Бесславный конец белорусского социализма

Насколько велика потребность Беларуси в новых кредитах? Почему страна не привлекательна для иностранных инвесторов? Как долго Беларусь может оставаться платежеспособной? Для "Завтра твоей страны" проанализировал экономист Леонид Злотников.

- Вот и Венесуэла готова протянуть "братской Беларуси" руку финансовой помощи. Насколько необходимы сегодня нашей стране новые займы?

- Беларуси очень нужны деньги, потому что предприятия «проели» часть оборотных средств. Около 44% предприятий неплатежеспособны. Им нужна помощь, субсидии со стороны государства. В такой ситуации лучшая поддержка – это валюта. Ведь почти половина ресурсов, которые предприятия затрачивают на организацию производства - закупки за рубежом.

Правительство не хочет менять экономическую систему, делать ее эффективной. Оно хочет поддерживать то, что есть. А для этого нужна внешняя поддержка, поскольку внутренних резервов для сохранения системы уже недостаточно.

- Каковы последствия для предприятий постановления Совета Министров № 1000, которое предписывает согласование даже необходимого импорта, тех же комплектующих из-за рубежа, с чиновниками на уровне вице-премьеров?

- Во многих отраслях, например, в машиностроении или химической промышленности невозможно моментально заменить импортные комплектующие или материалы.

К примеру, листовой прокат (металлургия). В Беларуси катаный лист из стали практически не производится, мы его покупаем за рубежом, и заменить его нечем. Вообще за рубежом покупается очень много комплектующих. За пару месяцев это заменить невозможно.

Можно ограничить импорт потребительских товаров, но погоды на рынке это не делает, поскольку основное в импорте – промежуточные товары. Технологическая необходимость такого импорта составит как минимум год-два, хотя и тут ничего существенно не изменишь, потому что маленькая страна не в состоянии замкнуть все производство внутри себя, производя для себя все детали и комплектующие.


- Сначала появляется постановление Совмина № 991, которое ставит на уши всю Беларусь, потом его быстренько отменяют, а потом опять же под покровом тайны появляется постановление № 1000, которое немногим отличается от предыдущего. Кому это выгодно?

- Никому. Это просто свидетельство бестолковости государственного аппарата, который попал в непривычные для себя условия и пытается как-то влиять на наши предприятия и на их взаимодействие с внешним миром. Все это происходит от безысходности.

- Понятно, что деньги стране сейчас очень нужны. Но насколько опасно в перспективе для Беларуси накопление кредитов?

- За первые шесть месяцев этого года внешний долг вырос на 2,5 миллиарда долларов. За год получается 5 миллиардов. Еще год-два, и мы станем страной, которой не будут одалживать, потому что мы исчерпаем те возможные пределы, когда сумма внешних заимствований грозит невозвратом этих долгов.

Но Беларуси уже и теперь заимствование грозит невозвратом. Можно вспомнить, как министр финансов России Кудрин охарактеризовал кредитоспособность Беларуси: зачем одалживать Беларуси миллиарды на АЭС, разве сможет она отдать? И ведь Кудрин задал не праздный вопрос, потому что мы, в основном, проедаем кредиты, за счет этих средств поддерживаем, а не реформируем предприятия.

В то же время иностранные инвестиции в России сейчас во многом направлены на развитие новых, более высокотехнологичных производств. Приведу пример Каширского кластера. Там во время визита президента США Обамы была достигнута договоренность о строительстве завода по производству сельхозтехники под Каширой, инвестиции составят 880 миллионов долларов.


На примере Каширского кластера мы видим, как даже в период кризиса иностранные инвесторы вкладывают деньги и создают новое производство. Там также создается кластер по производству деталей для легковых автомобилей и сельхозтехники. Там налаживается крупное металлургическое предприятие по производству спецстали. Рядом с Каширой строится новый город на 220 тысяч человек. Привлекаются инвестиции, которые создают будущее. Ничего подобного в Беларуси нет. У нас инвестиции идут на сохранение неэффективного производства, которое после того, как кризис закончится, будет еще более неконкурентным.

- Почему Беларусь не привлекательна для иностранных инвесторов?

- Есть много моментов, которые их отпугивают. В период кризиса обострилась конкурентная борьба между странами за привлечение инвестиций, за создание лучших условий. Какой бы грубый капитализм не был в России, так все-таки рыночная экономика, там предпринимаются шаги по развитию реального сектора.

А у нас самое главное условие – инвестиционный договор. Каждому инвестору государство отдельно определяет условия. Уже одно это отпугивает бизнесменов. Это значит - чиновники, с которыми нужно договариваться, коррупция. Кроме того, сдерживает порыв инвесторов вкладывать деньги в Беларусь и несовершенное налоговое законодательство. Для инвестиций у нас плохие условия. И, прежде всего, нет рыночной экономики.


- Что реально нужно сделать для привлечения инвестиций? Ведь высшее руководство страны поставило задачу войти в тридцатку самых привлекательных для инвестиций стран.

- На бумаге можно сделать все. Хоть в двадцатку войти. Но есть необходимые вещи, которые нужно сначала сделать: во-первых, провести реальную либерализацию экономики. Либерализация экономики – это, прежде всего, свобода цен, а второе – государство не диктует, что производить, нужно отказаться от всяких прогнозных показателей, отчетов в исполкомах руководителей частных фирм, которые не выполняют план по производству потребительских товаров для населения или план по оказанию услуг. Это социализм, и с ним надо покончить.

- А способно ли государство в своем нынешнем виде хотя бы даже психологически пойти на такие шаги?

- Нет, не способно.

поделиться

Новости по теме

Последние новости