Сильно припекло

Белорусские власти изо всех сил стараются демонстрировать оптимизм в сфере экономики. Лукашенко на недавнем заседании Совета безопасности увидел там "положительные тенденции". А посещая "Беларуськалий", он с радостью отметил, что объемы экспорта калия году "мы ожидаем исторические": "Мы столько никогда не продавали, сколько продадим в этом году", — сообщил президент. Правда, особого роста валютных поступлений ожидать не приходится, так как мировые цены на калийные удобрения резко упали. И вообще сам факт обсуждения ситуации в экономике на Совете безопасности очень показателен.

Более того, некоторые события экономической жизни страны довольно убедительно свидетельствуют, что в экономике Беларуси "что-то не так". Прежде всего, вспомним недоразумения с российским кредитом. Напомню, что после возвращения Лукашенко из Москвы 9 мая он радостно сообщил журналистам о договоре в Москве с Путиным о выделении Россией государственного займа в размере 2 млрд долларов. Причем, по его словам, прийти деньги должны в течение мая. На календаре уже вторая половина июня, а российского государственного кредита нет.

30 мая глава Банка развития Сергей Румас сообщил, что вместо государственного долга, которая задерживается, достигнута договоренность о выделении Беларуси кредита в размере 1 миллиард долларов российским банкам ВТБ. Деньги должны были придти в течение 10-14 дней.

Вот уже 20 июня, но нет и этих денег. Посол России в Беларуси Александр Суриков заявил, что российский государственный кредит должен прийти в июле-августе. А заместитель министра финансов Максим Ермолович сообщил, что Минфин Беларуси договаривается с банком ВТБ о бридж-кредите объемом до 2 миллиардов долларов.

Последняя информация особенно знаменательна. Можно сделать вывод, что ситуация на валютном рынке очень плохая, поэтому белорусские экономические власти не могут ждать до июля-августа, дополнительный миллиард долларов нужны срочно. Даже и на очень невыгодных условиях. Потому что бридж-кредит предусматривает высокие проценты.

Новая кампания борьбы с импортом грубыми административными методами — из той самой серии. Сначала президентский указ №222 создает частным предпринимателям, которые занимаются импортом, условия, неприемлемые для экономического выживания. Потом под шумок чемпионата вытеснили импортное пиво. Премьер-министр Михаил Мясникович заявил, что иностранных товаров на нашем рынке должна быть не более 15%. И вот, выполняя приказ, заместитель председателя Мингорисполкома Андрей Доморацкий на совещании в пятницу с руководителями и учредителями торговых организаций Минска потребовал, чтобы белорусские товары составляли в магазинах не менее 85%.

И как финальный аккорд — подготовлен проект указа президента о резком ограничении импорта с помощью создания института специмпортера. Речь идет о фактическом введении монополии внешней торговли в Беларуси. И это после того, как совсем недавно в Астане президенты Беларуси, России и Казахстана в торжественной обстановке подписали договор о создании евроазиатской экономического союза, предусматривающего свободное движение капитала, товаров, услуг. Еще чернила не высохли, а Беларусь в одностороннем порядке де-факто выходит из этого соглашения.

Вытеснение импорта, который вымывает валюту из страны — это в определенном смысле замена девальвации. Ведь последней народ боится, считают власти, а без импортных товаров как-то переживет.

И еще один интересный факт. В Солигорске Лукашенко объявил, что в Беларуси приостанавливается строительство спортивных и культурных объектов. Не верь глазам своим. Даже святая корова — ледовые дворцы — стала жертвой экономии бюджета. И это после триумфального завершения Чемпионата мира по хоккею, где белорусская сборная показала отличный результат. Обычно такие события способствуют бурному росту спортивных арен. А здесь все наоборот. Видно, сильно припекло.

Всякая сказка рано или поздно заканчивается. Это не о фиаско сборной Испании — законодателях футбольной моды в мире последнего десятилетия. Это про белорусскую социальную модель. Нужен только внешний аудит, вроде спортивного соревнования, который бы показал, что король голый.