над бывшим заместителем генерального прокурора Александром Архиповым. В понедельник арестовали двух заместителей председателя Гомельского облисполкома. Сегодня пришла информация, что уголовное дело возбуждено в отношении председателя Ивьевского райисполкома. Много чиновников и директоров пострадали в связи со скандалом в деревообрабатывающей отрасли. Можно вспомнить уголовные последствия после разгона, совершенного Лукашенко в Слуцке. Причем уровень чиновников, в отношении которых совершаются репрессии, повысился. Сидят за решеткой в ​​ожидании суда председатель концерна "Беллегпром" Михаил Сучков, председатель Белкоопсоюза Сергей Сидько. А ведь это фактически уровень министров.

Впервые Лукашенко, выступая в Национальном собрании с посланием, целый раздел посвятил борьбе с коррупцией. Он даже поручил подготовить специальный антикоррупционный доклад. Это все признаки новой политической кампании.

Ранее в предвыборные периоды Лукашенко воздерживался от таких массовых посадок чиновников. Ведь во время выборов он сильно зависел от лояльности номенклатуры, поэтому не хотел портить отношения с ней. А сейчас все поменялось. Лукашенко начал против чиновничества и директората массовую кампанию. С чего вдруг?

На мой взгляд, существует несколько причин этой кампании. Некоторые из них лежат на поверхности и даже проговариваются Лукашенко вслух.

Прежде всего, это эхо украинских событий, о чем не раз упоминал глава Беларуси. Один из главных факторов краха режима Януковича — это масштабная коррупция. Поэтому Лукашенко старается принимать превентивные меры.

Во-вторых, в любые времена борьба с коррупцией — беспроигрышная тема для электората. Народ не любит начальников и готов рукоплескать, когда их бьют. Схема "царь — хороший, бояре — плохие" работает. А для избирательной кампании, которая приближается, у Лукашенко дефицит тем. Социально-экономическая ситуация тяжелая. Нужно отвлечь внимание людей от этих проблем, переключить на другие вопросы. Одна из них — страх населения перед хаосом и анархией на фоне украинского кризиса. Но этого мало. Нужно что-то еще. И Лукашенко, недолго думая, решил вытащить из исторической кладовки старый инструмент, который хорошо сработал 20 лет назад, очистить от пыли и вновь из него выстрелить.

В-третьих, в условиях той социальной модели, которая создана в Беларуси, борьба с коррупцией — важный экономический фактор. Обратите внимание, что чем хуже ситуация в экономике, тем больше чиновников и директоров идет под суд.

Дело в том, что в нынешней системе нет экономических стимулов. Их надо чем-то заменить. Эту роль и играют репрессии или их угрозы. Сейчас почти каждая поездка Лукашенко на предприятие заканчивается приказом возбудить уголовное дело в отношении директора или угрозой посадить. Это единственный способ заставить руководителей работать. Кстати, это общая закономерность всех административных систем. Начиная с древности, где рабов, которые плохо работали, били. А в сталинском СССР таких объявляли "врагами народа", расстреливали или ссылали на Беломорканал для перевоспитания ("перековки").

В-четвертых, и это самое интересное. Кажется, за 20 лет Лукашенко почувствовал свою независимость от номенклатуры. Он понял, что белорусское чиновничество мало того, что не является субъектом политики, — оно не только не считает себя элитой, но и перестало быть корпорацией. Там нет корпоративной солидарности, системы коллективной защиты своих интересов. Более того, в этом окружении даже нет ощущения, что такие общие интересы вообще существуют. Каждый умирает в одиночку. Белорусские чиновники — молчаливые и бессловесные исполнители приказов одного человека, жертвенные козлы, агнцы на заклание.

За 20 лет из всех репрессированных чиновников только Василий Леонов выступил с политическим протестом, перешел в оппозицию. Все остальные молча проглотили. Даже если обвинения были сомнительные, как, например, в истории с приговором бывшему заместителю председателя концерна "Белнефтехим" Владимиру Волкову. Все апеллируют к президенту. Это как в 1937 году старые большевики перед расстрелом кричали: "Да здравствует товарищ Сталин!"

Поэтому, чтобы провести успешную избирательную кампанию, уже не нужны лояльные номенклатурщики. Их заменяет государственная машина, в которой чиновники — только колесики и винтики.