Киса и крыса

В понедельник Александр Лукашенко отправил в отставку одиозного министра внутренних дел Владимира Наумова. Он — последний из списка белорусских госслужащих, подозреваемых Западом в похищениях и убийствах оппозиционеров в 1999—2000 годах. Секретарь Совбеза Виктор Шейман, командир части 3214 внутренних войск Дмитрий Павличенко и предшественник Наумова Юрий Сиваков были отправлены в отставку раньше.

Наумова отставили с формулировкой "по состоянию здоровья". Естественно, это последнее, чему можно верить, потому что экс-министр больше всего на свете любил рассказывать журналистам о своем здоровом образе жизни, спортивной ходьбе на дистанцию не менее 100 километров.

Некоторые эксперты считают, что это всего лишь запоздалая реакция Александра Лукашенко на взрыв 4 июля прошлого года в Минске. В ту ночь во время большого концерта, где присутствовал и сам Лукашенко, в толпе прогремел взрыв, пострадали более 50 человек.

Наумов курировал расследование этого преступления. За 9 месяцев после взрыва в тюрьме успели посидеть десятки оппозиционеров. Больше ничего Наумов не придумал, и следствие забуксовало. Но на прошлой неделе он решил все-таки порадовать общественность результатами проделанной работы и заявил: "Уже не секрет, что взрывное устройство, которое мы обнаружили в Минске, в народе называют "киса"…

Нечто похожее белорусы уже слышали: из уст председателя КГБ Степана Сухоренко перед президентскими выборам 2006 года. Г-н Сухоренко вещал по телевизору о группе террористов, заброшенной в Беларусь накануне выборов для проведения террористической атаки. Он даже объяснил, что именно намерены сотворить террористы: по информации белорусского КГБ, отлично подготовленная группа должна отравить городской водопровод в Минске, бросив туда дохлую крысу. После всенародного смеха, вызванного этой страшной историей, Степан Сухоренко быстро отправился в отставку.

Теперь та же судьба постигла и Наумова. Он, кстати, объяснил, что за "киса" взорвала праздник: по словам Наумова, "кисой" в народе называют триперекись ацетона. Можно, конечно, попытаться выяснить, что имел в виду Наумов. Но уже незачем — через три дня вопросы к нему потеряли актуальность.

Ирина Халип, обозреватель "Новой Газеты"

поделиться