Ценные признания Александра Григорьевича

Газовый конфликт с Россией в конце июня 2010 г. и последовавшая за ним самая настоящая пропагандистская война между руководством двух стран ознаменовали собой начало избирательной кампании Лукашенко (точнее кампании по его самоназначению на очередной пятилетний срок).

Ситуация, в которой проводится эта кампания, является уникальной. Впервые за долгие годы отсутствует активная поддержка главного спонсора белорусской модели – Российской Федерации.

Газовая война с РФ, была не только "побуждением Лукашенко к вступлению в таможенный союз трех постсоветских государств", который лидер Беларуси публично называл "неравноправным". Лукашенко совершенно справедливо увидел за этими событиями более глубокую политическую подоплеку: давление на него лично с целью побудить пойти на существенные экономические и политические уступки перед президентскими выборами.

Эти действия России породили истерическую реакцию белорусского диктатора, которая нашла свое яркое отображение в интервью телеканалу Euronews 24 июня 2010 г. В интервью просматривается определенный план действий для белорусского начальства, который оно обязано будет выполнять в ходе предстоящей кампании самоназначения. Там же интервью Лукашенко "поставил задачи и перед Европой", показывая, чего бы он хотел получить от Евросоюза в качестве платы за отказ от инкорпорации в состав России.

Как подчеркнул белорусский президент, "им (руководителям России) не нравится здесь Лукашенко, поскольку, видите ли, независимость очень рьяно отстаивает, на все 100 процентов. Есть другие личные мотивы, о которых вы тоже хорошо знаете. Много и других моментов: не нравится наша политика, надо нас отстроить. И в принципе, знаете, размышляя имперски, как наши журналисты говорят, они таким образом хотят удержать Беларусь в сфере своего влияния. Нас не надо держать в сфере своего влияния, мы абсолютно пророссийски были настроены, мы делали всё для того, чтобы было хорошо России. Не таким методом надо страны подтягивать к себе и держать их в сфере своего влияния. Надо делать так, как американцы с израильтянами устанавливают отношения. И я Путину с Медведевым часто об этом говорил, хотя где Израиль – а где Америка… Пожалуйста, давайте установим такие отношения, как американцы с Израилем, и вы всегда будете иметь свои интересы в Беларуси, и они свято будут соблюдаться. Так нет же... Имперское мышление в том и состоит, что надо взять, завернуть, наклонить, прижать, удавку набросить. И иначе они не умеют…

Ну и, наверное, нужны какие-то победоносные сегодня успехи. Это тоже для больших государств очень важно, победа какая-то нужна. Но Беларусь не то место, где можно сегодня засучив рукава победить, потому что русский человек не приемлет драку с белорусами, это я знаю точно…

Ну и потом, я уже в СМИ замечаю, на основных телеканалах (российских), что они уже начали выговаривать тезисы президентских выборов в Беларуси. Всё абсолютно ясно: идет давление накануне президентских выборов в Беларуси. И наша оппозиция, и они, считают, что Лукашенко ради сохранения власти перед выборами (чтобы Лукашенко Кремль поддержал и признал) сдаст всё. Мне не надо, еще раз подчеркиваю, никакая поддержка. И мне не надо сегодня никакие признания, кроме признания белорусского народа: выберет белорусский народ Петрова, Сидорова, Иванова в Беларуси – быть ему президентом здесь
".

На прямой вопрос корреспондента: собирается ли Москва поддержать другого кандидата на предстоящих выборах Лукашенко ответил:

"В Москве недавно заявили, года 2 тому назад, что Москва вообще видит нас Северо-Западным краем (России). Понимаете? Я только не знаю, зачем это? Что, территории мало? А помните, единую валюту предлагали ввести в Союзном государстве вместо проведения референдума (как по Договору у нас с ними было определено)? Вот теперь я понимаю, для чего нужна была единая валюта. А единая валюта – это российский рубль и эмиссионный центр в Кремле. Вот и представьте, что было бы сегодня, если бы мы перешли на российский рубль – даже не дернулись бы, даже слово бы в оправдание и защиту не сказали…

Евроньюс: То есть это была бы одна страна? А.Г.Лукашенко: Да хоть бы и две страны: в подобной ситуации еще хуже – мы просто были бы каким-то "отхожим местом" и "обочиной", с нами просто разговаривали бы. Поэтому нам и подсовывали единую валюту
".

Необходимо сделать несколько комментариев к вышеизложенному тексту. Во-первых, бросается в глаза явное противоречие. Лукашенко считает, что он перестал нравиться Кремлю из-за того, что "рьяно отстаивал независимость государства". И тут же заявляет, что все это время был настроен "абсолютно пророссийски".

Как можно быть борцом за суверенитет государства и одновременно этот суверенитет продавать соседям, которые всегда имели имперские амбиции? "Вот такой у нас Союз, такая ситуация. Лучше никогда не было. Просто мы терпели", – это слова президента РБ из того же интервью.

Во-вторых, аналогия с американо-израильской дружбой не является корректной, хотя бы потому, что США не приходится содержать экономику Государства Израиль, которая является высокоразвитой экономикой рыночного типа. В Республике Беларусь все чудеса выживания неэффективной социалистической модели объясняются щедрыми подачками со стороны России, которой стало накладно проводить этот курс с 2005 г. По крайней мере, за продолжение поддержания на плаву нереформированной белорусской экономики РФ захотела получить существенные уступки в области политики и государственного суверенитета.

В-третьих, белорусская оппозиция действительно опасается того, что Лукашенко под давлением Кремля сдаст государственный суверенитет России. В Беларуси нет серьезных политических сил среди оппонентов режима, которые стремились бы к инкорпорации Беларуси в состав России. Подавляющая часть оппозиционных партий и движений выступает за европейскую интеграцию Беларуси. Некоторые политики говорят о сочетании евроинтеграции с особыми отношениями с нашим восточным соседом, но никто из них не выступает за продолжение того убийственного "многовекторного" внешнеполитического курса, который привел к абсолютной зависимости нашей страны от одного государства. Его автором и исполнителем является А. Г. Лукашенко.

Каким же образом Лукашенко собирается проводить кампанию самоназначения на пост президента в 2011 г? Он заявил, что его не пугает перспектива того, что Москва не поддержит его на следующих выборах. Он пококетничал насчет того, что тут же уйдет со своего поста, если почувствует, что перестал нравиться белорусскому народу. «У меня есть достаточно политического чутья, достаточно много методов для того, чтобы это увидеть. Выборы только это могут подтвердить».

На вопрос корреспондента Euronews: а на этих выборах для всех кандидатов будут созданы равные условия? Лукашенко ответил следующим образом:

"Абсолютно для всех. И еще раз подчеркиваю, у меня нет необходимости создавать неравные условия. Потому что вы знаете, что вокруг этих выборов происходит, тем более в России, не говоря уже о Европе (Европа и так будет ”прессовать“ меня по полной программе). Зачем мне еще создавать дополнительные прецеденты и дополнительные рождать факты, чтобы меня упрекали в том, что я нелегитимен, что я там неправильно выборы провел? Мне это абсолютно не надо. Я знаю ситуацию в республике, знаю рейтинг каждого из моих возможных соперников, которые хотят быть президентом. Хотя я ошибся… Хотят ли они быть президентом? Это еще вопрос".

Два комментария к этой части интервью, которая, кратко, но доходчиво, рисует план белорусского президента и задание для чиновников. Прежде всего, следует обратить внимание на существенные отличия Беларуси от других государств, не только демократических, но и некоторых гибридных режимов (соревновательных авторитарных систем, например).

Там выборы обеспечивают поддержку тому или иному лидеру, легитимируя его положение у руля власти. В Беларуси – иная ситуация: вначале административный ресурс и мобилизация чиновников всех уровней и рангов (вот это Лукашенко назвал "иными методами") обеспечивают главе государства стопроцентную уверенность в своей победе, после этого проводятся выборы, которые только подтверждают достигнутый предварительно результат, не имеющий ничего общего с реальным волеизъявлением граждан. Это know-how Лукашенко, которым он гордится, и не пропускает случая, чтобы подчеркнуть свою уникальность.

Лукавый ответ Лукашенко на вопрос корреспондента Euronews о равенстве шансов всех участников предвыборной гонки рассчитан на полное непонимание европейцами ситуации в Беларуси. Конечно, ни о каком равенстве не может быть и речи. Низкие рейтинги оппозиционных кандидатов свидетельствуют о том, что президент обеспечил себе огромные преимущества на старте: информационные, финансовые, организационные. Их невозможно поднять, когда Лукашенко контролирует телевидение, радио, многотиражные газеты, а Интернет все еще остается забавой для узкого круга протестно настроенных интеллектуалов.

Таким образом, следующие президентские выборы в Беларуси пройдут по-старому, в хорошо отработанной манере самоназначения главы государства на свой пост. Единственным отличием будет то, что теперь политическая кампания властей будут сопровождаться не антизападной риторикой, а сюжетами по БТ, посвященными тому, какое плохое нынешнее российское руководство, не протянувшее руку помощи братскому белорусскому народу. Определенной новацией будет также то, что теперь Лукашенко будет апеллировать к Европе, стремясь приучить ее к факту собственного самоназначения. Она должна хотя бы молчаливо смириться с этим, чтобы обезопасить себя от угрозы (реальной или мифической), исходящей от российского экспансионизма.

Но "задание для Европы" не сводится только к этому. В интервью Euronews белорусский диктатор был достаточно откровенен. С одной стороны Лукашенко заявил, что обострение отношений с нынешним российским руководством не означает разрыва партнерских отношений с Россией. Он назвал внешнеполитическое и оборонное ведомства России в качестве структур, с которыми Беларусь поддерживает дружеские и взаимовыгодные отношения, несмотря на конфликт с энергетическими монополиями и правительством в целом. Это – намек на раскол российских элит по вопросу отношений с РБ, намек на понимание его позиции со стороны военно-промышленного комплекса РФ. Он также заявил, что не собирается на 180 градусов менять свою внешнеполитическую ориентацию и вступать на путь европейской интеграции.

Лукашенко отделался дежурными фразами о том, что "большая политика не терпит никаких разворотов, а резких разворотов тем более. Второе. Давайте будем объективны: нас, что в Европе ждут? На реплику корреспондента о том, что «Беларусь страна европейская"

… Лукашенко заявил да. "Более того, Беларусь – это центр, сердце Европы. Здесь находится центр Европы. Я всё это понимаю. Но еще раз подчеркиваю – Европа нас не ждет. В-третьих. У Европы сегодня столько проблем с этими 27-ю государствами, что им сегодня не до Беларуси, не до Украины и не до других. В-четвертых, я вам скажу абсолютно откровенно: то, что от нас европейцы сегодня требуют, для нас неприемлемо. Я не могу проводить политику в интересах групп, кланов или еще кого-то. Я могу проводить политику только в интересах собственного белорусского народа. Как сегодня мыслит и требует белорусский народ, так я и буду делать!

…В этом плане я не хочу сказать, что у нас, в Беларуси, не любят Европу, не понимают, не хотят жить так, как в Европе. Но наши люди, Алексей, хотят жить в своей стране. Мы никуда не будем поворачивать и разворачивать, мы останемся на своем клочке земли, мы будем жить здесь, не создавая никому никаких проблем, нашим соседям, прежде всего. А наш сосед с одной стороны – Россия, а с другой стороны – Европейский Cоюз. И мы никогда проблем этих не создавали, если нас не пытались наклонить, если нас не пытались силой понудить к решению каких-то проблем и каких-то вопросов. Мы будем жить на своей земле как суверенное, независимое государство, не создавая никому никаких проблем. Я думаю, для Европы это нормально
".

Необходимо сделать только одно замечание. Ту политику, которая привела Беларусь на край пропасти, включила вопрос утраты государственной независимости в политическую повестку дня российского руководства, наш президент называет "великой", и отступать от нее он не намерен. Разворот в сторону европейской интеграции был бы, по его мнению, поворотом политики "под влиянием кланов", а он печется об интересе "всего народа".

Все происходит с точностью до наоборот. Такой разворот политики европейского государства невозможен из-за узкокорыстных клановых интересов Лукашенко и его окружения, которым невозможно адаптироваться к экономической и политической конкуренции, игре по правилам, а не по декретам президента. Возвращение в Европу было бы смерти подобным для провинциального клана Лукашенко, и именно его узкокорыстные интересы стоят на пути европейской интеграции Беларуси.

Но даже Лукашенко вынужден признать, что белорусы хотят жить так, как живут европейцы. Но одного географического местоположения в центре Европы не достаточно для того, чтобы иметь такой же уровень благосостояния, какой имеют немцы, австрийцы или французы. Нужно создавать аналогичную экономическую и политическую систему. Без реформ обещание обеспечить европейский уровень жизни белорусам является пустым бахвальством.

С другой стороны, Лукашенко пожурил Евросоюз, за неправильные акценты, расставленные в программе Восточное партнерство, куда входит и Беларусь.

На справедливые слова корреспондента Euronews о том, что Европа предложила Республике Беларусь данную программу и нужно активнее действовать, Лукашенко заявил: "а где оно это Восточное партнерство… Да болтовня это полная... Как активно действовать? Одно какое-то совещание прошло не понятно для чего, а дальше – полная тишина. Нам же Восточное партнерство нужно не для политики, скажем, прежде всего, не для политики. Нам нужна экономическая составляющая. Давайте в этом направлении и действовать. Но и Европа хороша. Я не хочу сказать, что я, как меня в России упрекают, по всем фронтам начинаю воевать: и с Европой, и с Россией. Да нет, я ни с кем не хочу воевать, я хочу, чтобы было тихо и спокойно. Нам нужна тишина и покой. Мы свое счастье найдем сами. Я смогу организовать страну так, что 10 миллионов будут жить нормально. Нормально! Не хуже, чем в Европе – гарантирую".

Другими словами, Лукашенко выступает за то, чтобы Европа оказывала активную экономическую помощь Беларуси, не зудела над ухом о необходимости проведения структурных реформ в экономике и не совала свой нос в политику: не требовала соблюдения прав человека и проведения демократизации.

Если бы Лукашенко добился этого от Евросоюза, тогда возможно он на время и стал бы союзником Запада в его противостоянии российской угрозе. Но только на время, пока не сменится властная элита в России и на смену нынешним "модернизаторам" не придут "ястребы" от ВПК, которые для Лукашенко ближе, понятнее и милее всех европейских политиков вместе взятых из старых и новых стран-членов Евросоюза. Российскому ВПК адресованы та часть интервью, где Лукашенко говорит о том, что нужно «порох держать сухим», продолжать выполнять роль форпоста России на западном направлении и его сожаления по поводу вывода с территории Беларуси российского ядерного оружия при Шушкевиче.

Еще один важный момент, который не понимается многими аналитиками в Беларуси и Европе заключается в том, что в своем конфликте с Путиным – Медведевым Лукашенко выступает не защитником национальных интересов (его нельзя сравнивать с Саакашвили). Белорусский президент защищает интересы ультрарадикальных российских ястребов, апеллирует к той части российского истэблишмента, которая и на дух не переносит отказ от конфронтации с Западом.

Раз это так, то и ликвидация режима Лукашенко возможна в случае достижения согласия между наиболее идеалистически настроенной частью властной элиты в Евросоюзе (для которой европейские ценности – не пустой звук) и наиболее прагматичной частью российской элиты (для которой содержание Лукашенко стало слишком дорогим удовольствием).

поделиться