Олимпийский дефолт

Сложную ситуацию, которая сложилась в еврозоне, сейчас обсуждают многие эксперты. Напомним, что наиболее проблемная ситуация в настоящее время в Греции, которая испытывает колоссальный бюджетный дефицит. Этот показатель уже достиг отметки 12,7% ВВП, тогда как базовые соглашения еврозоны ставят лимит этого показателя на уровне 3%. Каким образом эта ситуация может отразиться на Беларуси?

Действительно, сейчас дела в экономике еврозоны обстоят не лучшим образом. Так, в 2009 г. ВВП еврозоны сократился на 4%. В текущем году восстановление экономик стран ЕС и еврозоны по-прежнему носит неустойчивый характер.

При этом в Греции, Испании и Португалии текущая экономическая ситуация выглядит наиболее сложной. В частности, внешний долг Греции в настоящее время превышает 113% от ВВП страны, а бюджетный дефицит достиг отметки 12,7% ВВП, что вызывает серьезные опасения у инвесторов по поводу возможного дефолта со стороны греческого правительства. В абсолютном выражении задолженность Греции составляет около 300 млрд. евро при численности населения страны 11,3 млн. человек, то есть в среднем на 1 человека приходится долгов на сумму более 26,6 тыс. евро, что выглядит более чем тревожно. Особенно, если учесть, что уровень безработицы в Греции возрос до 9,7%. При этом к апрелю 2010 г. правительство Греции должно дополнительно изыскать около 24 млрд. евро для осуществления выплат по ранее привлеченным внешним кредитам и займам.

Однако в сложившейся ситуации возможности Греции с точки зрения привлечения нового внешнего финансирования резко сужаются, что, в свою очередь, в значительной мере затрудняет рефинансирование старых долгов и тем самым делает угрозу дефолта Греции по своим обязательствам вполне реальной. Особенно если учесть заметное удорожание обслуживания текущих финансовых обязательств страны.

Так, в феврале спрэд между доходностью 10-летних государственных облигаций Греции и государственных облигаций Германии находится в районе 300-310 базисных пунктов, что скорее говорит о желании инвесторов (а к ним, в том числе относятся и немецкие банки) дополнительно заработать на «греческой проблеме» десятки или даже сотни миллионов евро. При этом по состоянию на 22 февраля спрэд пятилетних свопов на дефолт по суверенному кредиту (долговой инструмент CDS) Греции составляет 357,95 базисных пунктов, а вероятность дефолта (синтезированный показатель CPD) оценивается в 26,06%, что является достаточно высоким значением (для сравнения: показатель CPD для Норвегии составляет всего 1,58%).

Вполне очевидно, что греческое правительство самостоятельно не справится с кризисом, а жесткие меры по наведению экономического порядка (сокращение расходов бюджета, зарплат и др.) будут восприняты в штыки населением, что уже заметно по активизации забастовочного движения в стране (в среду должна состояться всеобщая забастовка государственного и частного секторов Греции).

Однако, если Греция официально "дефолтнет", это может вызвать неконтролируемую цепную реакцию среди инвесторов. В конечном счете, это может спровоцировать возникновение "эффекта домино", что приведет к еще большим экономическим потерям (в частности, серьезные дыры образуются в балансах отдельных немецких банков и т.д.).

С другой стороны, если денежная помощь Греции со стороны Евросоюза все же будет оказана, то здесь возникает ряд вопросов. В частности, в этом случае другие проблемные страны тут же выстроятся в очередь на получение средств, сведя к минимуму собственные усилия по преодолению кризиса. Причем среди этих стран могут оказаться и такие крупные, как Италия, Испания и Ирландия, чьи экономические показатели выглядят достаточно плачевно.

На другом полюсе стоят Германия и страны Северной Европы, относительно благополучные, но при этом не желающие за счет своих налогоплательщиков спасать государства, попавшие в затруднительное положение во многом благодаря неправильной бюджетно-финансовой политике и искажению статистической отчетности (в частности, Греция использовала сложные финансовые инструменты, например, валютные свопы для сокрытия реального размера внешнего госдолга).
В такой ситуации все чаще раздаются голоса о возможном исключении Греции из еврозоны.

Однако, по мнению главы Еврогруппы, объединяющей министров финансов 16 стран-членов еврозоны ЕС, премьер-министра Люксембурга Жана-Клода Юнкера, исключение из еврозоны Греции имело бы "не поддающиеся контролю последствия, напоминающие землетрясение". "Финансовые рынки отреагировали бы на это крайне негативно, и это бы означало полный крах Греции", – подчеркнул он.

Очевидно, что банкротство Греции было бы по своим последствиям более серьезным, чем крах в 2008 г. американского инвестиционного банка Lehman Brothers. То есть текущая ситуация выглядит очень неопределённо и заставляет инвесторов изрядно нервничать. В результате участники рынка продолжают сбрасывать евро и уходить в относительно безопасные валюты-убежища – доллар и иену; нисходящий тренд евро остается в силе.

На международном валютном рынке по состоянию на 22 февраля (18.50 по Гринвичу), пара евро/доллар торговалась по 1,3592-93 (покупка/продажа), пара фунт/доллар – по 1,5475-77, доллар/швейцарский франк – по 1,0766-68, доллар/японская иена – по 91,21-23, доллар/российский рубль – по 29,981-88.

Таким образом, в ближайшее время тенденция падения евро по отношению к основным мировым валютам на фоне опасений по поводу суверенного долга Греции и некоторых других стран, вероятно, продолжится.

Риски для Беларуси

В складывающейся ситуации возникает вопрос о том, какие последствия будут иметь для Беларуси текущие проблемы в европейской экономике. Можно выделить, по меньшей мере, три возможных канала влияния на экономику Беларуси:

1) риски, связанные с уменьшением притока иностранных инвестиций в развивающиеся страны (включая Беларусь);

2) падение спроса на белорусскую продукцию со стороны европейских стран;

3) риски, связанные с падением евро на международном валютном рынке.

Рассмотрим более подробно каждое из представленных направлений.

Очевидно, что "греческая проблема" привела к заметному падению доверия в международном инвестиционном сообществе, в ряде случаев инвесторы предпочитают "уйти в наличные". Поэтому можно ожидать снижения притока иностранных инвестиций в развивающиеся страны (включая Беларусь).

В данном случае не стоит забывать, что те же немецкие банки активно кредитуют белорусские банки и предприятия. Так, внешний долг белорусских банков (по основной сумме долга) перед немецкими банками и компаниями составляет 693,1 млн. долл. (по состоянию на 1 октября 2009 г.). Среди западных стран далее следуют: Австрия – 523,6 млн. долл., США – 264,9 млн. долл., Соединенное Королевство – 113,5 млн. долл., Италия – 74,6 млн. долл., Швейцария – 60,8 млн. долл., Польша – 51,2 млн. долл., Нидерланды – 46 млн. долл. и др.

Кроме того, правительство Беларуси во втором квартале 2010 г. планирует осуществить первый выпуск еврооблигаций (предположительно, на сумму около 500 млн. евро), планы по размещению еврооблигаций есть и у крупнейшего белорусского банка Беларусбанка.

Однако необходимо осознавать, что на фоне возможного дефолта Греции конъюнктура международных финансовых рынков может резко ухудшиться, при этом стоимость внешних заимствований заметно возрастет, что поставит под сомнение целесообразность привлечения иностранных ресурсов по завышенным ставкам.

Если говорить о втором направлении, то слабые перспективы европейской экономики будут означать падение спроса на продукцию белорусских предприятий. Так, обращает на себя внимание, что в 2009 г. валютная выручка белорусских предприятий, номинированная в евро, сократилась по сравнению с 2008 г. сразу на 5,817 млрд. долл. в эквиваленте (или на 39,7%) до 8,824 млрд. долл. в эквиваленте. При этом доля евро в структуре валютной выручки в 2009 г. сократилась до 34,1% против 38,7% в 2008 г.

Если говорить о третьем направлении, то падение единой европейской валюты на международном рынке будет способствовать снижению конкурентоспособности белорусских экспортеров на европейском рынке, и, как следствие, сокращению экспорта Беларуси в Европу. В результате в проигрыше останутся те предприятия, у которых затраты номинированы в белорусских рублях или долларах, а поступающая валютная выручка – в евро.

Хотя, с другой стороны, подешевеет европейский импорт товаров и услуг в Беларусь, например, инвестиционный импорт, туристические услуги (поездки в Европу станут более доступными для белорусов) и др. В любом случае в складывающейся ситуации нужно видеть не только риски, но и возможности для экономики Беларуси. В частности, речь может идти об увеличении прямых иностранных инвестиций за счет переключения взоров инвесторов на Беларусь (при условии масштабной либерализации экономики и активизации приватизационных процессов) и др.

поделиться