Почему освободили Алеся Беляцкого

Один из знаковых политзаключенных Алесь Беляцкий выпущен из тюрьмы досрочно. Здесь важен не только сам факт, но и способ освобождения. До сих пор Александр Лукашенко постоянно повторял, что все политзаключенные могут выйти на свободу только после написания ими прошения о помиловании. Беляцкий же ничего не писал. Согласно закону, амнистия на него не распространялась, так как он считался "злостным нарушителем режима". Еще утром в день освобождения он собирался на работу. Но неожиданно все изменилось, ему объявили об амнистии, поспешно освободили и отвезли на электричку до Минска на машине скорой помощи.

Важно обратить внимание и на фигуру политзаключенного. Алесь Беляцкий — известный деятель мирового правозащитного движения. И белорусские власти, несомненно, учитывали международный резонанс от его освобождения. То есть это явный политический жест в сторону Запада. В чем его смысл?

В последнее время мы наблюдаем заметный рост дипломатической активности официального Минска на западном направлении. Уровень контактов вроде бы невысокий, они носят более рутинный дипломатический характер. Но обращает на себя внимание, во-первых, их интенсивность.

А во-вторых, и это самое главное, они проходят на новом международном фоне, который возник в результате событий в Украине, которые, по оценкам белорусского руководства, создают другой, более благоприятный контекст для размораживании отношений с ЕС и США.

Прошлый опыт показывает, что во время острого геополитического противостояния, международного кризиса, обострения отношений между Западом и Россией на первый план в международной политике выходят вопросы геополитики, а вопросы ценностей (прав человека, демократии, политзаключенных) отодвигаются немного в сторону. Поэтому Минск считает, что из геополитических соображений США и ЕС сейчас в большей степени готовы к размораживанию отношений с белорусским режимом.

Гражданская война в Украине стала головной болью для Запада. Возникает угроза транзита газа в страны ЕС через украинскую территорию. И на этом фоне белорусская стабильность растет в цене не только для самих белорусов, но и для европейских соседей.

Еще один момент. На фоне агрессивных действий России, ежедневных жертв гражданской войны в Украине белорусский политический режим стал выглядеть в глазах европейцев не таким одиозным, как раньше. Последние 15 лет здесь политических оппонентов не убивали. Путин начал считаться "худшим парнем", чем Лукашенко. Все познается в сравнении.

Кроме того, позиция официального Минска по украинскому кризису существенно отличается от политического курса России. В 2008 году, после российско-грузинской войны, отказа Беларуси признать независимость Южной Осетии и Абхазии начался диалог между Минском и ЕС. И белорусское руководство небезосновательно надеется, что Запад отблагодарит Александра Лукашенко за особую позицию по украинскому вопросу.

Зачем это размораживание отношений с Западом нужно теперь официальному Минску? Во-первых, агрессия России против Украины напугала Лукашенко, он не хочет быть зажат между двумя сильными геополитическими центрами, стремится иметь немного большую свободу маневра. Во-вторых, нужно чуточку пашантажировать Москву, чтобы та скорее дала обещанный кредит. В-третьих, Минск хотел бы получить на Западе займы и инвестиции, поскольку российских денег уже не хватает. В-четвертых, Лукашенко психологически важно иметь возможность ездить в Европу, встречаться с европейскими политиками. Все обратили внимание, с каким наслаждением он принимал участие в инаугурации президента Украины Петра Порошенко в Киеве, сидя в одном ряду с главами других государств. А когда его окружила толпа журналистов, он почувствовал себя в своей стихии (кстати, давно забытой). Как пастор Шлаг, он захмелел от воздуха свободы. И визит в Сербию Александр Лукашенко воспринял подобным образом, будто просек окно в Европу.

Однако пока что расчеты официального Минска не оправдались. Запад по-прежнему увязывает размораживание отношений с вопросом освобождения политзаключенных. И тогда Лукашенко решил сыграть козырной картой — освободил Алеся Беляцкого.

Теперь белорусское руководство ждет ответных шагов со стороны Запада. И в зависимости от них будет решать вопрос об освобождении остальных политзаключенных.

Что может сейчас сделать Запад, чтобы процесс размораживания отношений продолжался, не останавливался? Одних заявлений официальных лиц, которые приветствовали освобождение Беляцкого, мало. Нужны какие-то действия. Если Брюссель снимет визовые санкции с ряда белорусских чиновников, это вряд ли поможет. Ибо они не коснутся самого Лукашенко.

Вспоминается, как Лукашенко посетил Литву в сентябре 2009 года. Тот визит не был ни официальным, ни даже рабочим. Фактически это была поездка на открытие белорусско-литовского экономического форума и выставки, а по этому поводу состоялась и встреча двух глав государств.

Может, что-то подобное организовать и сейчас в какой-либо стране ЕС? Или просто пригласить покататься на лыжах, хотя и не сезон. Или поиграть в хоккей. И на время такого мероприятия ввести мораторий на визовые санкции в отношении белорусского лидера. Такой жест, вероятно, был бы оценен Лукашенко. Глядишь, и остальных политзаключенных повыпускает.