"Новая" позиция России остается антизападной

Перед визитом Дмитрия Медведева в Вашингтон на этой неделе в прессу "просочились" материалы из документа о российской внешней политике, которые заставляют некоторых наблюдателей предположить, что президент стал склоняться к более позитивной, прозападной позиции. При внимательном прочтении программа, однако, не подкрепляет столь радужную интерпретацию.

Российский журнал "Newsweek" опубликовал документ в мае, вместе с сопроводительным письмом от 10 февраля Медведеву от министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Хотя министерство иностранных дел не оспаривало подлинность этого документа, ни оно, ни Кремль не издали его официально. Положения документа расходятся с военной доктриной России, официально выпущенной в феврале.

В отличие от документа о внешней политике, военная доктрина куда менее порадовала Запад, учитывая ее не вызывающий сомнений антизападный тон. Согласно доктрине, главную опасность для России представляет расширение НАТО и его попытки взять на себя "глобальные функции, осуществляемые в нарушение норм международного права". Другие опасности включают развертывание иностранных (то есть, американских) войск в государствах, граничащих с Россией, и стратегическую противоракетную оборону, которая будет "подрывать стабильность в мире и нарушать установленное соотношение сил в ракетно-ядерной сфере".

Документ о внешней политике, напротив, более отшлифован и сосредоточен, в основном, на экономических вопросах. Он в значительной степени – но не полностью – избегает агрессивной риторики. Однако внимательное прочтение подтверждает, что внешнеполитические цели России совпадают с задачами, описанными в военной доктрине.

Так, в документе ставится задача "добиться отказа США от односторонних действий по развертыванию элементов глобальной ПРО в Европе, способных подорвать российский потенциал сдерживания, в пользу формирования "противоракетного пула" заинтересованных государств". Также это попытка возродить проект Договора о европейской безопасности, выдвинутый Медведевым в прошлом году, что создаст структуру, охватывающую НАТО и ОБСЕ, и поможет "сдерживать экспансионистскую деятельность НАТО". В доктрине также подчеркивается роль сотрудничества с государствами-членами Европейского Союза, которые "положительно относятся к России – в первую очередь ФРГ, Франция, Италия и Испания" – в отличие от новых, восточных членов.

В целом, документ МИДа явно ратует за создание российской сферы влияния, подчеркивая необходимость "консолидации пространства СНГ" и "активного противодействия... попыткам сил за пределами региона вмешаться в отношения России со странами СНГ". Он призывает поддержать Организацию Договора о коллективной безопасности под руководством России и усилить присутствие в Крыму российского Черноморского флота, а также содействовать пропаганде русского языка и культуры в сопредельных странах. В документе говорится о предоставлении "высокотехнологической" энергетической помощи грузинскому сепаратистскому региону Абхазия, но ничего не говорится о самой Грузии.

Латвия, Литва и Эстония должны быть особенно обеспокоены планами России расширить свое экономическое присутствие в Прибалтике, "с учетом резкого падения их инвестиционной привлекательности для стран ЕС и существенного снижения стоимости национальных активов". Если активы в этих странах непривлекательны для европейских инвесторов, можно предположить, что интерес России вызван желанием восстановить свой контроль над регионом посредством экономических рычагов. Собственно, один из лейтмотивов документа – использование российских денег для скупки ключевых активов за границей.

Так, документ направлен на "содействие консолидации российского бизнеса в стратегических секторах экономики Румынии". Он требует привлечения Украины "в орбиту экономического сотрудничества с Россией". Документ также настаивает на консорциуме для разработки украинской системы транспортировки газа и последующего управления ей, а также "приобретении русскими инвесторами контрольных пакетов акций ведущих украинских предприятий".

Документ требует от США ратификации соглашения о ядерном сотрудничестве, которое президент Обама недавно вновь представил в Конгресс; отмены односторонних санкций в отношении предприятий России и более глубоких двусторонних инвестиций; отмены поправки Джексона-Вэника времен холодной войны и предоставления режима наибольшего благоприятствования. Документ ничего не предлагает взамен. Он приветствует интерес Обамы к "многовекторности", но предостерегает об "ослаблении" его политической позиции в Соединенных Штатах, что может открыть двери для тех, кто хочет "повернуть время вспять" и, возможно, будет иметь менее дружественное отношение к Москве. Между тем, документ высказывается за сотрудничество с Ираном "по широкому кругу вопросов", в том числе в атомной энергетике, а также за расширение военных связей с бирманской хунтой и увеличение роста продаж оружия странам Латинской Америки и Карибского бассейна.

Этот документ о внешней политике – отнюдь не прозападный. Официально изданная военная доктрина может быть грубым выражением намерений данной страны, но более детальный, неофициальный документ мало чем отличается по своей сути. Поэтому не следует считать, что он представляет более дружественную Россию.

Россия при Медведеве по-прежнему остается государством, с которым мы все еще можем поддерживать взаимовыгодные отношения. Однако колоссальное несходство интересов и ценностей России и США нельзя замалчивать.

Дэвид Крамер

Автор является старшим научным сотрудником в области трансатлантических исследований Фонда Маршалла "Германия – США". В прошлом заместитель младшего госсекретаря в администрации Джорджа Буша.

поделиться

Новости по теме

Последние новости