Про терминологию. Кто на самом деле патриот?

Раскол РСДРП на большевиков и меньшевиков произошёл на II съезде РСДРП. Тогда при выборах центральных органов партии сторонники Мартова оказались в меньшинстве, а сторонники Ленина — в большинстве. После победы в голосовании Ленин назвал своих сторонников "большевиками", после чего Мартов назвал своих сторонников "меньшевиками". Существует мнение, что принятие столь невыигрышного названия фракции стало крупным просчетом Мартова и, наоборот: закрепление сиюминутного электорального успеха в названии фракции было сильным политическим ходом Ленина. Хотя в дальнейшей истории РСДРП, сторонники Ленина зачастую оказывались в меньшинстве, за ними закрепилось политически-выигрышное название "большевики" via

Сторонники президента постоянно называют своих оппонентов предателями, русофобами и «пятой колонной». Автоматически подразумевается, что они – патриоты, русофилы и соль земли. Диалог сразу сползает с предмета обсуждения на личность несогласного. Между тем, несогласные и есть настоящие патриоты.

Попробую пояснить.
В комментариях к постам про войну с Украиной каждый второй сторонник президента с пафосом вопрошает – а как же США? Почему им можно, а нам – нет? И что же ты молчал во время войны в Югославии, Сирии, Ираке, Ливии и т.д.? В вежливой форме это звучит так:

Вы не пробовали задать себе вопрос, почему одним можно, а другим нет? Почему Германия могла поставлять оружие хорватам, боснийским мусульманам и албанцам, желая раскромсать Югославию, почему Франция могла поставлять вооружения и использовать спецподразделения в Ливии, почему США сами и через "партнеров" из "мирового сообщества" может вооружать противников Асада, бомбить Сербию? Почему ООН одобрила гуманитарный конвой в Сирию просто в уведомительном порядке только после гибели 150 тыс. человек и поражения повстанческих группировок? Это не власть подлецов, не подлые войны при поддержке пассивного большинства?


Давайте начнем с моего молчания. Политика мне вообще не интересна. Я, в отличие от большинства комментаторов, готов признать, что ничего в ней не понимаю. Но сейчас речь идет о моей стране. Я здесь родился и вырос, здесь живут мои дети и я отсюда никуда не собираюсь уезжать. И моя страна воюет с братской Украиной. Этого я даже в страшном сне представить не мог. И молчать не собираюсь.

Давайте теперь про США и Россию.
Доля США в мировом производстве – более 20%. Военный бюджет США превышает военные бюджеты всех стран мира, вместе взятых.
Когда мы воевали в холодной войне с США, Советский Союз действительно был сверхдержавой. На нас приходилось 20% всего мирового производства. Сегодня – 4%. Повторю еще раз. Простите за капслок. ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
Сейчас речь идет не о бредовой идее расширения жизненного пространства, а о спасении страны. Надо забыть про геополитику. Надо заниматься своей страной – строить дороги, аэропорты, морские терминалы, скоростные железные дороги, нефтеперерабатывающие заводы... Делать нашу страну лучшей страной на свете. Это – настоящая задача настоящего президента. Россия уже один раз надорвалась на гонке вооружений. И вкладывать сейчас триллионы рублей в ВПК – экономическое преступление против России.

«Почему США можно воевать с Ираком, а нам нельзя воевать с Украиной», звучит как «почему Чикатило можно убивать женщин, а мне нет»? Вы за Америку не волнуйтесь. Она нарвется. У США столько проблем, что, возможно, распад империи будет происходить еще при нашей жизни. Вы лучше за Россию волнуйтесь. У нас нет страны ближе и роднее, чем Украина. Несусветная глупость бить по своим, чтобы чужие боялись. Россия сейчас из лучшего друга делает себя врага. Века, века, нас будет проклинать больное позднее потомство.

И не надо врать, что мы не воюем с Украиной. Вы уже врали, что в Крыму наших войск нет. А завтра, когда отпираться будет просто смешно, ваша «патриотическая» позиция изменится моментально. Вместо «мы не воюем» вы будете говорить – «да, воюем, и правильно делаем».

Так что хрен вам, а не слово «патриот». Настоящий патриот сегодня – это человек, который требует вывода наших наемников и техники из Украины. И прекращения поддержки сепаратистов оружием, боеприпасами и деньгами.
И война тогда очень быстро закончится.