Политический сюрреализм

Когда 12 февраля президент Белоруссии Александр Лукашенко своим указом утвердил белорусско-российский межправительственный протокол об условиях поставки нефти в Беларусь и ее транзита через территорию республики в 2010 г., многим показалось, что нефтяной конфликт между нашими странами исчерпан.

Не тут-то было. Лукашенко на самом деле просто выиграл время. Дело в том, что на белорусских НПЗ запасов нефти оставалось всего на несколько дней. И ему пришлось пойти на уступки. Но с явным желанием вернутся к этой теме. И вот, что называется, вернулся так вернулся.

Александр Лукашенко специально бьет по весьма болезненным для РФ энергетическим точкам. Вначале было скандальное соглашение с Венесуэлой о поставках примерно 4 млн тонн нефти в год.

Конечно, с экспортом из РФ, превышающим 20 млн тонн, это сравнится не может. Более того, даже если бы Беларусь платила нам полную пошлину, то все равно венесуэльская нефть будет дороже. Но публичный эффект был максимальным. Дальше – больше. В интервью одной аргентинской газете Лукашенко заявил о возможности участия Венесуэлы в приватизации белорусских НПЗ.
РФ давно уговаривает продать их российским компаниям. Поэтому ситуация стала абсурдной. Мы собираемся вложить в венесуэльский проект Хунин-6 12 млрд долларов, а в это время Венесуэла намерена купить активы, к которым мы давно присматриваемся.

Не забудем и скандальное обращение в Экономический суд СНГ с исковым заявлением о правомерности взимания экспортных таможенных пошлин на нефтепродукты и нефтехимическое сырье, которые поставляются из России в Беларусь. Ясно, что никаких перспектив иск не имеет, да и про сам суд многие узнали только после этой истории. Но и здесь шуму было очень много.

И вот последняя новость – Александр Лукашенко поручил первому вице-премьеру Владимиру Семашко начать переговоры с Украиной по присоединению Беларуси к проекту нефтепровода "Одесса-Броды". Естественно, для поставок венесуэльской нефти в Беларусь.

Эта идея не может не вызвать раздражения в Москве хотя бы по двум причинам. Во-первых, танкера из Венесуэлы должны пройти через Средиземное море и попасть в перегруженные турецкие проливы, где мы периодически имеем проблемы с проходом наших судов в обратном направлении.

Во-вторых, нефтепровод "Одесса-Броды", построенный в 2001 г, был нацелен на прокачку каспийской нефти в Европу – естественно, в пику России. Уже потом оказалось, что его использование совершенно нерентабельно. Даже "оранжевая Украина", скрипя зубами, смирилась с его реверсным использованием, то есть не из Одессы, а, наоборот, в Одессу. И качается по нему российская нефть.

Теперь вдруг Лукашенко решил дать жизнь проекту, который даже оранжевые отказались финансировать. Экономической целесообразности прокачивать нефть из Венесуэлы никакой нет - любому человеку надо посмотреть на карту мира, и сразу все станет понятно.

Да, эти проекты могут и не реализоваться. Даже так - скорее всего, они так и останутся словесами. Но осадочек остается. Заявления множатся. Ни недели без скандала.

А ведь есть еще и газовая тема. Цена на газ для РБ в первые три месяца текущего года составляла 168 долл. за тыс. кубометров, что почти вдвое меньше, чем для Украины. Минск прежде всего экономит 30-процентную экспортную пошлину. Но ему и этого мало! Он продолжает рассчитываться за газ по цене 155 долл. за тыс. кубометров. При том, что уже образовался долг за газ в размере 94,5 млн долларов.

"Газпром" недавно закрыл сделку по приобретению 50% в "Белтрансгазе", но теперь решает весьма актуальный вопрос о том, каким образом будет строиться управление компанией.

Вот тут мы и подходим к нашей главной проблеме. А чего должно быть больше в нашей политике в отношении постсоветстких братьев? Нужно ли нам интегрироваться хотя бы со славянскими странами СНГ, пытаясь усилить свои геополитические позиции? Или окончательно перевести отношения с соседями в прагматическое русло?

Дилемма эта не нова. Просто становится все боле ясно, что сочетать эти стратегии очень трудно. Потому что не получается ни политических выгод, ни прагматизации. Лукашенко - наглядный тому пример. Наши отношения на братские никак не похожи. Времена, когда тема единого государства или хотя бы единой валюты была еще поводом для обсуждения, прошли очень давно.

Но и экономической отдачи мы особой не получаем. В итоге деньги теряем, а число скандалов только растет. И возникает ощущение какого-то политического сюрреализма. Лукашенко вроде бы считается политическим союзником, поэтому мы идем ему на экономические уступки. Но поскольку мы вроде как и прагматики, то уступки эти не полные. В итоге Лукашенко начинает откровенно играть против нас, устраивая PR-акции одну шумнее другой. А мы стараемся всего этого не замечать. Что президента Беларуси, похоже, только раззадоривает.

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности.

поделиться