Первые парни на "глобальной деревне"?

Развитие отношений Минска и Тегерана не остается без внимания мирового сообщества. Потому что, помимо экономической сферы, эти отношения касаются и военно-технического, оборонного сотрудничества.

На этом фоне демонстрация Лукашенко и Ахмадинеджадом самого глубокого взаимопонимания по всем вопросам мировой политики не выглядит безобидной и может превратить Беларусь в заложницу кризиса, нарастающего вокруг Ирана.

Весьма вероятно, что многолетние переговоры, уговоры Ирана на предмет отказа от бесконтрольного освоения «мирного атома», подходят к концу.

Президент США Барак Обама предъявил Ирану ультиматум: если Тегеран в ближайшие недели не договорится с МАГАТЭ относительно своей ядерной программы, то еще до конца весны будут введены жесткие международные санкции. Вашингтон полагает, что ему почти удалось достичь консенсуса по этому вопросу среди членов Совета Безопасности ООН, в частности убедить колеблющиеся Россию и Китай в необходимости жестких мер.

Как отмечают московские эксперты, главным побудительным мотивом для отказа России в поддержке позиции США по Ирану являлось серьезное похолодание в российско-иранских отношениях. С осени 2009 года диалог между Москвой и Тегераном практически не развивается. Причем с иранской стороны активно звучали упреки в адрес России по невыполнению партнерских обязательств, в частности, в военно-технической сфере. К марту с.г. сложилась достаточно сложная ситуация - российско-иранские отношения оказались на грани "заморозки". Кремлю пришлось срочно отыграть назад, так как разрыв с Ираном мог заметно ослабить влияние России на Среднем Востоке.

Но поведение иранского руководства вынуждает Москву корректировать свою позицию. "Санкции Совета Безопасности ООН противИрана должны быть сфокусированными, они не должны быть средством наказания целой страны и ее народа", цитирует ИТАР-ТАСС заявление заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова. "Цель санкций всегда была и должна остаться - это цель укрепления режима ядерного нераспространения", - заключил С.Рябков.

А тем временем в Белом доме торопятся: как следует из последнего доклада ЦРУ, Иран уже готов начать производство компонентов ядерного оружия, а также продолжает работы в сфере бактериологического и химического оружия.

"Я не собираюсь ждать введения режима санкций ООН месяцами", - заявил Барак Обама после переговоров со своим французским коллегой Никола Саркози.

Напомним, что осенью прошлого года Вашингтон уже предъявлял ультиматум Тегерану. Тогда Ирану была предложена сделка под эгидой МАГАТЭ, которая подразумевала вывоз из Ирана наработанного урана и его дообогащение в России и Франции для использования в качестве топлива для исследовательского реактора в Тегеране. Вашингтон потребовал от Исламской Республики дать ответ на предложение до конца 2009 года.

В противном случае наступит жесткая международная изоляция. Однако иранские власти, выдвигая многочисленные поправки, сумели "замотать" сделку, а США так и не удалось тогда претворить свои угрозы в жизнь из-за отсутствия единой позиции по этому вопросу в Совбезе ООН.

Но еще более остро, чем в случае с МАГАТЭ, развивается ситуация вокруг ирано-израильских отношений. Ахмадинеджад не раз публично отказывал Израилю в "праве на жизнь". Антиизраильские заявления иранского президента поставили его в один ряд с такими историческими фигурами, как Гитлер и Геббельс. В Израиле эту риторику воспринимают очень серьезно, учитывая иранские ядерные амбиции.

И тут в поддержку политики Тегерана стали раздаваться голоса из Минска. Как известно, во время визита главы администрации иранского президента его белорусский коллега заявил о полном единстве взглядов. Естественно, о подобном единстве прозвучали слова и из уст руководителя Беларуси. Это "политическое братание" происходило едва ли не в Международный день памяти жертв Холокоста, который, к слову, Ахмадинеджад считает мистификацией.

Накануне иранского Нового года из Минска прозвучали очередные парадоксальные заявления. "Нам Иран в качестве агрессивной силы не видится", - заявил министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов в интервью программе "Выбор+" телеканала ОНТ 25 марта.

"Нам, естественно, министерству иностранных дел и мне достаточно часто задают сходные вопросы наши западные партнеры о том, не противоречит ли работа Беларуси с Ираном подходам международного порядка, скажем так, к взаимоотношениям с этой страной», — отметил министр. «На что я, — продолжил Мартынов, — совершенно искренне им отвечаю, что мы еще далеко не достигли в своих отношениях с Ираном — а это экономические прежде всего отношения — того уровня, которого достигли вы, наши уважаемые коллеги в Европейском союзе и в Соединенных Штатах Америки".

По словам министра, даже спустя 30 лет после Исламской революции объем торгово-экономических отношений Запада с Ираном гораздо больше, чем у Беларуси с Ираном. "Поэтому я отвечаю своим коллегам просто и ясно: нам еще за вами нужно идти и идти, и наращивать наши отношения с Ираном, чтобы только достичь той стадии, которой вы уже достигли. Поэтому не надо тревожиться, друзья", — заявил Сергей Мартынов.

После таких откровений на ночь глядя (интервью министра показывали почти в полночь) отпадают вопросы об истинных друзьях этого маститого дипломата. Некоторые западные коллеги сочли полуночные откровения Мартынова не просто странными, а непростительно ошибочными для такого уровня чиновника.

Очевидно, что в мирные "атомные намерения" Тегерана мало кто верит. Не только США и их союзники, но и многие арабские государства считают, что Иран пытается разработать ядерное оружие. А Тель-Авив расценивает ядерную программу Ирана как прямую угрозу, и Израиль, сам являясь ядерной державой, для устранения этой угрозы может нанести упреждающие удары.

При таком раскладе, довольно непросто понять, какими рациональными мотивами руководствуется Беларусь в иранском секторе своей "многовекторной политики", понять довольно сложно. Как сказал Мартынов все в том же интервью "Выбор+", "В глобальной "деревне" надо стараться иметь связи на всех концах этой деревни, что белорусская внешняя политика и делает".

Может и так. Только вот глядя на надменное выражение лица министра-дипломата, который, похоже, телезрителей за лохов считает, возникает вопрос: разумно ли при этом себя вести подобно первому парню на деревне?

поделиться