Долговая яма

Неприятное чувство быть должным. Долги вызывают тревогу, прогоняют сон, разрушают семьи. Плохая это привычка. "Завтра твоей страны" подсчитывает "плохие" долги Беларуси и прогнозирует, когда придется вести переговоры по их реструктуризации, если мы будем скатываться в долговую ловушку такими темпами, как сейчас.

Вредная американская привычка

Белорусское правительство копирует американское – стимулирует жизнь в долг. При этом оно умалчивает, что зарплаты у белорусов – не американские, а наши рубли – явно не их доллары. К тому же мы (в отличие от американцев) не научились изобретать компьютеры, лекарства, автомобили, телефоны, программное обеспечение и тысячи других товаров, которые пользуются устойчивым спросом во всем мире.

Нам глупо копировать американскую жизнь в долг, потому что сбережений и активов у нас – кот наплакал. Да и уровень доверия к американской финансовой системе явно выше нашего будет. Вот почему долг 100% ВВП в США может быть гораздо более "здоровым", чем 50% ВВП в Беларуси. Человеку с ежемесячным доходом 1000 долларов проще отдать долг 10 тысяч долларов, нежели работнику с зарплатой 300 долларов, особенно если ему нечего продавать.

Долги страшнее, чем их малюют

В 2009 году валовой внешний долг Беларуси вырос на 45,4% и превысил 22 млрд. долларов. Это уже 45% ВВП. Пока не японские, греческие или итальянские долговые ловушки, но тенденция, однако.

К сожалению, белорусские власти видят в заимствовании едва ли не единственный (еще есть печатание "пустых" денег) способ поддержать экономику на плаву.

На 1 января 2010 года суммарные долги в Беларуси составили 107,3 трлн. рублей. По сравнению с 1 октября 2009 года они увеличились на 39,6%. На кредиторскую задолженность приходилось 45,7% этой суммы. Суммарная просроченная задолженность составила 7 трлн. рублей. За прошедший год она выросла на 22,3%. Долги аграрно-промышленного комплекса (АПК) - превысили 34 трлн. рублей. Из них более 2 трлн. рублей – просроченная задолженность.

Проблемные активы белорусских банков только за январь 2010 года выросли на 15,7% и составили 3,5 трлн. рублей. И это в период так называемой стабилизации. По данным Нацбанка, активы, которые подвержены кредитному риску, на 1 февраля 2010 года составили 71,3 трлн. рублей. Для сравнения: на 1 марта 2010 года все активы банковской системы составили 84,4 трлн.рублей, а требования белорусских банков к белорусским резидентам выросли до 77,9 трлн. рублей.

Эти цифры приобретают более зловещий вид в контексте еще одного показателя банковской системы – коэффициента краткосрочной ликвидности. Проще говоря, может ли банк быстро и в полном объеме выполнить свои обязательства перед кредиторами, в том числе населением, исходя из того, сколько "живых" денег он имеет и может быстро получить.

Чем выше этот коэффициент, тем устойчивее банк. Так вот на 1 января 2010 года он превысил показатель "3", а отношение ликвидных активов к суммарным составило 28,4%. Белорусским властям за декабрь 2009 года удалось совершить чудо, увеличив коэффициент краткосрочной ликвидности с 0,97 пунктов до 3,01.

Ларчик просто открывается. Дело не в приватизации и даже не в привлечении многомиллиардного частного кредита. В конце 2009 года Нацбанк открыл Беларусбанку и Белагропромбанку кредитную линию на 4 трлн. рублей. Чтобы избежать коллапса банковской системы, эти государственные учреждения получили обязательства НБРБ «до востребования» сроком до 1 года еще на 10,5 трлн. рублей. О какой устойчивости национальной банковской системы может идти речь, если без такой огромной инъекции "новых" рублей (эквивалент более 5 млрд. долларов) она бы уже давно скукожилась?

Самые большие государственные банки так серьезно больны, что без денежного наркотика от Нацбанка они бы не смогли не только обслуживать живущие за счет бюджета предприятия, но и испытывали бы трудности с удовлетворением требований вкладчиков – физических лиц.

Долги в обмен на валовой рост

Каждый раз, когда Нацбанк требует увеличения объемов кредитования экономики, крупные государственные банки берут под козырек и щедро раскрывают свои закрома. В 2010 году они пообещали увеличить объем выданных кредитов на 36-40%. Одновременно белорусские банки планируют нарастить депозиты населения на 31-40%. Рублевые депозиты населения в январе-феврале выросли на 11,5%. Рублевые вклады юридических лиц уменьшились на 30%. Валютные депозиты населения выросли на 0,1%, юрлиц - снизились на 9,4%. Такие высокие темпы утверждены для того, чтобы в 2010 году ВВП вырос на 11-13%. Заметим, те же люди в Нацбанке и Совмине, которые сегодня требуют от банков увеличить кредитование на 36-40%, в декабре 2009 года обязались перед МВФ ограничиться ростом этого показателя на 15%.

Эта опасная операция называется «долги в обмен на валовой рост». Для вкладчиков, а также всех тех, у кого в карманах и тумбочках хранятся белорусские рубли, жизнь в долг банков (их кредитуют Нацбанк и правительство) и предприятий (им дают взаймы банки, а банкам – доверчивые граждане) – это прямая угроза потери, по меньшей мере, части вкладов.

Рост долгов в экономике опасен еще и тем, что белорусские предприятия, которые эти самые долги должны отдавать, работают все хуже и хуже. Их чистая прибыль в январе 2010 года упала по сравнению с январем 2009 года на 28,5%. Этот показатель сопровождался ростом выручки на 19% при одновременном падении рентабельности на 42,7%! Получается, что заводы банально проедают ценные кредитные ресурсы, превращая задолженность в хронические невозвратные долги. Наибольшее снижение чистой прибыли зафиксировано в промышленности (на 82,2%), строительстве (на 42,1%), в торговле и общепите (на 31,8%).

Если мы будем скатываться в долговую ловушку такими темпами, то уже в 2011 году придется вести тяжелые переговоры по реструктуризации долгов. Заставлять банки увеличивать льготное кредитование, списывать долги хроническим должникам, принуждать предприятия увеличивать валовой продукт, искусственно снижать процентные ставки и держать в ризах цены – это рисковать будущим миллионов вкладчиков.

Ярослав Романчук, руководитель научно-исследовательского центра Мизеса

поделиться