От Беларуси зависит обороноспособность Росии

Сохранятся ли тесные отношения между Минском и Москвой в военной сфере после молочной войны? Это сейчас оживленно обсуждают эксперты. Напомним: президент Беларуси в ответ на запрет поставок белорусских молочных продуктов в Россию бойкотировал последний саммит глав государств — участников Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Таким образом он уклонился от подписания соглашения о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР).

Эксперты размышляют: зачем Россия так держится за Беларусь, эту небольшую и небогатую страну? Почему союз с Минском критически важен для Москвы с геополитической и военно-стратегической точек зрения? Ответ (если пренебречь нюансами) выглядит так: разрыв военных отношений с Беларусью поставит под угрозу обороноспособность России.

И прежде всего в этом контексте упоминаются Отдельный радиотехнический узел "Барановичи" российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) возле поселка Ганцевичи и объект "Антей" (43-й узел связи Военно-морского флота РФ) в районе Вилейки. Ну и, конечно же, система ПВО Беларуси.

Размещенная возле Ганцевичей радиолокационная станция (РЛС) типа "Волга", способна обнаруживать в воздушно-космическом пространстве цели на удалении до 4 800 км и имеет стратегическую важность для противоракетной обороны Москвы и Центрального района России. По плану она должна функционировать до 2020 года. Особое значение эта РЛС приобрела после того, как в 90-х годах была ликвидирована станция аналогичного назначения в Скрунде (Латвия).

При этом многие российские военные специалисты согласны с тем, что важность РЛС "Волга" для России не уменьшилась даже после того, как была поставлена на боевое дежурство радиолокационная в Лехтуси под Санкт-Петербургом. Дело в том, что станция под Ганцевичами мощнее и находится на несколько сот километров западнее. К тому же Россия пользуется этой РЛС бесплатно.

Весьма ответственную роль в нормальном функционировании морской составляющей российских стратегических сил сдерживания выполняет радиостанция сверхдлинноволнового диапазона в районе Вилейки. Она обеспечивает связь главного командования со стратегическими атомными субмаринами, находящимися в подводном положении в акватории Атлантики, и боевое управление ими. Если Беларусь не согласится на продолжение работы этого объекта, Россия может утратить контроль над довольно значительной частью акватории Атлантического океана.

Что касается белорусской системы противовоздушной обороны, то именно она фактически полностью прикрывает Москву с западного стратегического направления. Достаточного количества собственных войск ПВО у России здесь нет, хотя российские военные предпочитают об этом не распространяться. Согласно руководящим документам, этот регион — зона ответственности объединенной системы ПВО двух стран, однако на деле ведущая роль здесь принадлежит белорусам.

По словам экс-главкома ВВС России генерала армии Анатолия Корнукова, даже при наличии достаточно мощной группировки российских сил ПВО в Калининградском особом районе, роль ПВО Беларуси преуменьшить невозможно — это самая работоспособная, мощная и эффективная система на всей территории СНГ.

Военный эксперт московской интернет-газеты "Взгляд" Геннадий Нечаев в опубликованной 17 июня статье "Удавка на шее Прибалтики" подчеркивает, что для России Беларусь — это клин, вбитый в глубину НАТО, "стратегический балкон", нависающий над европейским театром военных действий.

Автор отмечает: если взглянуть на карту, то становится очевидно, что Беларусь фактически является "удавкой на шее" Прибалтики, во многом обесценивая стратегическое положение последней.

На территории Беларуси находится 70-километровый коридор, по которому проходит единственная сухопутная дорога, связывающая страны Балтии с другими странами НАТО. Эта артерия, пишет Нечаев, в случае необходимости может быть перерезана даже сравнительно небольшими силами, а при удачном развитии событий станет сухопутным мостом в Калининградскую область.

По словам автора, можно сформулировать общее правило, согласно которому при любом конфликте России и Европы сторона, желающая захватить инициативу, должна обеспечить контроль над Беларусью. Но сегодня ни российских воинских частей, ни военных баз (объекты под Ганцевичами и Вилейкой не имеют статуса баз. — Ред.) на белорусской территории нет.

Так что в случае военной угрозы России волей-неволей придется полагаться на союзную белорусскую армию, заключает эксперт. Более того, в случае развертывания в Беларуси совместной группировки сухопутных войск, согласно Союзному договору, она должна поступить под командование Минобороны Республики Беларусь. В случае развертывания такой группировки Балтия, зажатая между Россией и Беларусью, превратится в ахиллесову пяту НАТО, прикрытие которой потребует громадных усилий, при весьма сомнительной боевой устойчивости, полагает Нечаев.

Утратив же возможность использовать белорусский плацдарм, Россия вынуждена будет предпринять чрезвычайные усилия для обеспечения безопасности на этом направлении. Возможно, вплоть до выхода из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД) и создания новых поколений ракет средней дальности, чтобы иметь возможность наносить превентивные удары по районам вероятного сосредоточения ударных группировок НАТО.

Поэтому российские генералы и военные эксперты делают вывод: с военно-политической точки зрения Беларусь должна оставаться стратегическим союзником России во что бы то ни стало.

Новую остроту союзнической проблематике придает ход российско-американских переговоров по подготовке нового документа, ограничивающего стратегические наступательные вооружения (СНВ). С 22 по 24 июня в Женеве в обстановке строгой конфиденциальности прошел третий раунд этих консультаций.

Насколько можно судить по имеющейся информации, между сторонами сохраняются серьезные разногласия. Так, накануне, 20 июня президент Российской Федерации Дмитрий Медведев заявил, что Москва готова пойти на значительные сокращения ядерного арсенала лишь при условии отказа США от развертывания третьего позиционного района ПРО в Европе.

Как бы отвечая ему, 23 июня официальный представитель Госдепартамента США Иэн Келли заявил, что Вашингтон не согласен с предложением России увязать сокращение стратегических наступательных вооружений с вопросом о размещении американской системы ПРО в Восточной Европе.

В случае если консенсус так и не будет найден и на территории Польши и Чехии все-таки появятся позиции третьего позиционного района американской ПРО, события могут пойти по сценарию, ранее озвученному российской стороной. В качестве ответа на территории Калининградской области появятся ракетные комплексы "Искандер".

Вероятно, ускорится поступление таких же ракетных комплексов в белорусскую армию, предусмотренное программой ее перевооружения. Не исключено, что на аэродромах Беларуси появятся российские дальние бомбардировщики-ракетоносцы Ту-22М3. А при дальнейшем обострении ситуации нельзя исключать перебазирование в Беларусь и более серьезных средств поражения.

Многие специалисты уверены, что еще одним из камней преткновения на пути достижения американо-российского консенсуса в области СНВ станет вопрос соотношения у сторон крылатых ракет большой и средней дальности, которые могут использоваться для уничтожения стратегических наступательных вооружений. Здесь у американцев — большое преимущество.

Одной из важнейших мер противодействия этой угрозе военно-политическое руководство России считает дальнейшее наращивание противовоздушного заслона на белорусской территории.

поделиться