Бойкот или участие

Бойкот или участие - извечный вопрос, на который белорусское демократическое сообщество так и не дало однозначного ответа.

В преддверии президентской компании опять ведутся горячие дискуссии по поводу лучшей стратегии для оппозиции. К примеру, в статье Юрия Воронежцева "Выборов нет, но их бойкот необходим" автор доказывает неэффективность и бессмысленность бойкота. Готов с ним согласиться по каждому из пунктов относительно шансов реализовать стратегию бойкота в Беларуси. Да, это серьезная, кропотливая и изнурительная работа, возможно, даже с нулевым политическим результатом. Тем не менее, говоря о затеt с бойкотом, автор не дал развернутого анализа по поводу того, как выглядит ситуация с организацией и проведением «реального избирательного процесса» в стране. Ведь если сделать самую простую логическую операцию и заменить в тексте Ю. Воронежцева слово "бойкот выборов" на слово "участие в выборах", оценки и выводы будут такие же. Конечно, если под участием в выборах понимать стремление повлиять на ход политических процессов в республике понимать серьезную, кропотливую и опасную работу, либо любую другую, направленную на противостояние с властью, т.е. реальную борьбу за власть, а не пустое позерство, за которым скрывается чисто корыстный интерес.

Чтобы рассуждать о том, какая стратегия имеет шанс на успех в Беларуси, нужно отдавать себе отчет в том, что в условиях жесткого авторитарного режима и участие и бойкот одинаково политически бессмысленны и не эффективны, если за ними не стоит организованная социальная сила, способная защитить результаты этих действий. Белорусские власти контролирует любой политический процесс от начала и до конца и имеют все средства предупредить нежелательный для нее результат. Еще раз подчеркну, добиться если не победы, то по крайней мере нужного воздействия на власть как в первом, так и во втором случае можно только посредством революционного действия – уличного протеста. На сегодняшний день никто из заявленных кандидатов даже в теории не рассматривает такого сценария и, тем более, не собирается к нему прибегать, просто боясь использовать само слово Площадь. Вне протеста участие оппозиционных кандидатов в избирательном процессе - это ни что иное как бездумное подыгрывание Лукашенко, но ни как не противостояние ему!
Если в 2001, 2006, 2010 году участие в избирательных кампаниях можно было оправдать тем, что ее итогом должна была стать Площадь (по крайней мере оппозиция призывала к ней), то участие в нынешнем процессе вообще оправдать нечем. У меня простой и скорее риторический вопрос к кандидатам: «если один из них наберет 40% голосов, а Ермошина нарисует 4%, каковы будут его действия? Вздохнуть и развести руками, ждать следующих выборов»?!

Глава ЦИК уже вынесла свой вердикт идее "Народного референдума" (что было очевидно с самого начала), но я не вижу 120 000 или даже 10 тысяч человек, вышедших во главе с Короткевич, Дмитриевым, Костусевым и Губаревичем отстаивать с таким трудом собранные подписи.

Все слова о информировании населения и расширении социальной базы оппозиции – пустой звук. За десятки избирательных кампаний (президентских, парламентских, местных), в которых участвовала оппозиция, можно было бы обстучать все двери, проинформировать и сагитировать почти каждого белоруса. Однако эффект обратный: население в массе своей знает о том, что происходит в стране меньше, а оппозиции сторонятся еще больше. Ведь в если верить социологическим опросам, в нашей стране около 20% тех, кто против Лукашенко, а это приблизительно коло 1 миллиона 400 тысяч человек. Где все эти люди и главное, что с ними делать?

Лозунг же "за мирные перемены" вообще является фикцией. В Беларуси возможны такие и только такие перемены, которые укрепляют власть Лукашенко! В этом суть авторитаризма, и пока в стране существует такая власть, будет действовать такой принцип. Чтобы добиться других перемен, нужно быть мощной организованной силой, которая в случае отказа власти идти на компромисс сметет ее.

Все, что остается в сухом остатке – это заявление о том, что выборы нелегитимны! Но это и так понятно, и в рамках существующей системы другими они быть не могут, так как сама система и тот, кто ее возглавляет нелегитимен, потому что опирается не на волю народа, а исключительно на силу.

Поэтому в данном конкретном случае игнорирование избирательной кампании 2015 года - единственная выигрышная позиция. При всех ее недостатках она, по крайней мере, подразумевает консолидацию оппозиции вокруг общих политических, если хотите, моральных ценностей. Да, это не повлияет на общество и на власть (точно также как и участие оппозиции в избирательной кампании), но по крайней мере, сможет поднять авторитет оппозиции среди демократического сообщества, в конце концов, показать, что оппозиция способна хоть что-то сделать вместе, для общей цели и в интересах всех. Как минимум это будет организованный отказ оппозиционных структур от роли фона для элегантной победы Лукашенко.

Ссылка же на то, что бойкот вне закона, и что официальная пропаганда будет говорить, что оппозиция слаба и испугалась участвовать в выборах, не выдерживает критики. В Беларуси оппозиция по-сути находится вне закона, любые ее действия, выходящие за границы, отведенные властью (сидеть тихо и не высовываться), наталкиваются на масштабные репрессии. Да, власти любой ценой будут парализовывать действие «бойкотистов», так как это противоречит ее видению места и роли оппозиции в выборах. Точно также, власть будет противодействовать любой другой серьезной инициативе оппозиции и всему тому, что может угрожать ее интересам.

Тоже самое касается и пропаганды. Я не припомню такого случая, чтобы официальные СМИ и идеологи вещали о том, что оппозиция сильна, является альтернативой и имеет хоть какие-нибудь шансы на победу. Я знаю только одного "оппозиционера", к которому была благосклонна пропаганда, и за которого даже Лукашенко проголосовал (по его словам), - это Гайдукевич. Поэтому, чтобы добиться похвалы властей достаточно скатиться до уровня ЛДПБ, в принципе кое-кто из заявленных кандидатов имеет все возможности занять «достойное место» в рядах признанной оппозиции.

Поэтому в условиях функционирования жёсткой авторитарной системы, с учетом общего состояния оппозиции и ее неготовности к реальной борьбе, участие в избирательной кампании 2015 года с точки зрения как политической целесообразности, так и моральных аспектов, занятие более чем сомнительное.