Импотенция власти

К вопросу об исчезновении функции инициативы у чиновников Борисовщины

В деревне Малая Ухолода состоялся сход местных жителей. Проблем в этом богом и людьми забытом населенном пункте — пруд пруди.

На бумаге жители деревни имеют старейшину. Им определен (сказать «избран» у меня достаточных оснований нет) ветеринарный врач местного сельхозпредприятия Александр Гвоздь.

Есть собственный депутат Метченского сельского Совета (это тот же старейшина).

Деревня входит в состав избирательного округа № 33 Борисовского райсовета и, соответственно, вправе рассчитывать на помощь в решении возникших проблем со стороны депутата этого представительного органа Лилии Чернухо — директора местной средней школы, расположенной буквально рядом в деревне Большая Ухолода.

Есть еще депутат Минского областного Совета, но это — далекий от нужд деревни человек, а потому и имени его поминать не будем.

Сход был инициирован группой жителей деревни, недовольных бездействием власти в решении таких проблем, как водообеспечение, сбор бытового мусора, отсутствие уличного освещения…

Предполагалось, что на сходе будут заслушаны отчеты депутатов в присутствии широкого круга должностных лиц: на собрание были направлены представители МВД, Минприроды, райисполкома, лесхоза... Гарантии столь высокого представительства были даны жителям за подписью председателя Борисовского районного Совета депутатов В.Баранник.

Не дремала и оппозиция — в рамках гражданской кампании "Наш дом" решено было превратить предстоящее собрание в школу демократии и практического занятия по изучению возможностей местного самоуправления.

…В качестве рядового бойца "идеологического отряда специального назначения" Объединенных демократических сил я прибыл в Малую Ухолоду рано утром. Совершая подворный обход жителей, убедился: время начала схода в 12.00 в рабочий день, пятницу, чиновники выбрали удачно. В том смысле слова, что от непосредственной демократии в рамках местного самоуправления таким нехитрым способом сразу отсекалась наиболее дееспособная часть жителей, занятых на своих рабочих местах в городе Борисове, горпоселке Лошница, на местной птицефабрике и других предприятиях. Персональные приглашения ни в устном, ни в письменном виде, ни по телефону гражданам направлены не были. Многие, включая и старших улиц, теоретически представляющих фундамент местного самоуправления, о собрании просто не знали. Другие, пользуясь услугами "сарафанного радио", убеждали меня в том, что сход будет проводиться, но только в соседней деревне Большая Ухолода.

Встретившийся на улице старейшина деревни Александр Гвоздь спешил для оказания срочной ветеринарной помощи коровам местного сельхозпредприятия. Из краткого общения с ним удалось уточнить, что о предстоящем сходе жителей он узнал всего два дня назад и что животноводов фермы (своих подчиненных) он уже предупредил. И только. На этом свою миссию старейшина посчитал выполненной до конца. Таким элементарным азам демократии, как приглашение на сход пенсионеров, домохозяек, инвалидов, дачников, безработных, законных представителей недееспособных граждан и просто горожан, связанных с деревней тесными узами, старейшину не учили.

Зато на моем диктофоне к началу собрания оказались зафиксированы интересные инициативы местных идеологических кадров. У чиновников и их подхалимов на местах ума хватило развернуть работу в направлении мобилизации граждан на… игнорирование схода. Наибольшую активность в агитации жителей не ходить на собрание проявили (в порядке нарастания усердия): педагоги школы деревни Большая Ухолода, конторские работники местной птицефабрики и бывшего совхоза "Гвардия", предприятия по деревообработке, директор которого А.Чернухо сам не прибыл на собрание, проводимое по решению райсовета депутатов...

Вопреки титаническим усилиям чиновников и их недвусмысленным запугиваниям жителей, активистам гражданской кампании "Наш дом" удалось мобилизовать людей на участие в собрании. Делалось это под гениально простым лозунгом: "Не важно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей!":

— Вам-то какая разница, кто ставит вопросы некачественной воды?

— Вам важно, чтобы в деревню в ответ на требования политических партий и активистов гражданской кампании "Наш дом" нанес официальный визит санитарный инспектор районного центра гигиены?

— Вам какая разница, с подачи представителя какой политической партии на опорах электросети будут установлены уличные фонари, а по деревне перестанут носиться лихачи и полупьяные механизаторы?

— Вам что важнее — безопасность внуков и детишек, на велосипедах накручивающих виражи вокруг колодцев водопроводной сети без люков, или идеологически девственная чистота взглядов на судьбы последнего диктатора Европы и будущее его сына Миколки?


…Собрание началось и продолжалось бурно. Остается только удивляться дремучей неосведомленности местной власти о причинах назревания конфликта между верхами и низами, обострения противоречий между городом и деревней, растущей пропасти между представительной и исполнительной властью, непримиримой вражды между массами сельского населения и новоявленными помещиками эпохи «а ля Лукашенко».

Почему, к примеру, до сих пор не востребован идеологической «вертикалью» реферат, который к сходу граждан подготовил местный краевед Станислав Бабицкий? К слову, недавно демонстративно покинувшего ряды пропрезидентской КПБ и пост руководителя районной структуры этой партии. Кратко изложив историю развития деревни, он продемонстрировал динамику изменения основных социально-экономических показателей сельской глубинки графиками и примерами, не в бровь, а в глаз бьющими чиновников своей убедительностью.

Во времена крепостного права и пореформенной эпохи бурного развития капитализма помещик никогда не брал за помол зерна более 5 фунтов с пуда зерна. И вот спустя 20 лет после падения Советской власти за помол двух с половиной мешков зерна местный мироед в лице ООО "ОМС-Агро" потребовал с жителей деревни Малая Ухолода платить… 12 500 рублей! Сумма эквивалентна более трети от массы помола зерна! Рентабельность этого "производства", как ни крути, выходит за пределы разумной величины в 500 процентов прибыли! Вот вам пример девальвации власти в глазах народа! Особенно на фоне того, что и в соседних населенных пунктах стоимость помола центнера зерна немаленькая — 6 тысяч рублей.

В качестве обеспечения эффективного контроля за использованием электроэнергии и местной мельницы владелец бывшего совхоза (он живет в Минске, управляет, скажем так, землями и всем имуществом совхоза "дистанционно") запретил предоставление этой услуги на близлежащей ферме. Деревня такого идиотизма принять не может. И на этом фоне у чиновников хватило ума объяснять возмущенным деревенским бабам обоснованность такого грабительского механизма... правом собственности! Таких пропагандистов классовой ненависти к ближнему окружению Лукашенко впору награждать медалью "Пропагандист марксизма-ленинизма".

Окрестные леса завалены бытовым мусором. Грибникам и ягодникам ни проехать, ни пройти. Какой тут агро-эко-туризм, если к поймам реки Березина и тихой речушки Мужанка приходится добираться через… мусорную свалку?

Пенсионер И.Вашкевич обратил внимание еще на одну проблему — деревня стала местом ссылки бомжей. В Борисове их лишают за неуплату услуг ЖКХ квартир в многоэтажках, здесь им взамен покупают дома, после чего люди вынуждены в поисках пропитания воровать у старушек последних кур, перетряхивать мешки с мусором.

— Мало вырастить на подворье свинью. Ее надо продать! — гнул на сходе свою крестьянскую линию бывший животновод И.Дроздовский. — На три месяца вперед городская мафия скупила торговые места на рынках, — подытожил он свой приговор политике Лукашенко по активизации борьбы с коррупцией.

Но громче всех и жестче всех ставили перед властью вопросы женщины-домохозяйки. Их понять можно. На улице сезон заготовки грибов, ягод, солений и варений, а в деревне в дефиците обыкновенная вода. Открытые колодцы давно не чистились. Водопроводные колонки не ремонтируются, вода грязная, поступает с перебоями, водонапорная башня рухнула, насосы годами качают воду в болото…

Все выступившие были единодушны в том, что их "без меня меня женили" на удобном для местных начальников старейшине. Ветеринарный специалист А.Гвоздь не может быть эффективным представителем жителей: в конфликт со своим работодателем ООО "ОМС-Агро" он предпочитает не вступать — себе дороже защищать права односельчан.

Труднее объяснить беспринципность депутата райсовета в ранге директора школы Л.Чернухо, также не прибывшей на сход. Ей-то чего опасаться за руководящее кресло? Или побоялась острых вопросов в свой адрес?

Прозвучало предложение избрать старейшиной деревни С.Бабицкого. Однако присутствующие на собрании заместитель начальника отдела идеологии Т.Тарасевич и председатель исполкома Метченского сельсовета Н.Куренчанин не способствовали оперативному решению вопроса волеизъявления граждан.

Почему? Ответ прост: в авторитарном государстве инициатива наказуема.

Очень образно бессилие власти выразил по окончании собрания один из деревенских острословов: импотенция чиновников — не оскорбление, это — констатация факта!

Николай Петрушенко

поделиться