За нефть, за газ и за "Белтрансгаз"

Отношения между руководством Беларуси и России испортились надолго. Кризис усугубляет положение. Союзнические отношения превращается в жесткую экономическую схватку обозленных и нервных номенклатурных и отраслевых лоббистов.

Сдерживавшие их напор факторы — ритуальная дружба, военное сотрудничество, внешнеполитическая солидарность — явно ослабли. Не исключено, что в ближайшие 12-18 месяцев в отдельных случаях Беларусь почувствует на себе твердый кулак Кремля/"Газпрома".

Газовый конфликт тлеет и по воле московского руководства готов в любой момент взорваться. Цена газа на 2009 год не урегулирована. Объемы импорта газа в Беларусь в этом году меньше запланированных примерно на 35%. За недобор газа принято платить пеню и неустойку. Пока эта проблема не поднимается, но при повышении эмоционального накала в отношениях между правительствами наших стран не исключено появление и этого аргумента. Пока не будет серьезных политических уступок официального Минска, Москва решительно настроена переходить на рыночные цены газа для Беларуси.

Белорусские власти тоже приберегли свои козыри для переговоров с "Газпромом". Первый — это цена транзита. Ресурс данного аргумента ограничивается ставкой транзита газа через Украину. Второй — это возможность продажи оставшихся 50% акций "Белтрансгаза". Белорусские власти могут еще больше выхолостить значение и роль этой структуры на газовом рынке страны, а потом — попытаться продать "Газпрому" оставшуюся половину за те же $5 млрд.

Российский монополист явно не согласится, но торг может быть интенсивным, особенно если "Газпром" в дополнение предложит выкупить часть гораздо более важной энергетической структуры — "Белтопгаза". В ее состав входит 50 организаций. Это производственное объединение работает в абсолютно закрытом режиме. Не исключено, что в ближайшие два года власти решатся начать его продавать по причине острой нехватки денег в бюджете. "Газпром", естественно, захочет поучаствовать в этом процессе.

Кремль кровно заинтересован в бесперебойном транзите газа в Европу. Начав дипломатическую и информационную войну против Украины, российское правительство едва ли будет рисковать окончательно испортить отношения со вторым транзитером — Беларусью. Поэтому прекращение поставок газа маловероятно.

Александр Лукашенко прекрасно понимает сегодняшнюю транзитную уязвимость России. Он непременно будет напоминать про союзное государство и про то, что цены для Беларуси должны быть внутрироссийскими.

Однако глава Беларуси тоже не хочет выступать в качестве угрозы энергетической безопасности Европы. Несанкционированный отбор газа едва ли возможен, а вот поиграть ставками налогов (за пользование белорусской землей, экологическим) — это вполне возможно.

Цена газового вопроса немала. В случае потребления Беларусью 20 млрд. кубометров газа по $150 за 1 000 кубометров нам надо ежегодно платить "Газпрому" $3 млрд. За минусом поступлений по транзиту — $2,75 млрд. Если же цена будет $200, то это уже плата на миллиард долларов больше. В ситуации острого кризиса платежного баланса найти лишний миллиард будет очень непросто. У Беларуси и так самое плохое среди переходных стран отношение краткосрочного долга к золотовалютным резервам (почти 300%). Каждое увеличение текущих расходов грозит обвалить хрупкую стабильность. Горячие головы на московском политическом и газовом Олимпе это прекрасно понимают.

Вторая линия потенциального конфликта номенклатурных и властных элит Беларуси и России лежит в нефтяной сфере. Российская нефтянка настаивает на окончательном закрытии белорусского нефтяного офшора. После выравнивания экспортных пошлин и отмены большей части бюджетных компенсационных выплат переработка сырой нефти на белорусских НПЗ теряет свою былую привлекательность.

Официальный Минск снова будет ссылаться на союзное государство и настаивать на отмене пошлин при вывозе сырой нефти на переработку в Беларусь. Российские нефтяные бароны будут против, за исключением тех, которые давно и прочно работают на наших НПЗ. Российское руководство (Путин + Медведев) пойдет на отмену экспортных пошлин только в случае подписания конституционного акта союзного государства (естественно, на условиях Кремля). Или после продажи белорусских НПЗ российскому бизнесу. Поскольку идти на такие уступки Минск не намерен, нефтяные переговоры обещают быть нервными и напряженными. Беларусь еще в этом году потеряет 50-60% валютной выручки от экспорта нефтепродуктов (по сравнению с 2008 годом). Это около $6-6,5млрд.

Официальный Минск будет делать все, чтобы сырая нефть обходилась белорусским операторам нефтяного рынка как можно дешевле. В 2009 году импорт нефти из России по сравнению с 2008 годом сократится примерно на $4-4,5млрд. Очевидно, что ценовая динамика не в пользу Беларуси. Цена переговоров по нефтяным пошлинам — $2-2,5 млрд.

Сегодня ни Кремль, ни официальный Минск не готовы к серьезным уступкам друг другу. Москва может и подождать, а вот нефтяную дыру в белорусском бюджете и растущий дефицит валюты компенсировать будет нечем. Не исключено, что в качестве козыря в споре правительство Беларуси попытается сделать намек на возможность роста налогов под российскими нефтяными трубами в Беларуси. В ход могут пойти и неэкономические аргументы типа "единая ПВО", "мы ваши единственные союзники", "наша армия вас защищает". Монетарный вес этих аргументов подвержен сильной инфляции. Поэтому абсолютные цифры сегодня назвать очень сложно.

В последние 10 лет белорусское руководство проводило такую политику, в результате которой Россия на остаток нынешнего года и на 2010 год осталась нашим кредитором последней надежды. Остаток обещанного кредита — $500 млн. — нас явно не спасет. Для поддержки стабильности нужно как минимум в 10 раз больше.

Сегодня Москва может дорого взять за очередную порцию кредитов. Вероятная цена — признание Южной Осетии и Абхазии, подписание договора о создании Коллективных сил быстрого реагирования (КСОР) ОДКБ, продажа целого ряда предприятий и банков.

В этом случае вполне возможна выдача коммерческих кредитов, которые могут иметь залоговую сущность. Например, получит Бепромстройбанк от Сбербанка РФ $1 млрд., не сможет отдать — и автоматически сменит хозяина. По такой же схеме может произойти "прихватизация" НПЗ, химических предприятий или энергетики.

Если по газу и нефти Москва втянута в сложные переговоры, то по доступу на российский товарный рынок у Беларуси адекватных по силе и весу аргументов просто нет. За 6 месяцев 2009 года наш экспорт в Россию сократился на 46,9%, импорт из России упал на 39%.

Кремль прекрасно понимает зависимость белорусского экспорта от гостеприимства российского рынка. Санитарный кордон (сертификаты, нормы, стандарты безопасности и т.д.), нетарифные меры ограничения или блокировка белорусских товаров (квоты, товарные перечни, режим ввоза, маркировка, лицензирование, условия участия в тендерах и т.д.) — все это будет активно использоваться для придания веса аргументам Кремля. Тем более что они поддерживаются прямыми российскими конкурентами белорусских производителей.

До конца года сохранится напряжение для экспортеров белорусского продовольствия. По мясомолочным продуктам мы можем потерять $600-750 млн. выручки, по химическим товарам — более $100 млн., по пластмассам — $250 — 300 млн., по текстильным изделиям — $250 — 300 млн., по металлам — $600 — 700 млн., по машинам и оборудованию — $1-1,2 млрд., по средствам транспорта —$1,5-1,7 млрд. В сумме получается $4-5млрд. потерь на российском направлении.

Компенсировать эти потери белорусским производителям в нынешнем году нечем. Новые рынки старыми товарами не завоюешь. Кремль тоже это хорошо понимает. Поэтому будет давить торговым протекционизмом.

поделиться