Задание на осень. Часть I

Участие белорусского президента в августовском саммите ОДКБ оставило некое двусмысленное и крайне неприятное ощущение. За девятнадцать лет своей независимости никогда еще белорусское государство стараниями его главы не было столь изолированно, как сейчас.

В Ереване президента Лукашенко его коллеги как бы не замечали. Положенный этикет соблюдали, но вели себя на неформальной встрече сугубо формально - это как отложенный приговор, вроде бы ты пока с нами, но только закроется за тобой дверь...

Большего унижения для белорусского президента, еще недавно чувствовавшего себя в окружении лидеров постсоветских государств, по меньшей мере, на равных, и придумать было нельзя. Мы еще не осознали до конца, что произошло в Армении…

А между тем, это пока еще не до конца проявленная геополитическая изоляция - вот с чем пришел г-н Лукашенко к своему четвертому сроку. Трудно считать это "достижение" успехом многолетнего нахождения у власти.

Пришла шестнадцатая осень несменяемого белорусского правителя. Денег нет, инвестиций нет, внутренних ресурсов нет, массовой поддержки населения нет, международного авторитета нет, внешней политической и экономической поддержки также нет.

Нет и объявленного хорошего урожая. Нет никаких 7 млн. тонн. В республике собрали около 5,8 - 5,9 млн. тонн зерна, в том числе по традиции много ржи. Кукурузы, на которую делали особую ставку, собрали около 380 тысяч тонн. К слову, рожь осталась и с прошлого урожая. Ее пытались экспортировать, но без особого успеха. Превращение Беларуси в мирового экспортера зерновых остается на уровне отчетов правительства своему президенту, да пиар-обещаний последнего о поставках зерна и картофеля по мировым ценам "оголодавшей" России. Последний анекдот - поставка гречки в Санкт-Петербург.

Привлеченные гордыми реляциями белорусских СМИ, в республику понаехали перекупщики (в основном, азербайджанцы). Ездят по хозяйствам, но им ничего не продают. Или нечего или необходимо столько согласований в госорганах, что статус картошки растет на глазах. Государство также ничего не закупает, так как у него нет денег.

Зато у Лукашенко есть растущий на глазах внешний долг, негативное внешнеторговое сальдо и, как результат, начавшееся брожение в белорусском политическом классе вкупе с номенклатурой.

С другой стороны есть реально действующий нефтяной мост через Атлантику. Никто уже не считает танкеры из Венесуэлы. Плывут. Но при этом белорусский нефтехимический комплекс находится на грани допустимой рентабельности и только невероятными усилиями властей не сваливается в яму банкротства. Республиканское руководство не смогло в полной мере восполнить поставки дешевой российской нефти. Согласно стратегии развития энергетического потенциала, утвержденной Совмином РБ в августе текущего года и рассчитанной на период до 2020 года, на обеспечение энергетической независимости республики необходимо потратить 45,9 млрд. долларов, т.е. фактически современный ВВП РБ. Говоря образно, в масштабах Беларуси это сродни полету на Марс…

Тем временем, белорусские власти все больше замыкаются на политическом пиаре, превращая свою деятельность в непрерывную избирательную кампанию. Одни и те же заявления, стандартные обещания, однотипные заверения: из месяца в месяц, из года в год, из десятилетия в десятилетие…

Беларусь потеряла Россию

Безусловно, Лукашенко ощущает международную изоляцию. Видимо он не ожидал, что вся его "многовекторная политика" в реальности исчерпывается Москвой. Как только белорусский президент стал не нужен России, к нему мгновенно потеряла интерес основная часть современного мира, включая, естественно почти все страны СНГ.

Минск был силен своим союзом с Кремлем. В мире белорусского президента видели едва ли не посланником Москвы, через которого можно было передать некие просьбы в Россию. Запад видел в белорусском лидере безальтернативного "контролера" солидной части российского энергетического транзита. Однако время идет и сейчас уже у самой России появляется в отношении Минска все больше альтернатив. И не только в плане транзита.

Что-то изменить или остановить столь негативные для официального Минска процессы в российско-белорусских отношениях Лукашенко и его команде уже не под силу. Во-первых, для этого необходимо доверие между Москвой и Минском. Во-вторых, белорусская власть должна иметь политические и экономические ресурсы для лоббирования своей версии формата отношений между странами. В-третьих, Минск должен представить новые реальные инициативы, имеющие конкретные сроки исполнения и не требующие от Москвы новых десятилетий дотирования белорусской экономики.

Безусловно, доверие в данном случае является первостепенным, так как именно его дефицит лежит в основе международной изоляции, являющейся только частью наиболее опасной для Минска тенденции: Беларусь теряет или уже потеряла Россию.

Понимают ли этот факт в руководстве республике? Внимательный мониторинг белорусского истэблишмента, прежде всего его прозападной или, что вернее, про-польской части, позволяет утверждать, что в этом секторе белорусского руководства все в принципе всем довольны: Лукашенко изолирован от Москвы. Он беззащитен и готов сотрудничать с любыми внешними силами, гарантирующими ему сохранение в его руках власти. Сейчас глава белорусского государства пожмет руку любому - начиная от Варшавы, Брюсселя, Вашингтона и Пекина, завершая Аль-Каидой и Талибаном. В данном случае вступает в силу правило выбора наименьшего зла. Кое-кого можно поздравить с успехом…

Не исключено, что Александр Лукашенко хотел бы донести до Москвы свою готовность к самым невероятным внешнеполитическим комбинациям, но вот Москва как-то не торопится испугаться и не собирается уговаривать белорусского президента остаться союзником России. Москва ему не доверяет. Видимо и в российском руководстве понимают, что реальный внешнеполитический потенциал Минска заключается в том, что за ним стоит Москва. Сейчас за Минском растущая пустыня пустых обещаний, вранья, обманов и предательств, которую Лукашенко сам сотворил за годы своего президентства. По этой причине в Минске рады любому "залетевшему" из России гостю.
Диалог с прибывшим на прошлой неделе в белорусскую столицу губернатором Курской области А. Михайловым прекрасно иллюстрирует современный образ мыслей белорусского президента.

Всплывший Курск

Стоит обратить внимание, что само появление главы российского региона в РБ было встречено в руководстве республики с особым вниманием и удовлетворением. Визит губернатора Михайлова должен был продемонстрировать, что "белорусская" политика Кремля не встречает поддержки со стороны российских регионов. Но Минск перестал бы быть собой, если бы не попытался одним выстрелом "убить двух зайцев", то есть приезд высокого гостя из Курска должен был одновременно стать неким намеком на пока виртуальное, на уровне ощущений, но все-таки "потепление". Этакий "тихий ангел" прошептал, что диалог между Москвой и Минском после неформального саммита ОДКБ в Ереване вроде как стал "налаживаться". Стоит сказать, что одним из результатов саммита явилась договоренность о председательстве РБ в ОДКБ с декабря 2010 года.

Небольшое отступление от темы…

Прошу заметить, что в данном случае мы имеем дело с политической игрой на "кончике иглы". Белорусский агитпроп делает пиар буквально на полутонах. К примеру, факт приезда курского губернатора интерпретируется в качестве свидетельства слабости Кремля, его готовности к диалогу с Лукашенко. В основе такого умозаключения лежит простейшая ошибка - перенос белорусских политических реалий на российскую почву.

Действительно, трудно представить себе поездку губернатора Минской области в Москву и его встречу с Д.Медведевым. И дело не в том, что российский президент не захочет или не сможет с ним встречаться. У него своих губернаторов почти сотня. А в том, что Беларусь унитарная республика, а Россия - федерация. Российские губернаторы посещают весь мир и ведут полноценные экономические переговоры от Австралии до Ирландии. Это нормальная практика для субъектов федерации, но невиданная вольность для такой республики, как Беларусь. Кроме того, стоит отметить, что далеко не все губернаторы являются членами "Единой России"… Не забыть сказать, что визит А. Михайлова в Минск был плановым…

Такие же ошибки делаются и в отношении анализа будущего председательства белорусского президента в ОДКБ. Пока основная версия, гуляющая в белорусском политическом классе, сформулирована вокруг "непоследовательности" Москвы, которая сама выдвинула Александра Григорьевича на столь "ответственный пост". Между тем не учитываются четыре основных фактора, лежащих в основе предложения Лукашенко возглавить ОДКБ:

- председательство в ОДКБ связано не с решением оперативных задач блока (для этого есть Н.Бордюжа), а с проработкой и согласованием концептуальных вопросов функционирования ОДКБ. Не более того. Считать данный пост неким "рычагом давления" на Москву, не приходится. Скорее наоборот. В данном случае А. Лукашенко предоставляется возможность воплотить в жизнь свои многочисленные критические замечания, направляемые им в адрес блока с лета 2009 года;

- Александр Лукашенко пропустил свое председательство в ОДКБ в прошлом году, когда приложил ряд усилий для дестабилизации блока, не подписывая документы о создании КСОР. Естественно, он не мог себе даже представить, что уже в апреле 2010 года КСОР понадобиться в Киргизии для удержания власти К. Бакиева;

- В рамках своего председательства А.Лукашенко придется контактировать со всеми лидерами стран-участниц ОДКБ. Между тем, если он еще как-то в силах поддерживать ограниченный контакт с президентами Армении и Таджикистана, то с президентами России и Казахстана контактов просто нет. Стоит напомнить, что Нурсултан Назарбаев, с тюркским умением "видеть" людей, еще с середины 90-х годов прошлого века относится к Александру Лукашенко с плохо скрываемым презрением. Сейчас президента Казахстана ничего не сдерживает. Особый интерес представляет согласование вопросов по ОДКБ между Лукашенко и Медведевым… Но главная интрига заключается в общении президентов Беларуси и Киргизии. Между тем, уклониться невозможно - Роза Отумбаева, как бы не была слаба ее страна, расколотая на два региона, в настоящее время является легитимным президентом;

- Киргизская проблема является ключевой для ОДКБ. Только для того, чтобы приступить к ее обсуждению, не говоря уже о выходе на какие-либо решения, от Лукашенко потребуют "билет" на "входе" - отдать друга Курманбека! Иначе позиция А. Лукашенко будет изначально лицемерной - невозможно одной рукой способствовать стабилизации политического положения Киргизии, а другой рукой заниматься ее дестабилизацией.

В общем, председательство Лукашенко в ОДКБ обещает для него серьезные проблемы. Если он сохраняет интригу с Бакиевым, то он проваливается с председательством уже в декабре. Если белорусский президент его "сдает", то получает блокирование со стороны уже не только Казахстана, но и Таджикистана и т.д. к полному удовлетворению Москвы которая, между прочим, в любом случае выигрывает. В итоге, председательский пост в ОДКБ - не выход из международной изоляции, а еще один этап к ее упрочнению и потере последних остатков международного авторитета.

Возвращаясь к Курску

Высказанные А. Лукашенко в ходе беседы с губернатором Курской области умозаключения могут быть проанализированы только целиком. Они поражают неадекватным восприятием реального статуса Беларуси и ее руководства:

"Знайте, хотят политики или не хотят, но белорусов и россиян разорвать нельзя. Нет таких политиков, которые бы могли разорвать нашу дружбу и братство. И я это говорю не потому, что некоторые талдычат у вас и у нас, что Беларуси и Лукашенко некуда деваться. Слушайте, мир огромен. И стоит только шевельнуться в нужном направлении и Беларусь в одиночку не останется. Только не знаю, будет ли это выгодно руководству Российской Федерации. То, что нашим народам будет невыгодно - это факт. Поэтому давайте оставим всю эту грязь за скобками… Никакой ориентации у нас влево или вправо нет. Мы абсолютно надежные партнеры и выдержанные… Мы готовы поделиться последним, готовы оказать любую помощь и поддержку, на которую способны".

Обратите внимание: дружбу "разорвать нельзя", что в целом хорошо. Но "стоит только шевельнуться в нужном направлении и Беларусь в одиночку не останется", т.е. А. Лукашенко понимает, что республика благодаря его усилиям оказалась в изоляции. Но что мешает белорусскому президенту прорвать эту изоляцию? Оказывается забота об интересах России: "будет ли это выгодно руководству Российской Федерации?". Понятно, что для того, чтобы Беларусь "не шевелилась", Москве надо раскошелиться. В общем, при любом маломальском внешнеполитическом "шевелении" дружбе конец. Это понятно: "неразрывную дружбу" необходимо оплачивать. Иначе дружбе не быть…
Невольно возникает ощущение, что в Беларуси развивается какой-то особый русский язык. Здесь "дружба" означает платное наемничество, "помощь" - поставку той же картошки с предоплатой или подряд по уборке урожая у соседей, чей фермерский рыночный статус не позволяет им вести столь широкую жизнь за счет государства - держать собственный комбайн, который работает не более недели в году.

Проще нанять…

Но в Беларуси это подается, как помощь соседям на уборке урожая. Любопытно, что в данном случае президент Лукашенко, когда он говорит о том, что его волнует реакция Москвы на его внешнеполитические "шевеления", выступает не с позиции белорусского президента, а с позиции, по меньшей мере, главы Российской Федерации, об интересах которой он трогательно заботится. В принципе, его об этом никто не просит. Но при этом Лукашенко не ставит вопрос о том, будет ли в белорусских интересах внешнеполитическое "шевеление" Минска в "огромном мире"?

Заявления о постоянной готовности "оказать любую помощь и поддержку, на которую способны" смотрятся несколько забавно на фоне невыполненных обещаний по признанию новых закавказских государств, вхождении РБ в "Восточное партнерство", дружбе с Саакашвили и врио президента Молдавии и т.д. Естественно, "заверения" в готовности предоставить помощь и поддержку России со стороны Беларуси должны быть, по мнению ее президента, предварительно "оплачены" поставками беспошлинной российской нефти… В общем и целом, опять странный вариант русского языка, практикуемого в Беларуси.

Итак, фиксируем "курские" высказывания белорусского президента, которые нам важны в качестве определения очередного этапа развития российско-белорусского политического кризиса.

Во-первых, Лукашенко в диалоге с губернатором Курса решительно ничего нового не сказал. Он продолжает играть роль внешнеполитического коробейника - лимитрофа. При этом уподобляется музыкальной шкатулке в доме, где все давно умерли, а она продолжает бренчать: "Ах, мой милый Августин…". Заявления белорусского лидера звучат в условиях полноценного политического кризиса между странами, когда отношения между Москвой и Минском не просто напряженные, но, пожалуй, уже могут сравниться с российско-грузинскими.

Во-вторых, трудно понять, к кому обращается Лукашенко? Если к руководству России, то тогда он их всех считает круглыми идиотами, так как он тут же заявляет, что… "меня все больше подталкивают, чтобы я как-то реагировал на то, что происходит в отношении меня и Беларуси. Я на эту грязь отвечать не собираюсь… Все, что вы видели - это касается не Беларуси и не белорусского президента. Это фильм о них (о Д. Медведеве и В. Путине - А.С.), они хотят, чтобы и все такие были".

То есть, белорусский президент намекает, что именно российское руководство уничтожало его политических противников, грабило собственный колесный и газовый транзит, лгало о готовности к интеграции, обещало и не признало Абхазию и Южную Осетию. Какие у чистейшего в делах и помыслах "крестного батьки" Лукашенко могут быть диалоги с такими «преступниками» из Кремля и российского Белого Дома?

Если Александр Лукашенко обращается к белорусскому народу, то он только фиксирует то, что белорусское руководство в полной изоляции, потеряло контакт с Москвой и фактически делегитимизировано: "Абсолютно никакого конфликта между Беларусью и Россией нет, никакого конфликта между россиянами и белорусами нет и быть не может. Все, что происходит, это абсолютно субъективно. Это личностный конфликт, поэтому вы так его и воспринимайте".

Стоит напомнить, что формула власти в РБ до настоящего момента почти не изменилась: "У власти в республике может находиться только тот политический лидер, который способен решать проблемы республики в Москве". Белорусский президент расписался в том, что он не имеет контакта с Москвой. По сути дела Лукашенко делает взаимоисключающие заявления, что свидетельствует о слабости его позиции, непродуманности и отсутствии серьезных аргументов. Здесь стоит сделать паузу и поразмышлять, как белорусский правитель умудрился довести за лето и так плохие российско-белорусские отношения до состояния кризиса?

Вернемся на три месяца назад к статье "Задание на лето 2010" от 31 мая 2010 г.

В летний политический сезон белорусский президент входил с невысокими шансами на успех."Видимо А. Лукашенко полностью исчерпал свой политический ресурс. Договоренности с ним и тогда и сейчас невозможны в принципе. Более того, негативное отношение к главе белорусского государства со стороны российского истэблишмента столь глубоко, что какие-либо стратегические соглашения с белорусским президентом крайне сомнительны. Для российско-белорусских отношений он не только бесполезен, но и деструктивен. В создавшихся условиях у Лукашенко только одно задание на наступающее лето: российско-белорусский саммит. Саммит, естественно, не спасет ситуацию, так как, скорее всего, будет бесплоден. Но сам факт проведения саммита в преддверии 1 июля - начала полноценного функционирования Таможенного Союза, позволит белорусскому президенту в разгар предвыборной кампании поговорить о поддержке Москвы. В противном случае у г-на Лукашенко будут серьезные и практически не решаемые проблемы…".

Кроме того, в конце мая текущего года в одной из своих публикаций автор этих строк прогнозировал, что Лукашенко все-таки вступит в Таможенный Союз: "Если Минск все-таки рискнет остаться вне Таможенного Союза, что, безусловно повлечет за собой потерю российских рынков, то за 2011 - 2012 год, вместе с вводом в строй Nord Stream и БТС-2, в Беларуси произойдут серьезные политические трансформации. Техническая база под эти трансформации достраивается со скоростью 3 километра трубы в сутки. Работают в три смены…".

Как видим, прогнозы оправдались. Лукашенко так и не смог навязать России свои условия вступления в Таможенный Союз. Более того, когда ТС стал формироваться в виде "двойки", у белорусского лидера не выдержали нервы и 3 июля он в прямом эфире "проговорился", что белорусский парламент выполнил все процедуры, необходимые для оформления входа республики в Таможенный Союз.

Учитывая, что по традиции Александр Лукашенко отождествляет Беларусь персонально с собой, белорусский президент рассчитывал, что в рамках ТС ему удастся навязать свое видение таможенной зоны и выбить из России столь необходимые ему для легитимизации четвертого президентского срока дотации (беспошлинную нефть). Однако он не учел, что партнеры по ТС как раз отделяют А. Лукашенко от его республики, не без оснований считая, что "крестный батька" несет угрозу любому интеграционному проекту, в который попадает. Появившиеся на прошлой неделе в белорусских СМИ попытки перевести "контрабандные" "стрелки" на российскую и казахстанскую таможни заставили Москву насторожиться. Слишком уж эти информационные вбросы были похожи на крик "Держи вора!". Известно, что в Беларуси по традиции еще 90-х годов контрабандное дело находится в ведении государства.

Скандалы в ТС неизбежны, но вряд ли кто-то будет выдавливать оттуда Беларусь. А вот персонально Лукашенко там совершенно не нужен. Вытеснять его будут в период формирования ЕЭП. В этом плане наш прогноз: что "Лукашенко полностью исчерпал свой политический ресурс. Договоренности с ним невозможны в принципе. Более того, негативное отношение к главе белорусского государства со стороны российского истэблишмента столь глубоко, что какие-либо стратегические соглашения с белорусским президентом невозможны в принципе. Для российско-белорусских отношений он бесполезен и деструктивен" - вылился в три серии фильма НТВ "Крестный батька" и несколько заявлений Медведева и Путина. В итоге Москва "поставила" медицинский диагноз Лукашенко, а значит, поставила на нем крест, как политике. Таким образом и этот прогноз оправдался.

Заданием Лукашенко на лето было, во что бы то ни стало добиться российско-белорусского саммита. Во второй половине июня белорусский президент пробился к Дмитрию Медведеву, чтобы затем ночью "голодным" уехать к Путину. Впрочем, его и там не "накормили"… Саммит был провален. Голодный и бездомный Лукашенко, слоняющийся по окраинам Москвы, оказался своеобразным символом летнего российско-белорусского политического кризиса.

Результатом провального российско-белорусского саммита оказалась небольшая июньская газовая война, о причинах которой до сих пор спорят белорусские аналитики. Чаще всего выражается недоумение самим фактом столкновения на газовой почве, так как задолженность Беларуси за поставленный газ оказалась меньше, чем долг России за газовый транзит. При этом белорусская аналитика упорно не видит главного - были зафиксированы новые цена на российский природный газ в 2010 году. (Беларусь упорно валяла дурочку, оплачивая газ по цене прошлого года - Ну, забыли…) и вместе с подписанием новых ставок по транзиту были подняты цены на газ на внутреннем белорусском газовом рынке. В данном случае Газпрому были важнее договоры, чем деньги. Он производил "зачистку" договорной базы в преддверии выхода цен на газ для республики на мировой уровень (2011 г.). Попутно снимались газовые проблемы в начинающемся российско-белорусском кризисе. Газовый транзит выводился из-под возможной эмоциональной реакции белорусского президента.

Для таких опасений имеются основания. В ходе июньской газовой войны Лукашенко отдал приказы перекрыть транзит. Правда, никто из белорусских газовиков не поспешил к вентилям (между прочим, важный момент), но сам факт попыток хвататься за трубопроводы не остался вне внимания Кремля.

Москва готовила кризис, снимала фильмы, формировала свою новую политику в отношении Минска. Это заняло не один месяц, что, между прочим, опровергает мнение, распространяемое белорусскими официальными СМИ о том, что российские власти, столкнувшись с июльскими пожарами и засухой (вариант - обострение отношений между В. Путиными Д.Медведевым), использовали информационную войну против Минска с целью отвести от себя внимание.

Белорусская тематика не является приоритетной в российском внешнеполитическом дискурсе. Есть более глобальные проблемы. Кроме того, белорусская сторона, выдвигая подобного рода версии, опять совершает традиционную ошибку, искусственно перенося условия белорусского политического поля на российское. Если для руководства Беларуси взаимоотношения с Москвой являются вопросом внутриполитическим, то для Москвы, ее, к примеру, отношения с Вашингтоном, остаются в поле зрения специалистов и комментаторов. Что уж говорить о значении белорусской политики Кремля на внутриполитические проблемы РФ. Россия во многом является самодостаточной страной.

(продолжение следует)

поделиться