Выборы: обставить Кремль

Владимир Некляев продолжает генерировать интриги. Политизированная публика гадает: так бросит ли поэт, ставший вдруг лидером занозистого для верхов движения "Говори правду", перчатку действующему президенту? Тем временем автор слов разудалого шлягера "Гуляць дык гуляць!" еще больше запутал дело. Он заявил, что выборов в определенные законом сроки, возможно, и не будет вовсе. Вот возьмут да и отодвинут на год, например.


По версии Некляева, наверху могут мотивировать это сложной международной обстановкой — "в связи с тем, что нас со всех сторон окружили враги, даже Россия перекрывает все трубы, которые только можно перекрыть, — это может быть названо как одна причина, по которой надо спасать Отчизну, а не заниматься демократическими играми".

Гипотеза, однако, выглядит не слишком убедительной. Хотя прецедент отодвигания президентских выборов у нас был. Первые выборы, на которых и победил Александр Лукашенко, состоялись летом 1994 года, вторые — лишь в сентябре 2001-го. Разрыв — семь лет с гаком.

Но! Между этими датами пролег референдум-96, изменивший конституцию и вроде как позволивший обнулить первый срок полномочий. Это обнуление тоже, мягко говоря, вызвало вопросы, однако плебисцит — аргумент, которым у нас побивают, как дубиной, любых оппонентов.

В принципе — заметьте! — бессменный президент синеокой республики весьма щепетилен в формально-юридическом плане, когда речь идет о его властных полномочиях. Так, лимит в два срока, согласно которому давно уже следовало бы уступить резиденцию другому лицу, был отменен не каким-либо брутально-волюнтаристским образом, а чин чином — на референдуме 2004 года.

Да, вновь-таки у внутренних оппонентов и международного сообщества были вопросы по части проведения плебисцита, но чисто формально, опять-таки, попробуй придерись: воля народа и все такое…

И теперь Лукашенко абсолютно не с руки отодвигать выборы за установленный законом предел. Какие риторические фигуры ни употребляй, какими внешними угрозами ни мотивируй, — налицо конфликт с Избирательным кодексом. А это априори усугубляет проблему легитимации итогов очередного переизбрания (иной исход действующий глава государства, как вы догадываетесь, вряд ли планирует).

И если к тому, что Запад кривит губу, Минск привык, то угроза, что выборы не признает и Москва (а такими намеками с востока уже давят на психику), подталкивает к особо дотошному соблюдению всего церемониала.

Скорее, получится наоборот. Александр Лукашенко сместит выборы на более ранний срок.

Прецедент такого сдвига тоже был — в 2006-м. Думали, что выборы пройдут летом, а они неожиданно были назначены на март. И произошло это вскоре после того, как на Конгрессе демократических сил единым оппозиционным кандидатом был избран Александр Милинкевич. Который тут же стал быстро набирать рейтинг — и успел раскрутиться, по данным НИСЭПИ, под 20%. А будь дистанция подлиннее…

Заметьте: глава государства де-факто пошел на усекновение законного срока полномочий — судя по всему, чтобы выиграть тактически, скомкать планы соперников.

Сейчас же главной недружественной силой представляется российский дуумвират. "Я для них чужой человек", — признался Лукашенко журналистам 16 июля. А про черный телепиар в свой адрес сказал так: "Это никакие не СМИ делают, это заказы оттуда. Я знаю, кто эти команды дает, как это управляется, чем".

И чем дальше, тем ожесточеннее обещает быть информационная война. Тем временем множатся слухи, что Кремль уже имеет свой сценарий на грядущие выборы и держит в засаде своего кандидата.

Такие разговоры, сами понимаете, могут разлагающе действовать на номенклатуру и электорат. И вообще — чем черт не шутит! Чем выше градус пикировки с Кремлем (а возврата к соловьиному щебету "братской интеграции" уже не будет, это и ежу понятно), тем выше вероятность, что там удумают нечто совсем нехорошее.

Вот вам и еще один стимул прокрутить выборы как можно раньше.

Наконец, самое банальное и больное: экономика, энергоносители.

Таможенный союз, в который Беларусь вошла скрепя сердце, в любой момент может взорваться разборками по полной программе: партнеры друг другу абсолютно не доверяют, каждая сторона ждет подвоха.

Далее, под Новый год следует ожидать двух войн — газовой и нефтяной, прогнозирует эксперт аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич. Представьте себе: Москва выставляет запредельный ценник, народ в панике, накачанная под выборы денежным анаболиком экономика вот-вот сорвется в штопор инфляции…

Вот и судите, что сподручнее официальному лидеру: тянуть до 6 февраля — крайнего по закону срока выборов — или же, что тоже в рамках закона, провести их до нового года.

"В конце года не будут закончены переговоры с Россией по ценам на газ. У Лукашенко в это время будет сохраняться возможность маневра, так как он будет менее подвержен давлению со стороны России", — отметил в интервью БелаПАН политолог Александр Федута. Он убежден: главе государства выгоднее провести выборы до того, как выстрелит новогоднее шампанское.

В пользу такого варианта говорит и то, что на 7 сентября зарезервирована возможность внеочередной сессии Палаты представителей: дату выборов у нас ведь проштамповывает парламент.

Вся президентская кампания по Избирательному кодексу укладывается в три месяца. Смотрим в календарь: ага, воскресенье, 12 декабря. Вот она, весьма вероятная дата очередных президентских выборов в Беларуси.

Впрочем, утверждать, что все наверху уже решено, я бы не торопился. Есть аргументы и для другой чаши весов. Но это отдельная тема. Скажу лишь об одном моменте: Лукашенко не любит выглядеть слабым. А передвинь выборы поближе — тут же закричат и внутренние, и внешние недруги: ага, испугался!

Так что власти все еще в раздумии.

поделиться