Почему белорусы не хотят в Европу?

Министр иностранных дел Владимир Макей заявил, что Беларуси и Евросоюзу надо выстраивать отношения на основе нового базового документа. «Я надеюсь, что в этом году ситуация сдвинется с мертвой точки и наши партнеры поймут пристальное необходимость подготовки нового документа», — заявил он на третий день нового года.

Сам факт подобных намерений официального Минска довольно примечателен. Подписание такого документа означало бы международно-правовое закрепление европейского тренда внешней политики Беларуси. Предыдущую попытку заключить подобное соглашение сорвал в середине 1990-х годов как раз резкий поворот во внутренней и внешней политике белорусского режима. Разумеется, вернуться на 20 лет назад невозможно. Но определенное исправление «дикого крена на Восток», как говорил когда-то Лукашенко, происходит.

И тут интересна вот какая особенность. Исправлять этот крен белорусские власти взялись как раз в тот момент, когда в белорусском обществе наблюдается противоположный тренд. Декабрьский опрос НИСЭПИ зафиксировал рекордно низкую за много лет долю сторонников интеграции Беларуси с ЕС. Только 19,8% белорусов готовы поддержать курс на евроинтеграцию, против — 56,1%. Соотношение около одного к трем.

Причины такого всплеска евроскептицизма белорусов очевидны. В последнее время СМИ, особенно телевидение, приносят из Европы только плохие новости. Один сериал про греческий кризис выглядит как дурная бесконечность. А еще наплыв беженцев с Ближнего Востока и связанные с этим конфликты и ужасы. Плюс серия террористических актов. Российские телеканалы показывали все это с подробностями и соответствующими комментариями. У белорусского обывателя, который ни разу не был в ЕС (а таких в Беларуси 60-70%), возникло впечатление, что Европа — это самое ужасное место в мире.

Плюс к этому сильно впечатлил украинский урок. Трагедия Украины случилось после того, как большинство ее общества сделало европейский выбор. Вслед за этим произошло вмешательство России, потеря территории страны, война и др. Причем российские телеканалы доказывали, что во всех проблемах Украины виноват Запад.

В результате в глазах белорусов привлекательность европейского вектора, европейского образа жизни, европейских ценностей резко снизилась. Досадно, что это произошло как раз в момент, когда белорусская социальная модель переживает очевидный кризис. Обыватель невольно начал оглядываться и задумываться об альтернативе. И ничего привлекательного вокруг не увидел. Россия в кризисе, российский рубль падает, помощь с востока уменьшается, надежда на Евразийский экономический союз не оправдалась. Но и в Европе все плохо. Отсюда апатия и фатализм.

Кстати, европейские проблемы стали одной из причин кризиса белорусской оппозиции. Много лет демократические силы обосновывали свой альтернативный лукашенковской модели проект на идее интеграции Беларуси в Европу. Помните, какой был главный слоган всех оппозиционных уличных акций? «Беларусь в Европу». И далее звучало неприятное для Лукашенко дополнение.

Итак, теперь этот лозунг, как и весь альтернативный проект, подвисает. Ведь, во-первых, здесь не надо и особой контрпропаганды. Обыватель сразу заметит, что нам только и не хватало проблем с беженцами, исламскими террористами. Да еще и тему сексуальных меньшинств вспомнит. А во-вторых, идею нормализации отношений с ЕС перехватывают власти. Политика балансирования Беларуси между Россией и Европой поддерживается большинством белорусов. Поэтому перед оппозицией возникает еще один концептуальный вызов.

Кстати, из реплики Владимира Макея следует, что Брюссель не очень горит энтузиазмом по поводу подписания соглашения с Беларусью. И логика европейских политиков понятна. Санкции в отношении официального Минска, которые существуют в дальнейшем, хотя и приостановлены на определенный срок, не очень сочетаются с договором о партнерстве и сотрудничестве. Поэтому без отмены санкций вряд ли можно всерьез говорить о новом базовом документе.