Моя милиция меня… стережет?

Времена "Дяди Степы – милиционера", похоже, окончательно ушли в прошлое. Все больше мы слышим о милицейском беспределе, и все больше мы слышим о безнаказанности сотрудников милиции. Это касается не только России, но и Беларуси.

Идеалом милиционера стал не "Дядя Степа", а "Глухарь" из НТВ-шного сериала. Я просмотрел только несколько серий из этой эпопеи. И что я там увидел? Сотрудник милиции Глухарев по кличке "Глухарь" нагло лазает по кошелькам преступников и "отмазывает" их за то, что он нашел в кошельках.

Да, действительно, он иногда раскрывает преступления, при том, особо тяжкие – убийства, типа. Но… С трупа денег взять нельзя. Поэтому и раскрывает.

Это не только российская проблема. Как показывают последние исследования независимых социологов, проведенных в июне этого года, на протяжении многих лет индекс доверия населения милиции остается отрицательным. Это говорит о том, что доверяющих этой структуре меньше, чем не доверяющих. И милиция, к слову сказать, остается на последнем месте среди прочих силовых структур.

Независимый институт социально-экономических и политических исследований, зарегистрированный в Литве, провел опрос граждан Беларуси насчет того, каким силовым институтам власти они доверяют. Результаты совершенно парадоксальные! Доверяют всем. Кроме милиции.

Так, индекс доверия КГБ составил "+0.01". Это значит, что граждане Беларуси скорее доверяют КГБ, чес не доверяют. Индекс судов – "+0.07". Суды в плюсе. Прокуратура – "+0.06". Меньше, чем суды, но больше, чем КГБ. А вот милиция – озаботьтесь! – "–0.08". Минус 0.08 – это в минусе гораздо больше, чем у самой доверяемой структуры (суд)!

Почему милиция из "Дяди Степы" превратилась в "Глухаря"? По мнению населения, наиболее существенными проблемами в деятельности милиции остаются коррупция в ее различных проявлениях, (39.8%) безразличие и формализм (29.9%), безнаказанность сотрудников за незаконные действия (25.3%). На этот вопрос можно было дать более одного ответа. Но не может не напрягать ответ на один из вопросов – с применением неоправданного насилия так или иначе столкнулись 19.5% опрошенных.

Итог: почти 40% опрошенных сталкивались с вымогательством, и почти 20% опрошенных – с применением неоправданного насилия. При этом более 25% опрошенных считают, что сотрудники милиции в этих случаях окажутся безнаказанными.

Здесь даже не надо приводить в пример известный случай с майором Евсюковым в Москве, который из табельного оружия расстелял людей в гипермаркете. Своих случаев хватает.

Вечером 6 июля участковый милиционер Рогачевского РОВД, находясь в служебной машине, выстрелил из табельного пистолета в 22-летнюю девушку, жительницу деревни Журавичи Рогачевского района. Она получила слепое огнестрельное ранение головы и скончалась через 10 дней в больнице, не приходя в сознание.

Установлено, что милиционер на момент совершения преступления был пьян – в его крови было около 1.8 промилле алкоголя. В крови его коллеги-участкового, который также находился на месте ЧП, было 2.0 промилле алкоголя. Третий участник компании милиционеров скрылся, поэтому его не освидетельствовали. Водитель-милиционер был трезв, но он не доложил руководству о том, что его коллеги пьянствуют, а не охраняют общественный порядок.

Известно, что стрелявший пьяный мент орал, что ему все до фени, и что ему за это ничего не будет.

Несовершеннолетний житель Солигорска Андрей Дубовик учился в Минске в колледже. Вечером 29 апреля Андрей и его приятель Виктор отправились погулять со знакомыми девушками. Пока провожали девушек, метро закрылось. Пошли через дворы, решив, что так сократят путь. То ли чтобы согреться, то ли ради юношеского хулиганства забрались в одну из машин, в которой оказалась не закрыта дверца. Оба не только прав не имеют, но и не умеют водить автомобиль. Андрея с Виктором задержали, избили в машине, и в РУВД. Оперативник наносил удары по голове, ногам, туловищу: мол, хотели заставить дать показания, что парень хотел угнать аж несколько машин.

Более того, в протоколах была обозначена дата попытки угона –30 апреля. Но почему-то дознаватель заполняет протокол от 29 апреля и признает потерпевшим некоего гражданина. Как этот гражданин может быть потерпевшим, если преступление еще не совершено?

Можно было бы еще долго продолжать этот список. Однако, здесь есть другой вопрос. Что делать гражданам, столкнувшимся с "Глухарями"?

34.5% опрошенных готовы обратиться в Администрацию президента и к чиновникам (в горисполком, облисполком). 33.9% – в правоохранительные органы (милицию, прокуратуру, суд). 13.6% – в средства массовой информации. Но 23.1% (а это почти четверть населения!) считает, что "Нет смысла защищаться, государство все равно выиграет".

Впрочем, это неудивительно. То, что треть граждан собирается, в случае нарушения их прав, обращаться в правоохранительные органы, а еще треть – к вышестоящим чиновникам, объясняется просто. Некуда больше обращаться! То, что 13.6% готовы обратиться в СМИ, – это тоже не показатель. Они просто надеются, что если СМИ напишут об их проблеме, то на это обратят внимание чиновники, прокуратура, суд, милиция. Это просто опосредованное и публичное обращение в те же органы.

Причем, малое количество респондентов, готовых обратиться за поддержкой в СМИ показывает, что люди прекрасно понимают, что СМИ – это не «четвертая власть», а просто способ давления на власть реальную.

И еще один тревожный звонок. На вопрос "Чувствуете ли Вы себя защищенными от возможного произвола со стороны властей, милиции, ГАИ, налоговой службы, судов, прочих государственных структур?", ответ "Скорее/определенно нет" набрал 49.6% голосов. Почти половина населения не чувствует себя защищенной. Причем, защищенной не от бандитов, а от родной милиции.

А между тем, в одном из интервью первый генерал-лейтенант милиции в Республике Беларуси Мечислав Гриб говорил, что если уровень доверия милиции в обществе снижается меньше 80% — это катастрофа для милиции.

Извините, "Дяди Степы" больше нет.

поделиться