Судьба санкций

Как известно, по результатам состоявшихся в воскресенье в Германии парламентских выборов из власти выпала социал-демократическая партия, после чего пост министра иностранных дел освободил ее представитель, Франк-Вальтер Штайнмайер, явный сторонник так называемой Realpolitik.

А вчера в Минске побывал глава внешнеполитического ведомства Италии Франко Фраттини, который сделал несколько громких заявлений. Могут ли эти события оказать влияние на дальнейшее развитие отношений нашей страны с Европейским союзом, в частности, на итоги ноябрьского рассмотрения Советом ЕС "белорусского вопроса"? Отвечает эксперт аналитического портала "Наше мнение" Андрей Федоров.

- Действительно, теперь внешнюю политику ФРГ почти наверняка будет вести свободный демократ Гидо Вестервелле. Впрочем, он уже дал понять, что поначалу ничего радикально менять не собирается: "В принципе мы будет продолжать проводить внешнюю политику правительства Меркель/Штайнмайера. Министр иностранных дел, представляющий СвДП, не станет предпринимать никаких резких изменений курса".

Однако здесь стоит обратить внимание на слова "в принципе". Понятно, что это относилось к наиболее важным проблемам, вроде Афганистана, Ирана или трансатлантических отношений. А поскольку "белорусский вопрос" в этот ряд, увы, явно не входит, то здесь как раз можно было бы ожидать определенных изменений, поскольку он неоднократно заявлял, что немецкая внешняя политика должна ориентироваться не только на укрепление геополитического влияния, но и на формирование в мире новых островков демократии.

И все же не следует переоценивать степень влияния министра. Мнение канцлера имеет никак не меньшее значение. А поскольку на этой должности остается Ангела Меркель, то и радикальных перемен ожидать, скорее всего, не следует. Хотя определенные корректировки в сторону ужесточения позиции тоже не исключены, поскольку на сей раз, возможно, между немецкими лидерами окажется меньше разногласий.

Напротив, итальянский министр вполне открыто высказался за полную отмену визовых ограничений для белорусских чиновников. Более того, он пообещал, что Италия постарается убедить и другие страны занять аналогичную позицию. Вопрос в том, насколько влиятельной является она сейчас в данном пункте. Вследствие прошумевших в последнее время ряда скандалов, связанных с личной жизнью экстравагантного премьер-министра страны Сильвио Берлускони, Рим, как представляется, несколько утратил в глазах своих партнеров право быть экспертом в вопросах морали.

Но все же наиболее существенным является то обстоятельство, что, несмотря на разные «весовые категории» стран-участниц, каждая из них имеет в Совете ЕС право вето. Вероятно, некоторые в самом деле по тем или иным причинам склоняются к отмене санкций, других это вообще крайне мало волнует, но отдельные государства, например, Голландия и Швеция, твердо стоят на своем: официальный Минск должен продемонстрировать позитивные сдвиги. А поскольку Совет ЕС едва ли пойдет на то, чтобы решение осталось не принятым, то почти наверняка итогом обсуждения станет очередной компромисс, то есть продление моратория.

Правда, речь идет о выглядящем наиболее вероятным развитии событий – сохранении в стране нынешней внутриполитической ситуации. Однако белорусские власти могут повернуть ее как в одну, так и в другую сторону. Соответственно, последствия тоже будут иными.

поделиться