Как улучшить деловой климат

Группа белорусских экспертов в области экономики и права, среди которых Валерий Фадеев, Сергей Балыкин, Леонид Злотников и Дмитрий Ананьев, провели мониторинг изменений хозяйственного законодательства Беларуси.

Отмечая усиливающуюся рыночную риторику со стороны представителей государства, а также некоторые позитивные изменения хозяйственного законодательства, вынуждены заявить, что серьезных улучшений делового климата не произошло. Беларусь нуждается в ускорении экономических реформ, существенном изменении хозяйственного законодательства и предоставлению бизнесу гарантий неприкосновенности собственности и стабильности.

Положение дел

По мнению представителей власти, в Беларуси достигнуты значительные результаты в деле либерализации экономики. Так, например, замиститель министра экономики Андрей Тур заявил, что по 60% мер, предусмотренных в Плане первоочередных мероприятий по либерализации условий экономической деятельности в 2009 году, который состоит из 52 мероприятий, приняты и подготовлены соответствующие нормативно-правовые акты.

В числе важнейших итогов проведенной в Беларуси либерализации А. Тур назвал значительное увеличение количества субъектов хозяйствования, применяющих упрощенную систему налогообложения.

Важным, по мнению замминистра, был также переход с 1 февраля 2009 года на полноценный заявительный принцип госрегистрации субъектов хозяйствования.

Положительным моментом стала и отмена значительного количества административных процедур, совершаемых в отношении юрлиц и ИП. В транспортной сфере, например, это повлекло снижение финансовой нагрузки на субъекты хозяйственной деятельности на 30%.

Однако, независимый экспертный анализ нормативно-правовых актов и опрос представителей бизнеса показывает, что достижения в области либерализации белорусской экономики не очень значительны и серьезныъ улучшений делового климата не происходит.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на нестабильность законодательства, регулирующего экономическую деятельность. В Гражданский кодекс, который называют экономической конституцией, за 9 лет изменения вносились 29 раз, при этом только в 2006 году принято 8 законов о внесении изменений в этот кодекс. При этом зачастую одни и те же правовые отношения регулируются как законами, так и актами президента, нормы которых отличаются друг от друга. Это, в частности, касается приватизации, процедуры банкротства предприятий.

В качестве примера положительных изменений отметим упрощение процедуры регистрации субъектов хозяйствования – юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Сегодня создана действительно приемлемая система регистрации. При желании можно зарегистрировать бизнес за 20-30 минут. В регионах чуть подольше - необходимо отправить письмо "в центр" для согласования наименования фирмы. Это может занять максимум две недели. Процедура упрощена, стоимость ее уменьшена в несколько раз, отменено огромное количество ненужных препятствий на пути регистрации.

Однако другие проблемы предпринимателей не решаются и создают множество препятствий в бизнесе.

Например, существуют сложности с получением бланков строгой отчетности. Зарегистрироваться можно за полчаса, а потом еще дней 10 уйдет на получение накладных, счетов-фактур, внесение их в журналы. А ведь во многих случаях без этих документов нельзя осуществлять хозяйственную деятельность, поэтому регистрация остается только формальной.

Озабоченность также вызывает процедура лицензирования хозяйственной деятельности. Власти обещали еще весной принять новый декрет о лицензировании, отменить лицензирование розничной торговли и некоторых других видов деятельности, упростить процедуру получения лицензий. Этот нормативный акт до сих пор не принят.

Вместе с тем, на получение лицензии уходит в лучшем случае две недели. По многим видам деятельности этот срок составляет несколько месяцев. И все это время необходимо содержать офис, магазин, необходимый штат работников, нести связанные с этим расходы и прочее.

При этом лишиться лицензии очень просто: для этого не нужно даже судебного решения. Тем самым налагается фактический запрет на осуществление хозяйственной деятельности, хотя формально юридическое лицо продолжает существовать.

В области трудовых отношений либерализации не произошло. Они, как и прежде, остаются предельно формализованными.

Зарплату так и не отпустили "на свободу". Заработная плата в Республике Беларусь регулируется, причем с двух сторон - как сверху, так и снизу. С одной стороны, государство косвенно ограничивает максимальный размер заработной платы, которую можно отнести на себестоимость, таким образом, регулируется верхний предел. С другой стороны, государство не отменило тарифную сетку. Единственным «послаблением» стала новая инструкция по применению тарифной сетки, которая вступает в силу с 1 сентября 2009 года и позволяет несколько свободнее устанавливать заработную плату работников.

Однако государство по прежнему не только регулирует размер зарплаты работников сверху и снизу, оно еще диктует нанимателю, каким должен быть разрыв между зарплатами. При этом за ошибки предусмотрены немалые штрафные санкции.

Изменения в области налогообложения также незначительны. Отметим, что налоговая нагрузка снижена, но совсем незаметно. При этом не решен главный вопрос - отнесение расходов на себестоимость. Они по-прежнему регулируются разного рода нормативами. Тем самым множество расходов приходится производить из чистой прибыли, что повышает налоговую нагрузку на субъектов хозяйствования.

Добавим, что в нашей стране существуют разнообразные налоги и платежи, которых нет в других странах. Это разнообразные сельхоз- и транспортные сборы, отчисления в инновационнные фонды.

Налоговое законодательство Беларуси противоречиво и запутанно, а презумпция толкования противоречий в пользу
налогоплательщика отсутствует.

Государство имеет право взыскать неоплаченные предприятием налоги за любой период, даже за сто лет. В то же время возвращает ему переплаченные налоги только за один год.

Немного улучшилась упрощенная система налогообложения. Например, снижена ставка единого налога при упрощенной системе налогообложения с 10 до 8%. Расширен объем максимальной выручки, которая позволяет применять упрощенную систему.

Государство вводит заградительные пошлины, то есть о либерализации даже во внешнеэкономической деятельности речь не идет. Упростился валютный контроль, но он все равно сохранился. И не только за крупными сделками, но и за небольшими. Разумеется, административные процедуры стали проще, например, паспорт сделки оформить теперь легче, но контроль все равно сохраняется.

Причем даже если формального запрета на некие действия нет, то можно воспользоваться "телефонным правом". Достаточно вспомнить недавние жалобы импортеров по поводу невозможности купить валюту. Никакого нормативного акта не было, впрочем, и валюты - тоже.

Свобода в ценообразовании была задекларирована, но ее нет. Отменили необходимость регистрации некоторых цен, но не всех. Не отменили обязанность обосновывать цены и составлять калькуляции.

Пока нет свободы цен, говорить, что у нас экономика рыночная, не приходится. Государство вообще не должно вмешиваться в формирование цен. Деловые партнеры должны иметь возможность заключать сделки без оглядки на государство.

В начале года было принято решение о приостановлении проверок. Несмотря на введенный мораторий на проверки, бизнес продолжает оставаться под прессом контролирующих органов. При этом, если не изменить всю систему регулирования бизнеса, готовящийся проект указа по контрольной и надзорной деятельности мало что изменит. Сегодня имеют право привлекать субъект хозяйствования к административной ответственности 27 органов госуправления, а 70 госорганов — составлять протоколы о возбуждении дел.

Сохраняются высокие штрафы за часто формальные нарушения. Например, размер штрафов за отдельные виды нарушений может составлять 10-кратный размер суммы ущерба. Серьезной проблемой остается конфискационный синдром со стороны государственных органов.

В Беларуси явно нарушается принцип соразмерности наказания совершенному правонарушению, прежде всего в экономической сфере. Субъекты хозяйствования не имеют достаточных механизмов защиты от многочисленных проверяющих. Кроме того, некоторые составы правонарушений предусматривают ответственность за деяния, которые не относятся в цивилизованном мире к общественно опасным.

Ничего не происходит в области укрепления защиты частной собственности. Гарантии защиты частной собственности декларируется, но конкретные механизмы этой защиты не созданы. Фискальным органам предоставлено право без решения суда изымать деньги со счета, налагать штрафы и применять прочие санкции.

Крайне проблемными остаются вопросы защиты права собственности и равенства ее форм. Формально статьи Конституции это гарантируют, но на практике сохраняется приоритет госсобственности, в том числе при распределении ресурсов, в процедурах банкротства, при оказании господдержки.

В качестве примера нормативного акта, подрывающего основы экономической стабильности необходимо назвать Постановление правительства № 991 от 28 июля 2009 года "О некоторых вопросах приобретения товаров на территории Республики Беларусь", которое фактически запретило осуществление посреднической деятельности и остановило торговлю. Указанное постановление было отменено уже 4 августа. Однако его отмена не возместит ущерба, нанесенного им инвестиционному имиджу страны.

Выводы и рекомендации

Либерализация белорусской экономики должна проходить быстрее и решительнее.

Следует осознать, кто мы и каково наше место в мире. Беларусь - страна с малой открытой экономикой. На практике это означает, что мы не можем диктовать условия окружающему миру и зависим от внешних рынков. То есть адаптироваться должны именно мы.

Прежде всего, необходимо изменить законодательство. Нужно создать простые и понятные правила игры. Следует понимать, что в глобальном мире существует своеобразный "рынок законов" и государства конкурируют между собой за инвестиции.

В первую очередь необходимо отказаться от контроля за ценообразованием. Очень трудно объяснить нормальному предпринимателю, почему он должен каким-то образом обосновывать свои цены. В нормальной экономике цена определяется балансом спроса и предложения, а отнюдь не результатом многочисленных калькуляций.

Аналогичная ситуация складывается и на рынке труда. Необходимо отказаться от практики обязательно применения единой тарифной сетки, прежде всего в частном секторе. По нашему мнению, следует регулировать только размер минимальной зарплаты, а все остальные вопросы оставить на усмотрение работника и нанимателя.

Многое необходимо изменить и в области защиты частной собственности. Прежде всего, необходимо отказаться от практики ее внесудебного изъятия, а также предоставить собственникам действительно эффективные средства для защиты своих прав.

В области налоговых отношений полагаем необходимым установить принцип презумпции толкования противоречий в пользу налогоплательщика. Тем самым всякое сомнение и неоднозначность налогового законодательства будет толковаться в пользу субъекта хозяйствования.

На сегодняшний день уплата налогов в Беларуси - занятие весьма рискованное: цена ошибок очень высока. Поэтому говорить о либерализации налоговых отношений можно будет только после установления такого принципа.

Еще один необходимый нашему налоговому и бухгалтерскому учету элемент - принцип несущественности. Необходимо установить цифру некоего предела возможной ошибки, например сто тысяч белорусских рублей, тем самым можно избавить огромное число субъектов хозяйствования от наказаний.

Мы полагаем необходимым существенное изменение правил осуществления контрольной деятельности. Необходимо сократить количество контролирующих органов. Существующие размеры штрафов должны быть пересмотрены в сторону уменьшения для того, что бы наказание было соразмерным правонарушению. Кроме того, составы правонарушений в области экономической деятельности должны быть пересмотрены с целью исключения утративших общественную опасность деяний.

Мы полагаем, что выполнение вышеназванных рекомендаций позволит Беларуси продвинуться в деле либерализации экономики, повысить деловую активность и стать более привлекательной для инвесторов.

поделиться