Может ли женщина стать президентом Беларуси?

Председатель Центризбиркома в эфире национального телевидения поздравила Татьяну Короткевич с выходом в «финал» президентских выборов.

Поздравила искренне, отметив, что это — «премьера», первый случай за почти 25-летнюю историю независимой Беларуси. Казалось бы — торжество гендерного плюрализма. Но давайте взглянем чуть глубже.

По закону, в нашей стране, женщины и мужчины равны в правах. Это наследие, в первую очередь, Советского Союза. Всеобщее избирательное право было введено еще в Российской империи летом-осенью 1917 года (одно из первых в мире). Но полноценное равноправие по всем межполовым вопросам было законодательно закреплено именно в революционном декабре, и в дальнейшем неукоснительно исполнялось, конечно, со всеми «особенностями» жизни в СССР. Мы наследники этих завоеваний.

Проблем нет? Возможно. Вот только платежные ведомости говорят о другом. Женщины получают в среднем на 33% ниже нас, мужчин. На треть! Это — справедливо? Звучит ужасно, но мы ведь не удивлены. На самых низкооплачиваемых должностях — уборщицы, официанты, медсестры — мы увидим в подавляющем большинстве женщин. В школьном образовании их 85%, потому что за такие деньги мужчина просто не выживает. За зарплату педагога содержать семью практически невозможно. И наоборот — женщина-руководитель — крайне редкое явление. Её не отвергают, но и её особо «не ждут». В чем причина?

Женщина не успевает стать профессионалом, не успевает самореализоваться. Наши мамы и бабушки глядя на 25-летнюю девушку, еще не вышедшую замуж соболезнуют: «Бедная ты, бедная, никто тебя не берет», «Надо мужа! Ребенка! Потом второго! А лучше сразу третьего!». И она слушает, и выходит за первого-второго встречного, и рожает, и потом еще. А когда кончается длинный декретный отпуск, устраивается на работу. Просто на «какую-нибудь» работу, потому что профессиональные навыки если и были, то давно утеряны, да и всё внимание уже на дом — поглажен ли галстук у мужа, выучили ли уроки дети, покормлен ли паршивец кот. Какие там Александры Коллонтай…
Мужчина в декретном отпуске для нас выглядит смешно. Неужели он не нашел себе занятие подостойнее? Наверное, просто не смог обеспечить жену и прячется за её юбку.
Статистика говорит, что в органах госуправления и в выборных органах количество женщин даже более 50%. Но из 30 членов правительства, глав министерств, всего три женщины. Сферой ответственности дам в белорусском правительстве обычно являются «классические» женские отрасли. Так сказать «бэк-офис».
Можем ли мы представить себе сегодня белорусскую женщину-президента? Нашу Далю Грибаускайте? Или того хуже — нашу Маргарет Тэтчер, «железную леди», твердой рукой ведущую целую страну в какое-то другое будущее? Те самые «более 50%» появляются только на самых нижних этажах управления — в скромных отделах исполкомов, в местных советах — тех местах, где снова оплата труда слишком мала для мужчин. А для женщин нормально, можно.

В целом, понимание белорусским обществом «женского счастья» 21 века — дом, верный любящий муж, пара красивых и умных детей. А активность женщин в бизнесе или в обществе вызывает подозрение — всё ли с ней в порядке? Шутки уровня «баба с возу — кобыле легче» и «курица — не птица, баба — не человек» искренне не воспринимаются половой дискриминацией, за это всё еще невозможно подать в суд.

Может ли что-то изменить ситуацию? Можем ли мы перейти от номинального равноправия, достаточно четко прописанного в законах, к реальному? Я думаю, что нет, это невозможно сделать насильно. Мы все еще живем в мужецентристском обществе. И ситуация может измениться только органически, постепенно, с ростом общего уровня образования, с развитием самосознания общества. Наличие же в выборном бюллетене уважаемой Татьяны Короткевич лишь напоминает нам о реальном положении дел.


Об авторе.

Александр Кнырович. Соучредитель группы компаний «Сармат-СТИ» — производителя труб и сухих строительных смесей. Владелец бара Bristle и бизнес-ангел.