Пять триллионов интернет-экономики и необъявленные санкции

Общепринятое представление об экономике России подразумевает её низкотехнологический, сырьевой характер. Трубопроводы да заводы "первого передела", унаследованные от СССР. С этим представлением решительно расходятся слова президента РФ В. В. Путина о том, что интернет-бизнес составляет 8,5% ВВП страны: "Так или иначе, рынки, вовлечённые в бизнес в интернете, — это свыше 5 трлн рублей. Это большая бизнес-среда". Но какая же судьба ждёт в ближайшее время эту самую бизнес-среду? Как повлияет на неё та часть санкций против нашей страны, которая хоть и не объявлена публично, но более чем реальна?

Прежде всего, скажем в самых общих словах, что же такое эти самые "необъявленные санкции". Общими слова будут в силу того, что страна наша для этих санкций является не субъектом, а объектом. Мероприятия сии осуществляются не ею, а против неё. Но — осуществляются живыми людьми. Хочешь побольнее наказать русских — не забывай и о своих: о кузене-бизнесмене, о спонсоре избирательной компании… Или о сотнях тысяч германских рабочих, которые могут лишиться зарплаты и работы. Так что как эти санкции планируются и осуществляются, точно в России вряд ли кто скажет, надо самим вариться в этой каше…

Поэтому будем исходить из того, что налицо, что лежит совсем открыто. Прежде всего отметим, что в настоящее время в развитых странах сформировано негативное отношение к России (просто почитайте сами газеты на том языке, который знаете), переносимое и на её ИТ-бизнес. Причём жертвами этого отношения становятся даже ИТ-корпорации, связанные с Россией весьма слабо. Вот, скажем, американский разработчик заказного программного обеспечения EPAM Systems, основанный выходцами из Белоруссии и имеющий серьёзное отделение в нашей стране. Стоило полыхнуть кризису на Украине — и акции этой фирмы падают 3 марта 2014 года до уровня в $32, хотя перед этим они шли по $44…

Пять триллионов интернет-экономики и необъявленные санкции

Вот так ударил по курсу акций EPAM кризис на Украине, хотя, казалось бы, "где вода, а где имение"…

А падение курса акций — штука очень серьёзная. Какова бы ни была в их цене доля "фиктивного" капитала, оно ударит как по ведущему персоналу — который нынче принято стимулировать бонусами в виде различных ценных бумаг, — так и по самому что ни на есть низовому. Простейший пример: вспомним, какие проблемы были в дефолт 1997-го и в кризис 2008-го у самых что ни на есть наёмных работников. И обратим внимание: фирма изначально американская, просто резидентура в белорусском парке высоких технологий и солидное отделение в нашей стране. А досталось — всё равно…

А вот другой известный разработчик программного обеспечения — компания Luxoft. Основанная в 2000 году как дочерняя компания IBS, а позже вошедшая в состав ещё более известной IBS Group Holding Ltd., она завоевала себе прекрасную репутацию на рынке разработки программного обеспечения и экспорта ИТ-услуг. Среди клиентов — солидные германские банки Deutsche Bank AG и UBS AG, легенда индустриальной эпохи и глобальный автогигант Ford Motor Co. и другие серьёзные фирмы. Центры разработки в Москве, Санкт-Петербурге, Омске, Киеве, Одессе, Днепропетровске, Кракове, Бухаресте, Хошимине — живое воплощение духа глобализации…

Пять триллионов интернет-экономики и необъявленные санкции

По котировкам Luxoft, великолепно росшим с лета 2013 года, рынок ударил в начале мая 2014-го, после того как в Одессе люди заживо горели в Доме профсоюзов.

По котировкам Luxoft, великолепно росшим с лета 2013 года, рынок ударил несколько позже, в начале мая 2014-го, после того как в Одессе люди заживо горели в Доме профсоюзов. Ведь в фирме трудятся примерно семь с половиной тысяч человек, из которых 49% являются гражданами Украины (образование то же самое, постсоветское, а стоимость жизни на Украине заметно ниже) и 29% — россиянами. А никому не хочется, чтобы ключевой разработчик, выйдя на Греческую улицу купить брынзы и оливок, попал в эпицентр схватки политически активных масс…

Не из гуманизма: углеводороды у России покупают исправно, как бы ни клеймили "кровавый режим" и какие бы ужимки при этом ни строили (да и по ценам, подросшим после трагедии в Ираке). Просто если вам кажется, будто вы-то написали к своей программе столь ясные комментарии, что в них любой разберётся, то вам просто не приходилось иметь дело с весьма объёмистыми чужими программами… Дело именно в этом: риск для жизни разработчиков отражается на надёжности обслуживания продуктов и на капитализации бизнеса!

Но хорошие фирмы, прекрасно вписавшиеся в современную экономику, не были бы такими, если бы не умели реагировать на вызовы времени. Это происходит и сейчас… Вот что нам рассказал в конце прошлого месяца всеведущий Bloomberg: "Luxoft вывозит пятьсот программистов с Украины и из России, стремясь избегнуть рисков". Сотрудники перемещаются в Болгарию, Польшу, Румынию, возможно — в динамично растущий Вьетнам…

Сама компания становится поистине глобальной: её руководство ставит своей целью не иметь ни в одной стране более одной пятой части личного состава. Офис перемещён в Швейцарию, в Цуг, а налоги она платит в Соединённом Королевстве. Вскоре налоги за рубежами своих стран станут платить и бывшие российские и украинские разработчики… В таком вот направлении в глобальном мире эволюционирует ИТ-бизнес!

И этот случай — не единственный. Читателям "Компьютерры" нет нужды рассказывать о том, как интенсивно растёт индустрия мобильного софтостроения. Ну а о популярности мобильных игр знают и те, кто журналов — ни бумажных, ни сетевых — отродясь не читал… Одним из успешнейших игроков данного сектора рынка является фирма Game Insight, успевшая с момента основания в 2010 году превратиться в солидное предприятие с девятью сотнями сотрудников…

И вот в конце мая 2014 года эта компания совершила резкий, но вполне предсказуемый манёвр. Её штаб-квартира была перенесена из Москвы в Вильнюс… Из набитого деньгами мегалополиса, столицы крупнейшей страны планеты, в аккуратный город более чем скромно живущей маленькой страны, входящей в Европейский союз. Управляющий директор литовского государственного агентства по инвестициям Invest Lithuania Арвидас Арнашюс такое решение Game Insight, "одной из ведущих мобильных компаний", приветствовал…

И если поговорить с руководителями и владельцами мелких фирм офшорного программирования — не стремящимися к популярности, ибо давно и успешно "играют в крысу" с отечественными мытарями, — мы видим ту же в точности картину. Настроение отрасли лучше всего выражает финал старинного анекдота: "Хоть тушкой, хоть чучелом, а валить надо". Бизнесмены срочно открывают отделения в Европе и США, нанимая для представительства аборигенов. Программисты-надомники закупают для семей недвижимость в дешёвых Болгарии и Таиланде…

Уезжают люди, пережившие нищету распада СССР, специфические нравы "весёлых девяностых", укрепление административного аппарата "сытых нулевых". Уезжают те немногие в нашей стране, кто полноценно вписался в глобальный рынок, занимаясь высокими технологиями, а не вывозом невозобновляемых природных ресурсов. Уезжают из-за того, что даже необъявленные — реализуемые не на уровне закона, а на уровне "понятий", раз уж мы вспомнили девяностые, — санкции лишают их доступа к тому самому глобальному рынку.

А лишение доступа к рынку — хуже всего. Именно из-за него возникали мировые войны. Ну а сейчас оно ставит людей, работающих в самой передовой отрасли, перед выбором — покинуть отечество или лишиться обеспечивающей нормальную жизнь работы. (Знакомые офшорные программисты получали три–четыре тысячи долларов в месяц. Неплохо по меркам полумиллионника… Причём деньги эти попадали в хозяйственный круговорот небогатого региона…) Альтернативы — из серии "обе хуже"… Что делать — не знаю. Литераторы же не лекарство, они боль! А больно — будет…