Наивность и оптимизм

Недавно заместитель министра экономики Анатолий Филонов заявил, что белорусская экономика медленнее других будет снижаться и быстрее остальных сможет подняться после кризиса. Реален ли такой прогноз и что может ожидать белорусскую экономику после кризиса?

- Прогноз заместителя министра основан на планируемых цифрах падения объемов промышленного производства, которые, как ожидает правительство, будут не такими значительными как в странах-соседях. Однако продолжение производства грузовиков и тракторов (и расчет на основе этого валовых показателей) не говорит ни о реальных темпах роста (спада), ни о его качестве.

В целом, наивность, оптимизм или стремление выдавать желаемое за действительное – это общее место белорусского официоза. В последние два десятилетия в США случилось несколько технических рецессий, которые ФРС успешно "залила" деньгами. Очевидно, что нынешний кризис – совсем другого рода, и пока он не лечится даже очень большими деньгами. Поэтому наивно, непрактично и непрофессионально надеяться, что кризис закончится уже в этом году, а в следующем опять начнется рост. Россия устами пессимиста Кудрина готовится к ухудшению ситуации и затягиванию поясов, как минимум, на 2-3 года. И это не оставляет нам никаких шансов.

Белорусская продукция и раньше продавалась в ручном режиме, через различного рода договоренности внутри СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства и т.д. В настоящее время эти тенденции в разы активизировались – белорусские делегации разного уровня куролесят по миру – от России до Туркменистана, через Китай и Венесуэлу. Однако резерв любой дружбы и желания помочь не бесконечен. Качественно же белорусская продукция не становится конкурентоспособнее и лучше. В результате, после кризиса она никому не будет нужна – в условиях временного перепроизводства выживут сильнейшие.

Следует помнить и о протекционизме, который будет только усиливаться, особенно на рынках традиционного белорусского экспорта. Более того, в обмен на помощь так или иначе от нас будут требовать открываться (и у властей не будет выбора – на полное закрытие страны ресурсов тоже нет).

Открытие же экономики буде означать приход конкурентов. Магазины типа C&A не оставят ни одного шанса ни ИП, ни легпрому. IKEA значительно усложнит жизнь мебельной, стекольно-фаянсовой, легкой промышленности. Продажи продукции машиностроения полностью зависят от лояльности российских покупателей, которые сами производят аналогичную продукцию. Более того, кризис не сделает нашу продукцию дешевле, а значит, шансы китайской или немецкой техники на российском рынке только возрастут.

В результате, когда после всех потрясений, страны одна за другой начнут расти, мы все еще будем падать. Потому что найти покупателей на белорусские товары будет еще труднее. И хотя это – отдельный вопрос, еще не факт, что через два-три года мы в состоянии будем что-то производить. Ведь механизм устойчивого достаточного поступления валюты в страну так и не налажен. А возможность привлекать каждый год 5-6 млрд. долларов только стабилизационных кредитов призрачна. Стране грозят или массовые банкротства, или массовая распродажа.

В общем, блажен, кто верует.


Эксперт аналитического портала "Наше мнение", экономист Елена Ракова.

поделиться