Кремль уже принял решение по Лукашенко

Вы бы купили подержанный автомобиль у этого человека? (Март Сал о Ричарде Никсоне)

Пауза

Третью неделю в российско-белорусской пропагандистско-информационной войне наблюдается пауза.

Изредка она прерывается "обстрелами" позиций "противника". В частности, 06.11.10 Белорусское телевидение, сообщая о нападении в Москве на журналиста "Коммерсанта" Олега Кашина, отметило, что в сферу его профессиональных обязанностей входило освещение деятельности президента Дмитрия Медведева. Намек вполне прозрачный.

Москва, как правило, не отвечает на такого рода выпады, так как занята другими, более важными темами: визит Д. Медведева на саммит 20-ки в Иокогаме, деятельность нового мэра Москвы, экономические вопросы и т.д. Стоит отметить, что в российских СМИ почти ничего не говорится и о продолжающейся в Беларуси президентской избирательной кампании. У руководства России не ощущается особого желания заниматься столь малопродуктивным делом, как публично дискуссировать с А. Лукашенко. Российскому руководству в настоящее время не до Минска.

С одной стороны отсутствие на российском экране и на страницах газет новостей из Беларуси может говорить о том, что основные решения уже приняты. Однако параллельно пауза может означать борьбу за "чистоту эксперимента" - необходимо "оставить белорусов в покое", чтобы у них не возник в очередной раз соблазн обвинить Россию во вмешательстве во внутренние дела суверенной республики.

Обращает на себя внимание то, что белорусская сторона воспринимает паузу исключительно в свою пользу. Считается, что в российском руководстве "разум взял вверх", что Москва "никуда не денется от признания воли белорусского народа" и "все вернется на исходные позиции", т.е. А. Лукашенко по-прежнему будут вытягивать из России энергоносители по внутрироссийским ценам, сбывать на российском рынке свои товары и при этом, как всегда, изощряться в оскорблениях в адрес российских властей.

Такая реакция понятна и легко объяснима - к колониальному статусу России в официальном Минске привыкли настолько, что летне-осеннее обострение отношений воспринимают в качестве неприятностей местного масштаба. Обращает на себя внимание то, что официальная белорусская политическая публицистика отвергает само понятие российско-белорусского политического кризиса, настаивая на личностном факторе в отношениях между Россией и Беларусью. Естественно, все подается в формате, мол "Москва перебесится" и все наладится. В настоящее время белорусский истэблишмент успокаивает друг друга в стиле "Все будет хорошо".

"Утрясется"

Естественно, белорусское руководство ощущает, что на Востоке оно сталкивается с холодной и непробиваемой стеной. Вроде идут консультации на низком министерском уровне, как-то согласовываются текущие вопросы, о чем с удовлетворением периодически сообщают представители Совета министров республики (Москва отмалчивается), что порождает новую волну надежд, что все "рассосется". Автор этих строк с большим интересом наблюдает на неуклонное нарастание такого рода настроений в среде высшей и средней номенклатуры (солидная часть политического класса). Проблема в том, что такого рода мнения не совпадают с теми тревогами и проблемами, с которыми сталкивается непосредственно высшее руководство Беларуси.

С одной стороны А. Лукашенко и его "ближний круг" всеми силами поддерживают позитивные ожидания пропавительственной части политического класса республики, рассчитывающего, что режим в очередной раз "проскочит" политический "Бермудский треугольник". Стоит отметить, что эти настроения испытывает и солидная часть населения Беларуси, опасающейся, что "в случае чего, будет еще хуже". Необходимо отметить, что сохранение достигнутого жизненного уровня и хотя бы частичной социально-политической стабильности отвечает интересам если не большинства, то близкого к большинству части белорусского электората. Хотя бы по той причине, что до настоящего времени не появился белорусский номенклатурный "Ельцин", который смог бы бросить вызов А. Лукашенко и обсудить проблемы республики в Кремле , этот консервативный блок при любом развитии отношений с Россией будет голосовать за А. Лукашенко.

Но с другой стороны, белорусское руководство видимо все-таки отдает себе отчет, что проблемы между Россией и Беларусью носят глубокий экономический и политический характер и опираются на структурные особенности белорусской экономики и общества. Большая их часть проявляется в той или иной степени все годы правления А. Лукашенко. В частности: нереформированность и, как следствие, постепенная деиндустриализация белорусской экономики, падение конкурентоспособности белорусской продукции, отсутствие демократически сформированных элит и неразвитость политического класса республики, отсутствие реального гражданского общества, высокая энергоемкость белорусского ВВП, лимитрофность внешней политики, неготовность политического класса и экономики Беларуси к реальной экономической, не говоря уже о политической, интеграции и т.д. Любая из вышеперечисленных проблем помимо внутреннего характера, обязательно проявляется в российско-белорусских отношениях.

Единственно, что могло в какой-то степени помогать микшировать, но не решать данную проблематику, так это огромная (в 30 раз) разница экономического потенциала России и Беларуси, что позволяло определенное время российскому руководству не обращать внимание на то, что соседняя республика продолжает оставаться в принципе на этапе поздней горбачевской перестройки. Проблемы буквально задавливались финансово-ресурсной поддержкой со стороны Москвы. Но эти времена исчезли навсегда и сейчас республика остается одна со своими проблемами.

Надежды нет.

Надежды на Россию нет. Это, к счастью начинает понимать А. Лукашенко, который все-таки пытается из пиар -проектов установления широких политико-экономических контактов с Китаем сделать их действительно экономически выгодными для республики. Но Беларуси Китаю нечего предложить, кроме своей территории, которая опять таки будет востребована только если с нее будет обеспечен доступ на территорию России (Таможенные союз)

Нечего предложить и Евросоюзу, которому Беларусь нужна только в связке с контролем над частью российского энергоэкспорта и в качестве громкого примера неспособности Москвы запустить в Евразии собственные, альтерантивные ЕС, интеграционные проекты.

Между тем в России, учитывая надвигающийся ввод в эксплуатацию нефтепровода БТС-2 и газопровода NordStream, начинают готовиться к изменению схемы экспорта энергоносителей. Новая схема ничего хорошего Беларуси не сулит, так как дополнительных объемом того же газа Евросоюз в ближайшее время не закупит. Проясняется судьба и старого нефтепровода "Дружба", который будет использоваться как ветка, обеспечивающая за пределами Беларуси Гданьский НПЗ. Не более…

Схема Шаталова

Вариант поставки в республику российской беспошлинной нефти с возвращением в российский бюджет экспортной пошлины на вывозимые из Беларуси выработанных из этой нефти нефтепродукты (предложение зам.министра финансов С. Шаталова) технически вполне осуществим. Более того, данный сценарий пока наиболее подходящий для Единого экономического пространства, войти в которое до декабрьских выборов так настроен А. Лукашенко. Однако рассчитывать, что благодаря предложенной схеме удастся выиграть 2 - 2,3 млрд. долларов в год, не стоит. Российское руководство предполагает в конце текущего года поднять экспортную пошлину на нефтепродукты до уровня в 90% от пошлины на вывоз сырой нефти.

Естественно, в Москве не сомневаются, что белорусская сторона, по традиции припасла несколько схем, позволяющих обходить схему Шаталова. Было бы странно, если было бы иначе, но сделать это Минску будет относительно сложно, хотя бы потому, что российская сторона будет изначально настроена на поиск "утечек" с белорусской стороны.

В целом, схема Шаталова, в случае если официальный Минск ее примет, позволит Москве минимизировать ущерб от нахождения в Единой экономической зоне субъекта, славящегося своей недоговорспособностью и стремлением обмануть партнеров. Кроме того, ощутимого финансового эффекта, соразмерного с доходами от белорусского нефтяного оффшора в период его расцвета (2000 - 2006 гг.), от схемы Шаталова Беларуси ждать не приходится. С этим официальному Минску примириться будет сложно.

Альтернативы.

Нельзя сказать, что белорусское руководство не готовится к проблемам 2011 года. Прилагаются усилия для формирования альтернативной российской схеме поставок в республику энергоносителей, подписываются контракты (с той же Венесуэлой) на поставку нефти, разрабатываются планы по использованию нефтепровода Одесса - Броды, строительству терминала по приему сжиженного газа в Литве и т.д. Республиканское руководство пытается буквально в режиме конструктора "Лего" собрать вокруг себя автономную инфраструктуру, позволяющую ей хотя бы частично решить энергетические проблемы без России. Ставки в данном случае исключительно высоки - оставить Беларусь без энергетики А. Лукашенко не может, так как это будет равнозначно его политическому самоубийству.

Однако на фоне громадных энергетических планов, включающих, кроме всего прочего и строительство Белорусской АЭС, не ощущается финансовая составляющая. Непонятно, кто будет за все эти планы платить и когда. Но кроме денег, надо еще и все это построить. Напомним, что вопрос о Белорусской АЭС решается уже 6 лет (!). За это время станцию можно было бы уже давно запустить, хотя ее востребованность продолжает оставаться под вопросом. Между тем, времени практически не осталось и А. Лукашенко войдет в четвертый срок на волне исключительно обещаний. Видимо в формате обещаний будет построен и доклад белорусского президента на Всебелорусском народном собрании - аналог очередного съезда КПСС, открывающего и закрывающего пятилетку.

Проблема в том, что обещания трудно конвертировать в аргументную базу информационной войны. В частности, трудно говорить о перекройке нефтяного рынка Восточной Европы максимум 10 миллионами тонн нефти на фоне почти 200 млн. тонн экспортной российской нефти, так или иначе перекатывающейся через этой регион и по окружающим морям. Трудно утверждать, что в Венесуэле будут решены все энергетические проблемы республики, если пытаться рассчитываться за поставленную нефть тракторами, грузовиками, телевизорами и продукцией белорусской промышленности (осеннее-зимнего ассортимента), отправляя ее на другой конец планеты.

Такого рода "аргументы" не могут скрыть проблему белорусской задолжности за уже поставленную Каракасом нефть и реальной перспективы нарастания данного долга (по приблизительным подсчетам - не менее 3 ,2 млрд. долларов за текущий год). Естественно, можно загрузить самолет Уго Чавеса наличной валютой, что и привело в конце октября - начале ноября к дефициту наличной валюты в белорусских банках, но это только отсрочки, оттяжки и новые обещания. В данном случае уже Уго Чавесу.

История повторяется с той лишь разницей, что если А, Лукашенко потеряет, как уже он потерял Россию, еще и Венесуэлу, что вполне возможно, учитывая способность президента этой латиноамериканской страны к мгновенным политическим поворотам, то ему остается надеяться только на Бога. Дело в том, что в настоящее время Венесуэла является реальным спонсором режима А. Лукашенко.

Как выжить?

Вся схема выживания правящего в РБ режима крайне противоречива и буквально связана, как веревочками, личными договоренностями А. Лукашенко. Стоит хотя бы одной договоренности не состояться или как-то затянуться с исполнением (наводнение в Венесуэле), как на белорусскую экономику навалится цунами тяжелых и уже невосполнимых потерь. Причем страховки в виде неизменной поддержки России не будет. Опереться не на кого. Европа в лучшем случае выразит сочувствие, так как Беларусь все-таки не Греция.

Белорусское руководство, видимо отдает себе отчет, что за треском пиаровской мишуры на телеэкране, где одних видных европейцев сменяют другие, китайцев = японцы и т.д. пока ничего серьезного не стоит, что позволило бы устойчиво держать в республике жизненный уровень и внешнюю лояльность к режиму. Отсюда и постоянные уверения, как Европы, так и собственного политического класса и населения, что в российско-белорусских отношениях все обязательно нормализуется…

Фактически А. Лукашенко приходится трудиться на два фронта. С одной стороны говорить, что все у него с Москвой будет как прежде, а с другой стороны пытаться в очередной раз спровоцировать Россию, чтобы она на него обратила внимание.

Для подтверждения данного тезиса обратимся к интервью белорусского президента, которые он с завидной регулярностью дает в течение последних трех недель. Вот, к примеру, А. Лукашенко в конце октября (интервью газете "Литовский курьер") упрекает Россию, что там не воспринимают Беларусь суверенным государством "Видимо, не все в России к этому готовы. Я думаю, надо время, чтобы Россия переосмыслила саму себя и переосмыслила отношения с соседями, а тем более с белорусами. Мы никогда не были инициаторами - и не могли ими быть - плохих отношений с нашей братской Россией". Тут же белорусский президент начинает жаловаться на российской руководство: "Все зависит от тех, кто руководит сегодня Российской Федерацией. Вы видите, что сегодня доходит и до унижения, до личных оскорблений президента Беларуси и других людей…"

Проходит неделя, Москва никак не реагирует на риторику А. Лукашенко и уже в интервью польским СМИ глава белорусского государства переходит на нецензурную лексику: "Россия не захотела пойти на референдум. Она, извините, похерила союзный договор". Попутно А. Лукашенко попытался оправдаться за свое бесконечное сидение на посту президента практикой, как он уверял, принятой в России: "У нас такое возможно, в России - тоже". Это было уж совсем по-детски: бегать по двору, как нашкодивший кот и пытаться доказать, что все такие. При том, что в России у власти третий президент первого срока, а в Беларуси все тоже знакомое лицо.

Но Москва игнорирует очередные оскорбительные выходки А. Лукашенко, занимается своими делами, и белорусскому президенту приходится вновь искать повод, чтобы ее спровоцировать. Проходит еще одна неделя и белорусский президент опять буквально кричит немецким СМИ: "Российское руководство лишний раз показало свое лицо, они показали всему миру, на что они могут пойти, если им что-то не нравится в какой-то стране. Но самое главное, они, наверное, так и не привыкли, что Беларусь - это суверенное государство, а не провинция России". Аргументация странная, так как никто в российском руководстве не заявляет о Беларуси, как составной части России, но достаточная для Евросоюза, чтобы броситься на помощь "последнему диктатору Европы". Но для окончательного решения Брюсселю до 19 декабря потребуются факты жесткой политической атаки России на суверенного и независимого А. Лукашенко - Республику Беларусь. Их нет.

Зато надо одновременно объяснить Европе, что Россия не бросит А. Лукашенко и за все заплатит: "Не волнуйтесь, мы договоримся с Россией, нам от этого никуда не деться… Как бы мы ни нравились друг другу - президенты, премьер-министры Беларуси и России, есть что-то более важное. Объективность такова, что ни Беларуси без России, ни России без Беларуси "ни туды и ни сюды", как говорят у нас в Беларуси". Комментировать данные выверты в духе политического авантюризма не представляется возможным.

Что делать дальше белорусскому президенту. Еще раз поджигать российское посольство? По примеру М. Саакашвили найти в Минске "русских шпионов" и требовать от Москвы "переговоров"? Перекрыть транзит? Устроить 1-2 декабря в Астане на саммите ОДКБ скандал и истерику?

А. Лукашенко не понимает, что он попал в коридор, из которого ему уже не выбраться, что в конце коридора бездна, но он все равно мечется по неумолимо затапливаемым, как "Титаник", лабиринтам своего политического режима, который налетел на айсберг "Москва". Мечется, пытается латать дыры, стучит телеграммы на соседние лайнеры и пароходики "Пекин" и "Уго", перетаскивает накопленное добро на верхнюю палубу и топит, привязав маячки, кричит по судовой трансляции, что все нормально, идем полным ходом, помощь близка... Вот, мол, проведем выборы и ко всем придет "счастье". Но «счастье» не придет. Выборы не завершение проблем, а только их начало. Вряд ли белорусские власти не понимают этого… Нас всех ждет политическое зрелище, о котором потом будут писаться книги и ставиться фильмы.

Москва, видимо, приняла в отношении А. Лукашенко тяжелое политическое решение. Он его знает. Обратим внимание еще раз на интервью белорусского президента немецким СМИ: "Мы не настаиваем на признании выборов Россией… Это - дело России: признавать или не признавать. Это ее суверенное право, и мы будем к этому относится внимательно… По нашим законам мы не нуждаемся ни в каких признаниях. Вы (Европа) в течение полутора десятков лет не признавали вообще, что существует такая Беларусь, говоря о выборах. Ну и что? Я от этого умер?" Правильно, не умер, так как рядом была Россия. Но сейчас ее нет и никогда уже не будет.

Стоит напомнить некоторым забывчивым белорусским чиновникам, что белорусского президента в России официально через федеральные СМИ объявили психически ненормальным…

поделиться