Война нервов

Народ не въезжает. То ли Беларусь уже сожгла мосты и в Таможенный союз ни ногой, то ли, наоборот, ее правитель капитулирует и готов "распродать Родину" олигархам с востока.

От противоречивых заявлений и комментариев на белорусско-российскую тему в последние дни у обывателя едет крыша. Эксперты же, съевшие зубы на отношениях "заклятых союзников", с олимпийским спокойствием говорят: в принципе — ничего нового!

Вот Александр Лукашенко говорит могилевским студентам (а на самом деле — Кремлю, конечно), что в принципе готов пожертвовать священными коровами — контрольными пакетами "Белтрансгаза" и Мозырского НПЗ. Российская пресса торжествует: сдался, голубчик! К зиме возьмем голыми руками.

Но буквально назавтра — как гром средь ясного неба: премьер Сидорский не полетел в Петербург — и Россия с Казахстаном подписали Таможенный кодекс в более чем узком кругу. Московские СМИ тут же объявляют, что для Беларуси после этого демарша все кончено. И вообще, мол, баба с возу — коню легче. Но тут уже из Минска вдогонку летит: да бросьте, мы же с дорогой душой!

Так, черт возьми, вступит Беларусь в этот Таможенный союз или нет?

"Скорее нет, чем да, — ответил "Белорусским новостям" минский экономист Сергей Чалый. — Ведь основные для нашей стороны вопросы так и не решены". В первую очередь это — вопросы цен на энергоносители.

Как ни парадоксально, но "Таможенный союз без Беларуси как раз таки имеет экономический смысл", отмечает собеседник. Получается, по его словам, этакий «протекционистский альянс» двух стран, ориентированных на сырьевой экспорт. Другое дело, добавляет эксперт, что в варианте двойки выветривается политический смысл проекта.

Да, в замысле Таможенного союза для Кремля геополитики, пожалуй, больше, нежели чистой экономики. Вопрос в том, насколько готова Москва приплачивать Минску за вхождение.

"Смысл всех этих демонстраций со стороны Лукашенко — предложение встретиться с Медведевым", — так прокомментировал "Белорусским новостям" коллизию вокруг Таможенного союза эксперт минского аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич.

Договариваться «по понятиям» на высшем уровне — давняя традиция союзников. Молодой Лукашенко не единожды пользовался широтой души Бориса Ельцина. Когда его место занял Путин, переговоры с глазу на глаз стали затяжными и мучительными (помните про отделение мух от котлет?).

Затем уже искушенный в интригах белорусский лидер попытался сыграть на разности полюсов в дуумвирате Медведев — Путин, однако безуспешно. Свои действия на белорусском направлении добрый полицейский явно координирует со злым.

Лукашенко уже не раз анонсировал встречу с кремлевским коллегой, но она, похоже, все отодвигается. В Москве, как можно догадаться, считают, что пока клиент не созрел.

В споре вокруг условий вхождения в Таможенный союз российская сторона и так уступила, отказавшись от повышения с 1 июля пошлин на импортные автомобили, отмечает Валерий Карбалевич. Теперь, по его мнению, мяч на белорусской стороне.

При этом в заявлении Лукашенко о готовности уступить контрольные пакеты акций "Белтрансгаза" и НПЗ эксперт не видит ничего нового. Примерно то же говорил еще в апреле первый вице-премьер Владимир Семашко.

Действительно, дьявол прячется в деталях. Обратите внимание, белорусский президент сделал два принципиальных акцента: продавать будем только "за хорошие деньги", плюс если россияне дадут нам энергоносители как для своих потребителей.

"Хорошие деньги" — понятие субъективное, и в этом плане более несговорчивого продавца, чем Лукашенко, найти трудно. К тому же россияне боятся непредсказуемости: мол, завтра своенравный властитель все национализирует "именем революции" — и тю-тю наши денежки!

Второе условие — нефть без пошлины и газ по ценам смоленского пояса — тоже весьма проблематично для Москвы, которая после напрасной многолетней раздачи интеграционных пряников ступила на стезю прагматизации отношений с союзником.

Заявление белорусского правительства о готовности влиться в Таможенный союз тоже не все, видимо, внимательно прочли. Потому как затрубили, что синеокая республика норовит любой ценой вскочить в последний вагон.

Но вчитайтесь: "Беларусь исходит из того, что предложенные нашими партнерами по Таможенному союзу изъятия из режима единой таможенной территории противоречат действующей правовой базе Таможенного союза, не согласуются с международными правилами и наносят ущерб интересам субъектов хозяйствования и граждан трех государств".

В витиеватые пассажи о союзе без изъятий упакован все тот же ультиматум: давайте нефть без пошлины!

"Сейчас идет война нервов", — резюмирует Валерий Карбалевич.

Да, Москва припугнула Минск, подписав Таможенный кодекс на пару с Астаной. Мол, останетесь у разбитого корыта. Теперь Лукашенко в щекотливой ситуации. Ведь одно дело, когда соображали на троих, и совсем другой коленкор, когда надо уже пристаканиваться к дуэту. Тут особо не подиктуешь.

Однако ледяной тон российского руководства тоже наигран. Сворачивать планы укрепления геополитического влияния под крышей Таможенного союза Кремлю не хочется.

Таким образом, поле для компромисса остается.

Минский эксперт в нефтегазовых вопросах Татьяна Манёнок в интервью БелаПАН спрогнозировала: Беларусь вряд ли хлопнет дверью Таможенного союза — скорее, лишь "покапризничает". Эксперт отмечает: в ином случае велик риск получить с нового года крутой ценник на газ, да и квоту беспошлинной нефти (6,3 миллиона тонн в этом году) Россия вполне может обрезать.

То есть вроде как деваться некуда. Другое дело, что криво сколоченная таможенная тройка может стать таким же бесперспективным долгостроем, такой же Вавилонской башней, как и "союзное государство". Когда каждая из сторон давно просекла, что это, по большому счету, глухой номер, но цинично играет по принципу "с паршивой овцы хоть шерсти клок".

поделиться