Говорит и показывает «Геббельс-ТВ»

…Они едут на улицу Комсомольскую к восьми утра. Два, три, четыре часа стоят на морозе, чтобы наконец попасть в заветную комнату, где принимают передачи. В десять утра комната откроется, а ровно в двенадцать будет объявлено, что время, отведенное для приема вещей и продуктов для заключенных, истекло. Многие мамы и папы, жены и дети узников "американки", простояв несколько часов на январском холоде, так и понесут свои сумки домой. Чтобы уже в следующий день, отведенный для приема передач, вновь подниматься с самого утра и ехать к следственному изолятору КГБ, надеясь, что на этот раз до них очередь дойдет и они смогут передать посылку с воли за эти страшные стены.

На дворе 2011 год, но кажется, что описываешь события 1937-го… Каждый день по всей стране проходят обыски, аресты, допросы… А у следственных изоляторов — очереди людей, заметенных снегом.

На днях родственники, пришедшие к "американке" со своими ссобойками, не смогли передать почти ничего. Внезапно оказалось, что список дозволенного для передачи срочно пересмотрен и сокращен всего до десяти наименований. Мед, сало, сухофрукты — нельзя, хлеб, сухари, сахар — можно.
Почему правила были пересмотрены именно тогда, когда в "американке" появились политзаключенные? Почему эта самая комната для приема передач работает не каждый день и только в течение двух часов, из-за чего передать продукты и вещи своим близким становится просто мукой? Почему по закону заключенные не ограничены в количестве писем и открыток, которые можно посылать и получать, но чьим-то волевым решением переписка для "политических" была запрещена: ни они не получают писем, ни от них ничего не доходит? Почему власти поощряют этот произвол?

Если бы у нас было настоящее государственное телевидение, то оно обязательно искало бы ответы на все эти вопросы. Потому что в цивилизованном государстве система наказания, суда и следствия тоже должна быть цивилизованной. Но в минувшее воскресенье мы увидели по БТ вызывающе тенденциозный фильм "Плошча. Железом по стеклу" — фильм, который только усилил аргументы тех, кто считает, что Белорусское телевидение давно должно называться "Геббельс-ТВ".

…В понедельник шел двенадцатый (!) день, как адвокаты Ирины Халип и Андрея Санникова не могли встретиться со своими подзащитными. И это при том, что даже по белорусскому закону никто не имеет права препятствовать деятельности адвокатов: они вправе видеться со своими клиентами тогда, когда посчитают нужным, и ни с кем не обязаны эти встречи согласовывать. Но адвокаты заключенных по обвинению в массовых беспорядках сидят в изоляторе днями, пишут коллективные жалобы, приезжают с самого утра и занимают очередь в числе первых, а им просто не дают возможности увидеть своих подзащитных. И это уже не просто самодурство руководителя следствия или начальника СИЗО, это не просто давление на арестованных, которых держат в информационном вакууме, это демонстративный вызов всему цивилизованному миру. Европа после 19 декабря просто в ужасе. Общаясь с нашими чиновниками, которые умеют говорить правильные слова и носят пиджаки-галстуки, а не шкуры дикарей, европейские политики до 19 декабря даже подумать не могли, что у них под боком построено такое "правовое государство", в котором к арестованным не пускают адвокатов. Оказалось, что эти, в пиджаках и галстуках, — дикари!

Кто дал добро на это вопиющее попрание основополагающих норм цивилизованного правосудия? Для нового руководителя БТ Геннадия Давыдько дебют на экране с объективным журналистским расследованием на такую тему был бы достойной презентацией в профессии. Но он предпочел иную славу...

И что же мы увидели в первой серии "Плошчы…"?

Вопиющую, возмутительную, вызывающую дремучесть государственных идеологов. Авторы фильма просто исходят ненавистью ко всем тем, кто призвал людей выйти 19 декабря с протестом, выйти на Площадь. Наши идеологи называют себя европейцами и цивилизованными людьми, но старательно не хотят знать, что вопрос о праве народа на протест разрешен в западной цивилизации раз и навсегда. Разрешен однозначно: народ имеет право на протест, народ имеет право выйти на площадь! Потому что правительства существуют для народа, а не наоборот; потому что граждане страны не должны молчать, когда власть поступает вопреки их воле, наступая на горло демократии; потому что власть обязана слышать людей, а если она не хочет ничего слышать, то протест — единственный выход… После недавних беспорядков на Манежной площади в Москве даже представители Русской православной церкви признали, что протест — это право народа, и если он случился — виновата власть. Но Беларусь живет по своим понятиям о цивилизованности.

В фильме "Плошча. Железом по стеклу" мы увидели чистосердечное признание в том, что Беларусь — страна демонстративного беззакония. Так, в нем были приведены расшифровки телефонных разговоров активистов предвыборных штабов в ноябре и начале декабря. В рамках какого уголовного дела велась эта прослушка? Почему телефонные разговоры активистов предвыборных штабов прослушивались еще осенью, хотя дело о массовых беспорядках появилось только 19 декабря? По сути, эти расшифровки есть признание того, что в нашей стране де-факто отменено гарантированное статьей 28 Конституции право каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений. Подчеркиваю: по Конституции, такое право есть у каждого, в том числе у оппонентов власти, у кандидатов в президенты, у оппозиционеров и независимых журналистов. Но БТ не постеснялось показать, что Конституция в нашей стране не обязательна к исполнению.

Наконец, нам демонстрировали откровенную ложь. Какой-то гараж, где вроде бы нашли оружие, которое должно было быть использовано на площади. При этом авторы фильма не стали утруждать себя хоть какими-нибудь доказательствами, что этот склад (если он вообще был) действительно имел отношение к оппозиции, к кандидатам в президенты. С тем же успехом можно было показать роддом и припугнуть наивных зрителей, что оппозиция наплодила детей, чтобы кушать их на площади. Или показать самогонный заводик, заявив, что кандидаты в президенты готовились спаивать протестующих. Ну, а если кто в эти дни молоток покупал или ломик — то это точно с прицелом на окна в Доме правительства: в любом хозяйственном магазине ставь камеру — и готово "журналистское расследование" для БТ. Раньше считалось, что даже у бессовестной лжи есть какие-то границы, сейчас можно смело утверждать: границ нет.

Сказка на ночь под названием "Плошча. Железом по стеклу" получилась фантазийной, бездоказательной и нелогичной. Но все-таки фильм не бессмысленный. Потому что жесткий силовой разгон акции протеста затмил собой гораздо более важную проблему белорусской действительности. Во всей Европе мы остались единственной страной, где нет выборов в нормальном понимании этого слова. Даже в Африке, в Латинской Америке, в Азии народ имеет право голоса, там все-таки считают голоса, но у нашей власти свое понимание демократии. Центризбирком объявил, что Александр Лукашенко получил 80% поддержки избирателей, но избирательные комиссии вновь не дали независимым наблюдателям убедиться в этом триумфе. Сколько людей вышло протестовать против действующего президента и его понимания выборов, все увидели. Таких массовых акций не только Минск, но и Европа давно не помнит.

А вот голоса, отданные за Лукашенко, были стыдливо спрятаны. В этом и скрыт ответ на вопрос, почему власть как запустила 19 декабря маховик тотальных репрессий и очернения оппонентов, так уже скоро месяц, как не может остановиться. В этом смысле "Плошча…" — это демонстрация злобы и бессилия. Миф о всенародно избранном президенте развенчан. Он теряет власть. Цепляется за нее, как умеет, из последних сил пытается всех запугать. Но "пропагандистские шедевры" от "Геббельс-ТВ" — это единственное, что осталось в арсенале человека, который до 19 декабря был абсолютно убежден, что любим всей страной.

поделиться