ТОП Выборы в Беларуси

Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов

Отто фон Шенхаузен Бисмарк

Преамбула

Наши коллеги в американских университетах до сих пор немало времени тратят на "оцифровывание" политических процессов и тенденций в международных отношениях. Отчасти это верно, так как в политике часто преобладает точный, почти математический расчет.

Приветствуются факты, подтвержденные и перепроверенные. Не очень приветствуются идеи, умозаключения, которым упорно пытаются придать формат фактов и даже аксиом и политических формул. Но политика наполнена живыми, эмоциональными и амбициозными людьми, которые видят окружающий политический процесс в многообразии цветов, а не в черно-белом варианте книжной или газетной страницы. Живой политик или политический активист восприимчив, как к рациональному, так и иррациональному, что естественно. В этом случае исключительно важно найти баланс. К сожалению, в разгар политических событий это сделать крайне сложно…

Скучные истины о выборах

Белорусский президент идет на четвертый срок. Является ли это новостью или чем-то сверхъестественным? Безусловно нет, так как было бы новостью как раз обратное – если бы А. Лукашенко отказался от выборов и ушел в отставку. Но мы реальные люди, живущие в реальном мире и понимающие, что такого не бывает… Если не считать Луция Корнелия Суллу, который в 79 году до нашей эры, добившись в Риме абсолютной диктаторской власти, удалился в свое поместье, авторитарные лидеры никогда не отказывались от власти. Даже тот же Сулла, демонстративно занявшись частной жизнью, при этом сохранил огромное влияние на политический мир Римской республики и созданная им система власти просуществовала определенное время после его смерти.

В том, что белорусский президент идет на продление своих практически неограниченных полномочий через выборы, так же нет ничего сверхъестественного, хотя понятно, что он бы с огромным удовольствием вообще отказался от выборов. Демократия в нашем все более сужающемся и тесном мире победила безраздельно и в самом экзотическом захолустье планеты можно обнаружить парламент, президента и даже нечто похожее на оппозицию.

Отказаться от демократии невозможно в принципе, если не хочешь, чтобы твоя страна превратилась в "черную дыру" с отвратительным международным имиджем без внешних связей, нормальной внешней торговли, инвестиций. Как правило, такого рода политические "неформалы", решившиеся на самоизоляцию и демонстративно отказывающиеся от атрибутов демократии, заканчивали свою политическую карьеру и физическую жизнь быстро и трагично.

Стоит вспомнить Пол Пота на погребальном костре из автопокрышек в джунглях на границе Кампучии и Таиланда, разгромленный дворец императора Центральноафриканской империи Бокассы с недоеденными лидерами оппозиции в рефрижераторе. Последний людоед у власти, между прочим не получил бы ее без поддержки Парижа. Впоследствии французские парашютисты приняли активное участие в свержении императора – канибалла.

Как это не смешно выглядит, но выборы периодически проходят даже в Северной Корее, что, однако, не делает их чем-то даже отдаленно похожим на процесс, ведущий к реальной смене власти.

Выборы – это уступка диктатуры внешнему миру, билет на всемирный конкурс-конгресс влияний, инвестиций, ресурсов, власти, то есть того, что и можно назвать политикой.

Тем не менее, уступать демократии не всегда хочется. В 2007 году президент Узбекистана Каримов вообще как-то забыл о том, что надо переизбраться на пост президента республики. Видимо много сил отдавал работе, было не до выборов.

Стоит отметить, что, однако совсем забыть о выборах, отформатировать президентскую власть до откровенной наследственной диктатуры в современной Европе сложно. Для этого надо иметь не страну, а целую державу - субъект мировой экономики и мировой политики с беспредельными ресурсами, ядерным потенциалом и мощной экономикой, в процветании которой заинтересован весь мир (Китай, Россия и т.д.) Тогда действительно можно собирать съезд КПК (Всебелорусское народное собрание и т.д.) и обсуждать преемников...

В современном мире авторитарным лидерам приходится учитывать, что демократизация является составной частью глобализации. От нее не скрыться и ее не избежать. Какое-то время ее можно имитировать, но не бесконечно… Все авторитарные лидеры – ярые антиглобалисты. Они очень любят ссылаться на волю своих "гордых" народов и особый "белорусский (туркменский, узбекский, и т.д.) менталитет".

Беларусь – маленькая и среднеразвитая страна, во многом зависящая от своих могущественных соседей. Ее амбициозное руководство, исходя из своих честолюбивых планов, как правило, подкрепленных только риторикой, не может позволить себе диктаторский, фактически тоталитарный режим в чистом виде. Диктатуры плохо пахнут и их надо прикрывать демократическими выборами, чтобы в очередной раз заставить окружающий мир поверить, что они на законных основаниях в соответствии с их Конституциями, обильно приправленными демократическими нормами и демагогией, в очередной раз получили мандат на власть.

Демократия – это, конечно, процедуры. Исходя из этого, авторитарные лидеры, наверное, самые первые на планете "демократы". Они, как ни кто понимающие диктаторскую сущность собственной власти, скрупулезно копируют все общепринятые, прежде всего в западном мире, демократические процедуры, попутно формализуя их до крайнего абсурдного предела. Получается идеальная внешняя форма (декорация), но она полностью лишенная внутреннего содержания. К примеру, автору этих строк белорусский парламент, лишенный фракций и полностью свободный от борьбы мнений, всегда казался аналогом знаменитого телефона, созданного волшебством Старика Хотабыча. Телефон Хотабыча был внешне идеальным аппаратом, но по нему нельзя было звонить – в нем не было деталей и микросхем. Но формально придраться было не к чему?

Задача имитационной предвыборной кампании одна – создать у собственного народа и внешнего мира ощущение, что авторитарный лидер победил в честной и напряженной борьбе и завоевал право править государством еще на один президентский срок. Он после выборов должен считаться легитимным лидером.

Право на власть принято завоевывать в борьбе. Чем жестче эта борьба выглядит, тем легитимнее власть, тем больше оснований для легитимности.

Победить на выборах в условиях авторитарного режима авторитарного лидера не возможно в принципе. Он полностью контролирует подсчет голосов. Сколько не голосуй против него, все голоса будут переформатированы за него.

Победить невозможно. Здесь не существует "если": если будет мощная антидиктаторская пропаганда, если появится новый национальный лидер и т.д.

Отсюда и вопрос об участии оппозиции в выборах.

Роль оппозиции

Оппозиция – составная и важнейшая часть авторитарного режима. Без оппозиции режим существовать не может, так как она предоставляет ему важнейшую услугу – легитимизирует власть диктатора (1) на выборах.

Оппозиция при авторитарном режиме изначально слаба, политически разнородна и генетически связанна с властью. Большая часть ее лидеров является выходцами из авторитарной власти. Самостоятельно прийти к власти оппозиция не в силах. Усиление оппозиции при авторитарном режиме невозможно в принципе. Власти ее буквально сортируют и очищают от харизматических лидеров, с помощью своей агентуры активно дробят и стравливают. Оппозиция зеркалит власть. У власти десятками лет один и тот же лидер, и в оппозиции одни те же лидеры, уже состарившиеся на своих постах. Во власти сыновья на должностях – в оппозиции сыновья и дочки при деле. Власти проводят Всебелорусские собрания, где фиксируют единого "народного" кандидата, оппозиция – выбирает единого кандидата на своем съезде (конгрессе, сейме и т.д.)…

Оппозицию шельмуют в СМИ, разгоняют на митингах, на нее списывают неудачи, чем, естественно, помогают оппозиции, формируя из нее роль страдальца и борца. Ведь как демократия при авторитарном режиме имитационна, как и оппозиция. Она только демонстрирует или имитирует борьбу. Для большего у нее нет и не будет сил.

Оппозиция при авторитарном режиме предсавляет из себя сложный клубок авторитарных по своей сути политических деятелей и их свит, бешено воюющих за ресурсы, влияние и простое выживание. Вся эта борьба происходит в условиях полного контроля властей, фактически в «стеклянном доме», что накладывает еще большие проблемы на процессы консолидации политических сил.

Задачи оппозиции не исчерпываются легитимизацией диктатора. Оппозиция представляет из себя идеальный фильтр для сортировки граждан, сортируя самых политически активных (2). Отсюда и насыщенность оппозиции агентурой спецслужб, ставящих по контроль каждого нового волонтера. В белорусских условиях это резко облегчает работу тому же КГБ для отслеживания политически неблагонадежных.

Во время выборов лидеры оппозиции, становящиеся кандидатами в президенты, ведут команды политических активистов фактически на "убой". Профессиональным оппозиционным лидерам ведь ничего не угрожает, зато с активистами власти потом расправляются увольнениями, разорением бизнеса, исключением из вузов, сочиняют уголовные дела и т.д.

Третья важнейшая функция оппозиции в условиях авторитарного режима – имитация для внешних сил альтернативы правящему клану (3). Ведь реально угроза режиму идет только из-за рубежа. В этом случае оппозиция выполняет роль приманки, на которую как раз и клюют внешние силы. Они начинают подкармливать оппозицию, обучать и т.д., искать в среде оппозиции "своих" кандидатов на выборах, что делается годами и совершенно без какого-либо эффекта. В свою очередь оппозиция, зеркаля лимитрофность авторитарного режима, как и власти, демонстрирует желание продаться по всем азимутам. На белорусском материале такого рода примеров неограниченное количество. Сегодня политический деятель демонстрирует свой пророссийский настрой, но, не получив политической поддержки и денег в Москве, уже завтра твердит о европейском выборе белорусского народа и демонстрирует ненависть к "москалям". Когда такого "деятеля" спрашивают о зигзагах его идейной карьеры, то он, ничуть не смущаясь, говорит: "А что вы от меня хотите. Если Москве не нужно, то будем работать на Запад. Ему нужнее… ", не замечая, что полностью копирует того же А. Лукашенко, мечущегося между Востоком и Западом.

Нет нужды объяснять, что на этом политическом подиуме, где в зале зачастую вперемежку сидят представителя внешних сил, нет места национальным интересам. Все под заказчика. Дирижер показа последних политических "мод" - остающейся за кулисами диктатор. Он ловит на "живца"…

С годами оппозиция привыкает к роли выразителя интересов и представителя на мировой политической арене той части общества, что страдает от авторитаризма, лидеры оппозиции становятся своими и узнаваемыми в высших кругах Запада, Попутно создается имидж лиц, которые, в отличие от того же авторитарного лидера, близко знакомы с политической элитой ведущих стран мира, что, конечно, является не более чем фикцией, так как вовсе не мешает авторитаризму существовать и преуспевать. В итоге "дело" свержения авторитарного режима не только не сдвигается с места, но со временем все обнаруживают, что власть диктатора только крепнет...

Тот же Запад, живущий в мире реальной политики, попутно не только не прерывает взаимовыгодные контакты с авторитарным режимом, но и, как правило, дополняет их политическими, если видит, что диктатура начинает помогать ему в решении региональных или, тем более, геополитических проблем.

Кризис оппозиции– лучший симптом кризиса авторитарного режима. Во время кризиса оппозиция все хуже справляется со своими функциями, власти начинают ее уже подкармливать политически и финансово. Оппозицию втягивают в разного рода вновь создаваемые органы с совещательными статусами, осуществляют через третьи руки и под конкретные проекты финансовую поддержку.

К выборам оппозиция обычно реанимируется, пополняется наивным политическим "пушечным мясом" и ждет, когда ее обреченных на гибель "гладиаторов" выведут на арену политического Колизея, где во славу действующего пожизненного президента/императора, благополучно заколят, оставив с носом зарубежных покровителей.

Участие в выборах

Власти крайне заинтересованы в участии оппозиции в президентских выборах. Стоит обратить внимание на реакцию государственных СМИ, как только тот или иной оппозиционный "отряд" начинает устраняться от участия в выборах или склоняться к их бойкоту. Сразу сыплются обвинения в "трусости", укоры в том, что "как дошло до дела, так в кусты" и т.д. По мнению властей, никто не должен уклоняться от заранее заданного сценария.

Любопытно то, что в оппозиции в целом понимают, что победить в авторитарных выборах невозможно, но при этом каждый раз упорно вытаскиваются традиционные аргументы, призванные доказать, что участие в выборах необходимо.

В частности уверяется, что выборы позволяют проводить агитацию. При этом не объясняется, почему агитация невозможна в межвыборный характер. Как срывали плакаты и уничтожали листовки, так и срывают и уничтожают и на выборах. Разницы нет. Несколько минут для выступления по телевидению, как правило, не только не привлекают к оппозиции сторонников, а только отталкивают.

Ориентация на агитацию исключительно во время выборов позволяет обосновать уклонение от постоянной, почти незаметной, но многолетней, системной и поэтому наиболее эффективной работы политического актива по месту жительства и на рабочих местах. Пусть в полуподпольных условиях. Вот такая работа наиболее опасна для властей и, поэтому, она и не проводится и не финансируется…

Агентура властей, присутствуя в оппозиции, изобретает массу иных поводов, чтобы обеспечить участие альтернативы в выборах. В частности, предлагается участвовать, но не до конца. Буквально за несколько дней до дня голосования, сниматься с предвыборного марафона, что, безусловно, суть дела не меняет: зарегистрированный кандидат участвовал в кампании, создавал иллюзию борьбы с режимом, содействовал легитимизации власти – он уже выполнил свою роль, сделавшись отработанным материалом. Снятие кандидата за "секунду" до "часа Х" позволяет государственным СМИ интерпретировать данный факт, как осознание оппозицией мощи и безальтерантивности официального кандидата.

Интересна реакция в белорусской оппозиции на предложение бойкотировать выборы. Утверждается, что это "тупик", "это уже проходили", "бойкот выборов продемонстрировал свою неэффективность". Такого рода доводы повторяются неустанно по традиционной для белорусского агитпропа технологии: сначала сказали "некие" эксперты; затем повторили; еще повторили раз сто; потом все воспринимается в форме аксиомы или политической формулы: "бойкот неэффективен" и точка. Однако при этом умалчивается, что одно дело вести разговор о бойкоте выборов со стороны оппозиции (ясно, что это им не позволят спонсоры), и совсем другое дело, когда организовывается массовый, народный бойкот, за организацию которого оппозиция никогда не возьмется.

Бойкот выборов

Бойкот прост и доходчив. Нет нужды объяснять тысячам и сотням тысяч многочисленные схемы контроля над выборами – вынеси протокол, укради бюллетень и прочую дичь, не имеющую судебной перспективы.

Между тем, массовый бойкот выборов наиболее опасен для властей, так как выбивает из рук диктатуры главное оружие – механизм проведения голосования и подсчета голосов. Невозможно подсчитать пустоту.

Только бойкот обеспечивает реальную возможность внешним силам не признать итоги выборов, заявить, что выборы не состоялись и т.д.

Власть панически боится бойкота выборов и приложит массу усилий для того, чтобы притянуть к участию в них оппозицию. Оппозиция сама пригонит на избирательные участки людей и дело будет в шляпе.

Между тем, каждое участие оппозиции в авторитарных выборах сводит роль оппозиции на политическом поле к статусу городских сумасшедших. Бесконечные провалы и поражения буквально выжигают в обществе последнее уважение к политическим оппонентам режима. Бесконечные финансовые разборки, непременно связанные с выборами, подрывают авторитет оппозиции. Традиционный и давно устаканившийся состав "экспертов" и "политтехнологов", готовый мгновенно переместится в штаб любого кандидата, где есть деньги, зачастую выступает в роли провокаторов и предателей.

В ходе выборов "светится" и продается оптом спецслужбам весь политический актив. И так каждые пять лет. Загнутая во внутрь спираль, буквально закапывающая оппозицию.

В итоге, в один прекрасный день оппозиция вдруг обнаруживает, что на ее мероприятия сходится все меньше и меньше народа, а что приходит, все больше похож на люмпенов (у власти такие же проблемы), наиболее активные уехали из страны (как и у властей), расколы и сговоры растут как на дрожжах, внешние спонсоры отворачиваются и откровенно брезгуют (параллель с властью прямая) и т.д.

На самом деле все это процессы одного порядка – распадается авторитарный режим. В Беларуси эти тенденции наиболее наглядные. Но и тут оппозиции не стоит обольщаться. Она и, прежде всего, ее лидеры, настолько срослись с режимом, что вместе с уходом А. Лукашенко придется уйти и им. Уйдет вся элита – государственная и оппозиционная, связанная с эпохой первого президента Беларуси. Потеряет актуальность и то, что пишет автор этих строк…

Придут другие, а мы остаемся в роли диссидентов советского времени, имена которых в свое время были у всех на устах, но которых мгновенно забыли после 1991 года.

Оппозиционные кандидаты, как члены команды А. Лукашенко

Для легитимизации собственной власти авторитарный лидер сам заинтересован в разжигании предвыборных страстей, он будет заботливо пестовать своих немощных противников, создавать впечатление у населения, а также у России одновременно с Западом, что его власть под угрозой. Стоит вспомнить, как в декабре 2005 г. А. Лукашенко пугал В. Путина Западом, который наступает на него в лице "мощного" А. Милинкевича… Россия в 2006 г. поддержала А. Лукашенко. Именно А. Милинкевич со своей кампанией по выборам "единого кандидата" буквально устлал путь белорусского президента к третьему сроку "ковром легитимности". Стоит напомнить, что А. Лукашенко остался доволен А. Милинкевичем. Он выполнил свою задачу, создав иллюзию западной угрозы…

В белорусских условиях классического авторитарного строя говорить о реальных кандидатах, способных нанести существенный ущерб власти, не приходится. В современной кампании все кандидаты прошли беседы у В. Макея и встроены в сценарий властей. Автор этих строк утверждает это с полным основанием.

Оппозиционных кандидатом используют где явно, где в "темную". Активистов используют, естественно в "темную". Как уже указывалось выше, главная задача оппозиционных кандидатов создать на избирательных участках критическую массу голосовавших, что позволит объявить нужный властям результат.

С этого момента придется вернуться к важнейшей проблеме выборов: признание результата голосования.

Фактор России

Ключевой момент президентской кампании – признание его итогов. На внутреннем политическом поле признание обеспечивают подконтрольные диктатору СМИ. На внешнем сложнее и здесь приходится потрудиться как самому авторитарному лидеру, так и его дипломатам, пропаганде и разведке.

Применительно к Беларуси, стоит отметить, что здесь происходит странное смешение внутреннего и внешнего признания итогов выборов. Граждане, посетившие избирательные участки или уклонившиеся от голосования, но прекрасно понимающие суть происходящего, ждут решения своей судьбы не на площадях и улицах, демонстрируя готовность отстоять свой выбор, чем косвенно могли бы облегчить принятие решения в той же Москве, но сидят дома у телевизоров и критикуют Россию, которая не делает им "хорошо".

Любопытно то, что "альтернативные" А. Лукашенко кандидаты, сделавшие практически все, чтобы легализировать итоги голосования в пользу вечного белорусского президента и даже получив в ходе кампании определенный политический и финансовый капитал, по принципу "Держи вора" будут критиковать Россию, которая, всегда признавала итоги выборов – отработанный вариант "перевода стрелок".

Может ли А. Лукашенко в новых условиях, когда Беларусь вошла в европейскую программу "Восточное партнерство", укрепила связи с Западом, зачастую занимает позицию ЕС по проблемам на постсоветском пространстве, когда МВФ приступил к масштабной финансовой поддержке республики и, видимо, ее продолжит после "переизбрания" А. Лукашенко на четвертый срок, после втягивания республики в "бакиевщину" отказаться от России и ее поддержки на выборах? Безусловно нет, так как проблема не ограничивается только огромной экономической зависимостью Республики Беларусь от Российской Федерации.

Россия, как единственный на постсоветском пространстве субъект мировой экономики и мировой политики с начала 90-х годов выполняет роль легитимизатора местных республиканских властей. Причем легитимизация может производится широким набором методов. Можно претендента на главный пост в каком-либо из государств принять на высшем уровень в Кремле, можно просто позвонить и переговорить по телефону. Как и произошло после переворота в Бишкеке. Можно официально признать итоги голосования телеграммой МИДа и поздравить от лица президента России и т.д.

Запад не заменит Россию, что продемонстрировали события не только в Киргизии, но и итоги российско-грузинской войны августа 2008 г., а также современный уровень российско-украинских отношений. Сейчас Запад молчаливо соглашается с решениями Москвы на постсоветском пространстве.

В большинстве стран СНГ остается в силе формула власти, применимая и в Беларуси: у власти может находиться только тот человек, который имеет возможность решать проблемы республики в Москве. Все остальные кандидаты, которые строят свою кампанию на отрицании данной формулы, могут стать реальными соперниками действующего президента только в условиях "цветной революции", где внешний, прежде всего западный фактор, преобладает. Но времена "цветных революций" прошли.

На политической арене любого государства СНГ фактор России присутствует по умолчанию. Он может быть как активным, так и пассивным. В последнем случае чаще, так как Россия опасается обвинений во вмешательстве во внутренние дела.

Как правило, авторитарных лидеров вполне устраивает, что Россия в период избирательных кампаний занимает пассивную роль. Так во всяком случае было до апрельских событий в Киргизии.

Однако после апрельского переворота в Бишкеке ситуация поменялась кардинально. Оказалось, что внешним силам нет никакой необходимости вмешиваться в внутриполитическую ситуацию в странах постсоветского пространства. Внешняя зависимость от благосклонности крупных держав столь серьезна, что малейшие изменения международного контекста способны привести к политической дестабилизации.

Признает ли Россия итоги выборов 2010 -2011 гг.? Неизвестно. Но Москву можно вынудить признать выборы процедурой голосования и отсутствием массовых протестов. Как раз в этом сам А. Лукашенко и его команда псевдоальтерантивных кандидатов преуспеют – компания будет громкой, кандидаты, включая оппозиционных, будут звать электорат голосовать, чем обеспечат белорусскому президенту четвертый президентский срок.

В этом случае российское руководство может пойти на привычной схеме: "Выборы состоялись, народу вновь пришлось избрать данного персонажа. Ну что ж, это право народа суверенного и независимого государства. Там все довольны – пляшут и поют. Не нам же разубеждать народ в том, что его скорее всего обманывают…" и все. А ведь действительно, не Москве же бегать на митинги и демонстрации, помогая зачастую тем, кто в своей речи не пошел дальше "Рашки" и "москалей". Помогать кому?

Но в тоже время в современной кампании не факт, что Россия поддержит А. Лукашенко или поддержит безоговорочно. Слишком много успел А. Лукашенко сотворить за последние пять лет, чтобы насолить Москве.

А. Лукашенко в глазах современной российской элиты является, безусловно, славянским Саакашвили, приносящим массу проблем в российско-белорусских отношениях, блокирующим реальную, а не дотационную интеграцию между двумя странами, проводящий в белорусских СМИ многолетнюю антироссийскую информационную кампанию против российских властей, российского государства и русского народа. Традиционные и демагогические заявления главы белорусского государства о "братстве" и "едином народе" давно вызывают в Москве только горькую улыбку, так как конъюнктурный их характер понятен даже школьнику.

Белорусский президент, и этому уже есть ряд серьезных признаков, понимает слабость своей позиции в Москве и опасается жесткой реакции российского руководства.

По этой причине предвыборный процесс в РБ вступил в борьбу за российский ресурс.

Борьба за Россию

Современная Россия – проблема для А. Лукашенко. Он не знает, что от нее ждать. Фактически именно Москва в силах сорвать предвыборную кампанию… Если она имеет замену А. Лукашенко. Впрочем, Кремль может вполне применить против официального Минска "киргизский сценарий". В этом случае Москве нет смысла вообще обращать внимание на президентскую кампанию в республике.

А. Лукашенко не может что-то противопоставить "киргизскому варианту". Тут он бессилен. Единственное поле, где он может что-то предпринять - президентская кампания. Здесь у белорусских властей две задачи. Прежде всего, необходимо во что бы то ни стало втянуть Москву в белорусские выборы. Втягивание российского руководства в интригу белорусских выборов избавит белорусские власти от кошмара "киргизского сценария".

Москва может участвовать в выборах активно по трех позициям: поддержать А. Лукашенко(1), поддержать оппозиционного кандидата(2), поддержать нового неизвестного кандидата(3).

Последний вариант самый опасный для А. Лукашенко. Появляется некий человек, относительно политически известный, может и беглец из президентской "вертикали", и получает почти мгновенную раскрутку в СМИ, встречу с Д. Медведевым и В. Путиным и т.д. Это уже новый президент РБ и на его сторону мгновенно переместится огромная, практически критическая масса номенклатуры, силовиков, банкиров и т.д. В этом случае А. Лукашенко будет обречен. В принципе этот сценарий можно совместить с "киргизским".

Первый сценарийпочти невозможен. А. Лукашенко на встрече с губернатором Курганской области попытался вернуться к "братской" риторике, напомнив, что он "самый пророссийский" политик Беларуси: "Я не в качестве упрека об этом говорю, я не хочу, чтобы вы подумали, что у Лукашенко что-то есть за пазухой антироссийское. Нет более пророссийского человека в Беларуси, чем президент" (А. Лукашенко, 11 мая 2010 г.). Однако уже через несколько дней, встречаясь с бизнесменами Литвы, белорусский президент не удержался от выпадов в сторону России. Даже обидно… Видно рядом с А. Лукашенко нет твердого режиссера.

Остается второй вариант. В этом случае для белорусских властей крайне необходимо, чтобы Россия "клюнула" на белорусского оппозиционера, готовящегося выступить в качестве кандидата на предстоящих выборах. В этом случае Россия попадает в сценарий АП РБ и А. Лукашенко с ходу решает несколько задач:

- как уже указывалось выше, Москва отвлекается от "киргизского варианта" и целиком увязает в белорусском политическом предвыборном "болоте". Фактически Россия втягивается в легитимизацию четвертого срока А. Лукашенко;

- ни один из оппозиционных кандидатов не может составить реальную конкуренцию А. Лукашенко, который, к тому же контролирует подсчет голосов. В этом случае А.Лукашенко побеждает не некого белорусского оппозиционера, а поражение терпит сама Россия (повторяется вариант 2006 г. с А. Козулиным);

- появление на политическом ринге "кандидата Москвы" обеспечивает А. Лукашенко имидж борца с "российским империализмом". Поддержка четвертого срока Западом обеспечена;

Дело за малым – надо кого-то подсунуть Москве. Это несложно. Стоит напомнить, что оппозиционные кандидаты сами активно ищут выходы на Кремль. В первой декаде мая прошла явно инспирированная штабом А. Санникова фальшивка о выборе Кремлем именно его в качестве кандидата Кремля на президентских выборах в РБ. Это был, конечно, зондаж, но столь неумелый и наивный, что даже как-то было неудобно все это читать.

Еще в марте обратило на себя внимание движение В. Некляева "Говори правду!". В его деятельности многое настораживало. Прежде всего, поражало не то, что движение было неплохо профинансировано, а то, что изначально эти деньги по описанной выше технологии упорно увязывали с Россией. К маю в Минске уже никто не сомневался, что движение финансируется Москвой. Об этом не говорил только ленивый. Попутно появились слухи о встрече лидера движения с высшим руководством России.

Между тем, непосредственные акции движения тоже оставляли массу вопросов. К примеру, призыв писать письма в АП РБ и правдиво описывать ситуацию на местах. Наверное, лучшей поддержки действующей власти трудно было бы и организовать: к власти обращались, как высшей и самой авторитетной инстанции, способной пресечь любые безобразия; народ превращался в отряд доносчиков в стиле 1937 г.; попутно, к радости КГБ, сканируется слой активных граждан; АП РБ, КГБ и КГК получало альтернативный источник информирования о ситуации на местах. В общем, какая-то провокация…

Недоумение в Москве нарастало, так было вполне известно, что никакого государственного или корпоративного финансирования из России на политические цели в РБ не открыто, тем более на движение "Говори правду!". Ссылки на неких российских богачей – этнических белорусов, вдруг щедро профинансировавших движение не только не впечатлило, а, наоборот, заставило заподозрить, что финансирует движение АП РБ (автор этих строк не поддерживает данную версию). Попутно выяснилось, что никаких встреч руководства движения с представителями правительства России не было.

В итоге возникло ощущение, что движение просто ведут в "темную". Используют авторитет его лидера, его, видимо, искренние намерения внести новую и позитивную струю в затхлое политическое "болото" республики (правда взгляды В. Некляева на российско-белорусские отношения еще требуют прояснения), используют задор и надежды активистов, рвущихся к победе. Естественно, властями контролируются все контакты руководства движения, читаются все его планы, переписка и, самое главное, движение подпихивается к Москве. А вдруг "клюнет"?

Но Москва не "клевала", а только внимательно наблюдала. Видимо, кому то в белорусском руководстве терпение не хватило. Движение надо было срочно сделать пророссийским уже официально. Аресты и обыски, проведенные на прошлой неделе должны были, видимо, убедить российское руководство, что "наших бьют".

Обратили на себя некие моменты. Во-первых. Слава Богу, никого не били. Во-вторых, население республики об арестах не информировали. Вся информация оказалась на оппозиционных сайтах и в зарубежных изданиях. Россия оказалась проинформирована на порядок лучше, чем Беларусь, где события как раз и происходили. В-третьих, юридические поводы для задержания оказались смехотворными.

Все действия властей производили впечатление хорошо продуманной спецоперации, включающей и "посадку".

Здесь требуется пояснение. КГБ РБ далеко не всесильная организация. Сотрудникам комитета, видимо, приходится иногда буквально на ощупь отслеживать контакты оппозиционных деятелей в той же Москве. Хотя благодаря посольству РБ в России, аппарату СГ и связям информация у них поставлена хорошо. Внешние признаки солидной информированности присутствуют.

Однако посадить за решетку оппозиционера у белорусских властей считается неплохим методом. Пока человек сидит, можно отследить реакцию на его арест в той же Москве, проверить контакты и, при особо удачных условиях, даже попытаться заключенным поторговать. Этот метод открыл А. Лукашенко еще во времена ареста П. Шеремета и съемочной группы российского канала ОРТ.

Возвращаясь к арестам лидеров движения "Говори правду!" стоит отметить, что они сопровождались крайне эмоциональными публичными обращениями к России с требованиями вмешаться и защитить "своих", в сочетании с обвинениями Москвы, что она "своих бросает". В общем какие-то взаимоисключающие призывы, хорошо отражающие истинные интересы политических сил, вступивших в борьбу за российский ресурс.

В ходе информационной кампании, естественно, слух о финансирования движения Москвой преподносился и воспринимался уже как непреложный факт.

Москве оставалось только голову чесать, так как кроме специалистов по Беларуси, там никто о движении "Говори правду!" толком и не слышал.

Москва, естественно не отреагировала, так как, признаться, не имела к движению никакого отношения. Да ее и не спрашивали…

Видимо, данная тема еще не закрыта и борьба за Россию, ее поддержку и ресурсы на президентских выборах 2010 -2011в РБ будут только нарастать и мы увидим еще не мало интересного.

Что делать?

Действительно, а что делать? Участие в выборах провально и идет на поддержку А. Лукашенко. Так как же свалить режим?

Свалить режим, между прочим, совсем не сложно. Надо только помнить и применять на практике несколько простых истин:

- не ввязываться в какие-либо сценарии властей, не играть с властью, не пытаться власть объегорить. Обманывая лгуна останешься лгуном. На лжи новую власть и новую Беларусь не построишь. Выиграть выбору у авторитарного лидера невозможно.

- не руководствоваться формулой «Не избирайте этого плохого, а выбирайте этого, хорошего». Нужны не выборы, а нужно делегитимизация авторитарного лидера. Выборы будут, но потом, уже в демократической стране.

- бойкот выборам, как политическая кампания. Бойкот не участию оппозиции в выборах, а бойкот участию в выборах народа. Ни одного человека на избирательном участке! Это свалит любой режим.


А. Лукашенко надо лишить символа его поддержки народа, надо юридически обосновать незаконность нахождения его у власти, надо не дать использовать властям механизм фальсификации. А для этого не надо кормить урны бюллетенями "против". Их все равно заменят…

Надо оставить урны пустыми и поставить пикеты на входах в избирательные участки, видеокамеры в припаркованных автомашинах… Предупредить население: "Пошел на выборы? Идешь голосовать за четвертый срок А. Лукашенко? Знай, что тебя фотографируют и снимают…"

Полупустые избирательные участки на недавних местных выборах продемонстрировали, что народ сам интуитивно идет по пути бойкота. Политический лидер, кто возглавит это движение народа, свалит режим и откроет новую страницу в истории Республики Беларусь.

поделиться