Миф о либерализации

Приватизация. Беларусь встала на путь экономических послаблений? Повод для подобных разговоров был весомый: в прошлом году МВФ выдал стране $3,5 млрд в обмен на обещания провести реформы. Минск деньги взял.

Одно из требований МВФ – провести срочную распродажу госпредприятий. Под конец зимы председатель госкомитета по имуществу Беларуси Георгий Кузнецов сообщил, что в 2010 году в стране планируется приватизировать сразу 34 компании, уже зарегистрированных в качестве ОАО – рост трехкратный.

"Мы направили в Совет министров пакет документов, и если он будет одобрен, объявим соответствующие конкурсы или аукционы. Эти предприятия ждут инвестора", – заявил чиновник.

Одобрение Совмина ожидается в марте. Сколько удастся продать? Из планировавшихся к приватизации в 2009 году 11 предприятий покупателей нашли только два: швейная мастерская в Минске и мебельная фабрика в Острошицком городке. Оценку остальных активов инвесторы посчитали завышенной. Другие требования МВФ: "значительно сократить вмешательство государства в экономику страны", отказаться от установления обязательных плановых показателей как среди государственных предприятий, так и на макроэкономическом уровне, "отпустить цены", сделав процесс ценообразования свободным, сократить количество налоговых проверок предпринимателей и упростить процесс налогообложения.

Реформы для галочки. Положение о максимально допустимых розничных торговых надбавках действительно было отменено. Только бизнесменам, решившим вслед за этим поднять цены, в устной форме стали говорить, что "так делать нельзя". В противном случае бизнес несговорчивого предпринимателя начнут "кошмарить" проверками: ОБЭП, налоговики, санэпидемстанция, МЧС и прочие структуры будут заглядывать каждый день. На "стратегические" продукты питания – мясо, молоко, хлеб – цены по-прежнему диктует не рынок, а государство.

Другой характерный пример: в Белоруссии банки всегда кредитовали госпредприятия исходя не из собственных оценок относительно рисков, а в соответствии с требованиями чиновников. МВФ в жесткой форме рекомендовал отказаться от подобной практики. Но активное кредитование убыточных госпредприятий не прекратилось. Например, комбинат "Ковры Бреста" (крупнейший в стране), работающий в убыток уже более пяти лет подряд, получил в виде кредитов от государственных банков 29 млрд рублей ($10 млн) на "техническое перевооружение". Источник "Ф." говорит, что деньги выброшены на ветер: ковры не покупают не потому, что плохие, а "сейчас они никому не нужны", как пейджеры, например. Тенденция наблюдалась в течение всего года – белорусские госпредприятия проводили модернизацию, хотя собственных средств на нее не было. На 1 августа 2009 года 71,3% промышленных госпредприятий, по данным Белстата, имели просроченную кредиторскую задолженность.

Сейчас в Беларуси как никогда "модно" говорить о распродаже предприятий иностранцам. Правда, идет процесс не так быстро, как того хотелось бы чиновникам: слишком высокие цены они выставляют на свое "фамильное серебро". Хотя в 2010 году оценка белорусских предприятий из приватизационного пакета может быть более объективной, чем раньше: давать ее будет группа Rothschild – Александр Лукашенко уже подписал соответствующие соглашения. Чем, кстати, обидел российский Сбербанк, который также надеялся на получение контракта. Но общее отношение к приватизации не меняется: в 2009-м Александр Лукашенко вроде как собирался разрешить российскому бизнесу (компании "Вимм-Билль Данн") купить несколько молокозаводов, но, по неофициальной информации, когда пришла пора подписывать бумаги, "батька" заявил, что "скорее выльет молоко в реку, чем продаст заводы иностранцам".

Директор наполовину государственного Брестского молочного комбината "Савушкин продукт" Александр Савчиц в интервью "Ф." отметил, что предложения по покупке его предприятия были и будут, однако они вряд ли увенчаются успехом: "За копейки мы не продадимся, а покупатели серьезных денег не предлагают". Его позиция хорошо отражает общие настроения относительно приватизации в Беларуси. В 2009 году госплан включал 11 предприятий, подлежащих продаже: четыре сельскохозяйственных, шесть транспортных и одно энергетическое. Каждое из них – фактический банкрот, нуждающийся в срочном притоке капитала.

Все, что приносит государству доход, продается с большим трудом и за очень большие деньги – достаточно вспомнить хотя бы опыт продажи трех мобильных операторов связи: 51% акций местных МТС, принадлежащих белорусским властям, так и не проданы россиянам, а оператор Velcom, имевший на момент продажи холдингу Telekom Austria менее 3 млн абонентов, обошелся покупателю более чем в 1 млрд евро. Турецкий оператор Turkcell заплатил за 180 тыс. абонентов государственного мобильного оператора "Бест" в 2008 году $600 млн долларов, пообещав вложить в его развитие более $400 млн.

Даже после покупки госкомпании инвестор не сможет с удовольствием работать и "отбивать" инвестиции. В прошлом году мобильные операторы Velcom и МТС отреагировали на 20-процентную девальвацию белорусского рубля, подняв тарифы на внутрисетевые разговоры. На следующий день они получили предупреждение о недопустимости подобных действий со стороны Минэкономики. Еще через день тарифы опустились до прежнего уровня. Минсвязи доводит всем операторам и интернет-провайдерам государственные планы по оказанию услуг, в котором указывает, какую выручку от продажи своих сервисов они должны получить и сколько налогов уплатить в казну. Не выполнил раз – руководителя "отчитают" на организуемой раз в полгода коллегии министерства. Не выполняешь систематически – рискуешь потерять бизнес: государство его национализирует. Благо, подобные инциденты случаются пока крайне редко. Планируется работа всех крупных предприятий страны – как государственной, так и негосударственной форм собственности.

Издевательства над бизнесом

"Никакой либерализации, о которой тут столько говорили, в действительности не было. Все меры были показухой, все послабления – номинальными, – говорит руководитель "Аналитического центра Мизеса" Ярослав Романчук. – В Беларуси продолжают издеваться над бизнесом – как своим, так и иностранным".

Глава аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико добавляет: "В стране постоянно идет процесс защиты нежизнеспособных отечественных предприятий. Продают их только на лишенных всякого разума условиях и за непомерные деньги – например, часто встречается требование сохранить все рабочие места и выйти на прибыльность уже спустя пару месяцев. Невозможность этого никого не волнует: страной руководят пожилые люди, не имеющие никакого экономического образования".

Лучше не станет, говорит экономист Леонид Злотников: "На радикальные реформы режим никогда не пойдет. Это убийственно для него. В следующем году в Белоруссии выборы, и резать социальные программы в угоду долгросрочным перспективам улучшения экономической ситуации никто не будет. Плановая система – основа экономики Беларуси. Это наследие советских времен тоже никуда не денется. Потенциальным инвесторам следует также помнить, что их бизнес в Белоруссии совершенно незащищен. Если власть решит, что работодатель плохо распоряжается своим предприятием, платит маленькие зарплаты или вредит другим госпредприятиям, компанию у него могут просто отобрать и отдать государственной структуре".

Минский бизнесмен Юрий Даньков стал жертвой властей дважды: сначала на него "повесили" убыточный колхоз под Минском, обязав "поднять его на ноги". Когда задача была выполнена – сельское хозяйство пришлось столичному ресторатору по душе – власти актив забрали. Без всякой компенсации. Застраховать свой бизнес от подобных издержек нельзя. "Шефство" над колхозами ведут многие крупные белорусские компании. Свои сельхозпредприятия есть даже у операторов МТС и Velcom.

В ближайшее время экономическая ситуация в стране продолжит ухудшаться. В январе в Минске побывала миссия МВФ, которая оценивала жизнеспособность экономики страны. Глава миссии фонда в Беларуси Крис Джарвис отметил, в частности, что в ближайшее время страна должна в очередной раз провести девальвацию национальной валюты.

Он также заявил, что Минск должен "продолжить реализацию стратегии по ужесточению бюджетной политики". Серьезное испытание для экономики Беларуси – введение Россией экспортных пошлин на поставляемую в страну сырую нефть. Ущерб от этого решения МВФ оценил $2 млрд. Вся доходная часть белорусского бюджета в 2009 году составила $15,5 млрд. Ожидают страну в ближайшее время и другие экономические потрясения. Тем, кто все же решится вести бизнес в Беларуси, нужно готовиться к серьезным испытаниям.

поделиться