Белорусская верность

В латинском языке было выражение "fides punica", "пуническая верность", обозначавшее крайнее вероломство. Доведись политикам республиканского Рима иметь дело с А.Г. Лукашенко, возможно, к слову "fides" нашлось бы другое прилагательное.

Союзническую верность Александра Григорьевича Россия имеет счастье наблюдать скоро уж пятнадцать лет, однако последний жест союзника окончательно раздражил Кремль. Имеется в виду настоятельная рекомендация МИД РБ гражданам РБ соблюдать законы Грузии при планировании поездок в Абхазию и Ю. Осетию. В принципе МИД РБ был в своем полном праве предупредить сограждан о возможных неприятностях - тем более, что они довольно серьезны. В то время как нимало не демократические страны Ближнего и Среднего Востока при наличии в паспорте въезжающего не нравящихся им штампов ограничиваются тем, что не впускают его в страну, демократическая Грузия за это сажает в тюрьму.

В дипломатии, однако, немалое значение имеют форма, время и место высказывания. МИД РБ имел все возможности предупредить сограждан о возможных рисках, не вдаваясь в вопрос о действительности грузинского законодательства для Абхазии и Ю. Осетии - тем более что в случае чего сажать в тюрьму будут никак не на абхазской территории. Время также было подгадано удачно - к обострению споров по вопросам кредитов, торговли и транзита. При том что Грузия установила такой порядок никак не вчера. Поскольку прежде союзник туманно обещал признать независимость отложившихся республик, заявление МИД РБ трудно было истолковать иначе, как реверанс в сторону Москвы "Шиш вам, а не признание".

Вопрос здесь уже совершенно не в признании - все, включая самих отложившихся, понимают, что это дело долгое и сложное. Вопрос в понимании союзничества. С точки зрения А.Г. Лукашенко, оно заключается в том, что РФ предоставляет РБ обширные субсидии и преференции, а РБ взамен не чинит препятствий транзиту и не создает проблем для военных объектов РФ на белорусской территории. Плюс к тому РФ периодически получает надсадные заверения насчет вечной дружбы. С точки зрения РФ, союзничество предполагает большую степень сообразования с интересами партнера и воздержание от действий и жестов, выдержанных в духе "А мне тьфу на вас!". Если же "тьфу!", то, пожалуйста, без субсидий и на общих основаниях.

Впрочем, союзник мало обращает внимания на эту точку зрения, поскольку в итоге она не подтверждается практическими делами. Уже второй десяток лет все попытки Кремля настоять на своем кончаются смиренным отступлением, что наводит А.Г. Лукашенко на мысль, что так будет вечно. Рассуждая по индукции, как к такой мысли не прийти.

Однако, рассуждая по индукции, нельзя не заметить и другого. Того, что не бывает вечных союзников и вечных торговых путей. История есть большое кладбище вечных союзов, а экономическая история - столь же большое кладбище некогда великих торговых путей. В этом смысле уверенность союзника "Куда вы без меня денетесь?" представляется не вполне обоснованной. Как раз педалирование вопроса "Куда вы денетесь?", каковым педалированием А.Г. Лукашенко злоупотребляет все сильнее и сильнее, чрезвычайно стимулирует поиски этого "куда" - и опыт истории показывает, что эти поиски в конце концов всегда увенчиваются успехом. Необходимость - великая сила.

Иногда прибегают к такому приему, как консолидация здоровых сил, каковые здоровые силы оказываются более сговорчивы, но наш МИД явно на такое не способен. Однако не так уж трудно быть способным к производству простейших калькуляций на тему, что выгоднее - вливать субсидии в бездонную бочку или потратить те же средства на то, чтобы переложиться с базами и торговыми путями. Расчет может дополнительно стимулироваться тем соображением, что "Барон здоров. Бог даст, лет десять, двадцать и двадцать пять, и тридцать проживет". Перспектива еще тридцать лет субсидировать верного союзника в обмен на его плевки способна хоть кого удручить, а сумма ежегодных субсидий, умноженная на 30, - хоть кого впечатлить.

Образ безнадежной и дурной бесконечности - союзная сказка про белого бычка проходит именно по этому разряду - рано или поздно подвигает к действию и самых вялых. Осталось понять, рано или поздно это случится в отношении верного союзника.

Максим Соколов

поделиться

Новости по теме

    Прощание с Лукашенко. Реплика Максима Соколова

    Почти пятнадцатилетняя история российско-белорусского союза представляла собой достаточно однообразное зрелище. Еще при Борисе Ельцине был кратковременный первоначальный период, когда Александр Лукашенко предлагал свою формулу союза.подробности

Последние новости