Кризис и профсоюзы

Кризис. Экономический. Социальный. Политический. Закономерное триединство. Как следствие – не работают экономические механизмы, падает уровень доходов населения. Народ предъявляет требования к власти и, если правительство не находит выхода из положения, отправляет своих правителей в отставку. Таковы законы управления в цивилизованных государствах.

В демократических странах правительства, которые не способны адекватно реагировать на новые обстоятельства, уходят в отставку сами. Назначаются досрочные выборы, и к управлению государством приходят политики и специалисты, которые находят верные решения, реализуют антикризисные программы.

Важнейшее место в борьбе с кризисом отводится профессиональным союзам, представляющим работников наемного труда. Именно они (рабочие, учителя, врачи) больше всех страдают во время экономических кризисов. Ведь нынешняя мировая система хозяйствования устроена так, что вся тяжесть экономического спада перекладывается на их плечи.

Промышленный, финансовый или любой другой капитал стремится сохранить свои позиции и не хочет делиться с работниками даже в это тяжёлое время. Проще их уволить, очиститься от лишних затрат. Главное – сохранить достигнутый уровень жизни собственника и возможность его дальнейшего "процветания".

Так сложилось в нынешнем мире, что любая власть обслуживает собственников, и в первую очередь защищает их интересы. Интересы наемных работников должны защищать профессиональные союзы. Только организованная борьба за свои права может заставить работодателей и правительства уступить и создать приемлемые условия выживания, в том числе и в кризисной ситуации. Об этом говорит история и развитие рабочего движения в демократических странах.

Белорусские независимые профсоюзы, являясь членами международных профсоюзных объединений, имеют достаточно информации о борьбе, которую ведут в настоящее время профсоюзы многих стран за интересы людей труда. Они борются против увольнений, снижения зарплаты и пособий, против падения уровня жизни. Мы наблюдаем организованную борьбу рабочих Франции, Германии, Греции, Польши, Венгрии и других стран.

Если не получается договориться, если не выполняются ранее подписанные соглашения между работодателями и профсоюзами, не выполняются коллективные договора – профсоюзы выводят людей на улицы и массовыми акциями протеста заставляют и работодателей, и правительства выполнять требования работников.

Думаю, мы в скором времени увидим, что будет с теми правительствами в западных странах, которые окажутся неспособными найти решения, приемлемые для трудящихся. Их просто сметут массовые выступления людей труда.

Ну, а что же происходит у нас в Беларуси?

В начале руководство страны попыталось "запретить" кризис в стране. Не получилось. Позже стали убеждать народ в том, что Беларусь особая страна и меньше всего подвержена мировому экономическому кризису.

По ТВ и СМИ государственные глашатаи говорили о том, что у нас всё хорошо, а на предприятиях в это время проводились мероприятия по "оптимизации" численности. Людей увольняли, вводили сокращённые рабочие недели, отправляли в отпуска за свой счёт. Используя изуверскую форму найма – краткосрочные контракты – людей выставляли на улицу без пособий. Многие предприятия остановились или работают по сокращённым графикам. За последние три месяца на некоторых из них заработная плата упала более чем на 50%. Если к этому добавить рост цен на потребительские товары, лекарства и тарифы ЖКХ (ежемесячная инфляция составляет более 4%), девальвацию рубля – то можно констатировать резкое снижение уровня жизни работников.

Ни в одной из соседних стран (не считая Украины) не произошло такого падения уровня жизни трудящихся.

Руководство ФПБ (Козик и Ко), этот так называемый штаб 4,5 миллионной армии профсоюзов, в основном наблюдал за тем, что происходит в экономике и производстве. Между процессом созерцания занимался наращиванием профсоюзной собственности. Они не делали даже заявлений о ситуации с работой, о снижении зарплаты своих членов профсоюза, ожидая, возможно, отмашки из "центра" по ул. К. Маркса, 38.

И вот на днях ФПБ разродилась "Рекомендациями по действиям профсоюзов в условиях изменения финансово-экономического положения организаций" (в помощь профсоюзному активу организации). Решили наконец-то оказать методическую помощь. Газета "Известия" даже обрадовалась, напечатав заметку "Профсоюз вступился за рабочих".

Рабочие, рядовые члены профсоюзов и верхушка ФПБ давно уже существуют как антиподы, как верх и низ профсоюзного айсберга, где наверху греются на солнце достатка и самодовольства, а низы прозябают, еле-еле сводя концы с концами. К примеру, направить миллиард профсоюзных денег на развитие биатлона для Козика не проблема. Проблема иная – нежелание (или не способность) помочь членам профсоюза, у которых не хватает средств на необходимые лекарства и нормальное питание.

ФПБ только рекомендует, но не способна требовать!

"Рекомендации" в основном повторяют положения и комментарии к существующим законодательным актам, Трудовому Кодексу, Закону о профсоюзах, выхолощенных властями при содействии верхушки ФПБ.

Нынешнее руководство ФПБ превратило профсоюзы в структуры, обслуживающие власть и работодателей. И имеют ли все эти рекомендации смысл, если уже не выполняются коллективные договора? Если все Тарифные и региональные соглашения, даже при их аморфности и беззубости, остаются только на бумаге…

Зарплата работников падает. ФПБ же выдает "рекомендации", перекладывая всю ответственность по защите людей труда на профсоюзные комитеты и низовой профсоюзный актив. Это настоящее фарисейство. Ведь известно, что председатель профкома или цехкома полностью зависит от директора или начальника цеха. И если вдруг он начнёт перечить директору или другому начальнику – у него будут большие неприятности. А лидеры ФПБ как обычно окажутся в стороне и не придут на защиту своего активиста. Может быть, даже обвинят в том, что он подался в "так называемые независимые профсоюзы".

Эти «рекомендации» никого ни к чему не обязывают, а только прикрывают бездействие и неспособность руководства ФПБ защищать своих членов профсоюза в условиях разрастающегося кризиса. В этом документе даже побоялись использовать слово "кризис".

ФПБ говорит о том, что необходимо добиваться включения в коллективные договора положений о размере сохраняемой части зарплаты и подчеркивает, что она должна быть не ниже двух третей установленной работнику тарифной ставки или оклада.

Но ведь в Трудовом Кодексе в соответствии со ст. 71 черным по белому прямо записано: "при простое не по вине работника заработная плата не может быть ниже двух третей установленной ему тарифной ставки (оклада)".

Это что? Рекомендация нанимателю соблюдать Трудовой кодекс? Так это прямые функции органов прокуратуры…

Рекомендация может иметь смысл, если в коллективные договоры будут включены положения о сохранении части заработной платы превышающей две трети тарифной ставки. Однако в период кризиса вероятность включения таких положений в коллективные договоры практически нулевая, что, несомненно, хорошо известно разработчикам рекомендаций.

ФПБ предлагает предоставлять отпуск без сохранения зарплаты или с частичным сохранением заработной платы на условиях оплаты за простой не по вине работника. Ст. 191 Трудового кодекса гласит, что "в случае вынужденного простоя предприятия неоплачиваемые отпуска не могут предоставляться без согласия работников".

На практике же, наниматели вынуждают работников (под угрозой прекращения действия контракта) давать согласие на такие отпуска. И здесь позиция профсоюзов должна быть жесткой: вынуждать работников уходить в отпуска без сохранения заработной платы и лишать их средств к существованию, недопустимо. И это обязана заявить ФПБ.

Безусловно, как сказал, председатель профсоюза АСМ Кузьмич, людям, уходящим в простой, недостаточно платить две трети тарифной ставки или же оклада. Однако непонятно на каком уровне, и каким образом собираются представители ФПБ вести речь о "двух третях от средней заработной платы", как это уже сделано в Российской Федерации. Для осуществления такой рекомендации необходимо внести соответствующие изменения в ст. 71 Трудового Кодекса Республики Беларусь. Может быть, у ФПБ есть проект изменений, и она готовит членов профсоюзов к массовым акциям в поддержку этой инициативы?

Как известно, многие предприятия уже работают в режиме неполной рабочей недели. В этих условиях возможно ли выполнение рекомендации ФПБ по поводу недопущения перевода на сокращенный режим обоих супругов или работника, являющегося единственным кормильцем нетрудоспособных членов семьи? Что будут делать эти супруги и кормильцы одни на производстве?

Получив уведомление о предстоящем сокращении численности работающих, говорится в "рекомендациях", профсоюзный комитет должен предложить нанимателю провести переговоры по выработке согласованной программы действий. В этой позиции уже заложено потенциальное согласие профсоюза на увольнение. В значительной части тарифных соглашений и коллективных договоров, надо надеяться, еще есть нормы о невозможности увольнения работников по сокращению штатов без согласия соответствующего профсоюза. Профсоюзы должны пользоваться своим правом по защите интересов работников.

Недоумение вызывает и рекомендация ФПБ "в случае поступления уведомления о сокращении численности отдавать предпочтение: беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до 3-х лет, одиноким матерям". О каком "предпочтении" здесь идёт речь, если в соответствии со ст. 268 Трудового Кодекса "расторжение трудового договора по инициативе нанимателя с беременными женщинами, женщинами, имеющими детей в возрасте до трёх лет, одинокими матерями, имеющими детей в возрасте от трёх до четырнадцати лет (детей-инвалидов – до восемнадцати лет), не допускается, кроме случаев ликвидации организации, прекращения деятельности индивидуального предпринимателя". Следует отметить, что эти гарантии распространяются и на отцов, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, вместо матери.

Вместе с тем, много ли уведомлений получают профсоюзы о предстоящем сокращении штатов? В анонсе говорится о том, что ФПБ собирается не допустить массовых увольнений работников, т.е. один к одному повторена популистская фраза Лукашенко. Думается, что на этом фоне вряд ли наниматели решатся массово сокращать штаты. Да и зачем им выплачивать работнику при увольнении по сокращению штатов трехкратный среднемесячный заработок? Для увольнения у нанимателей есть другой механизм – контракты. По президентскому Декрету 29 наниматели Беларуси наделены односторонним правом на заключение контрактов со всеми категориями работников, что ставит работников в заведомо неравноправное, зависимое от нанимателя положение. Даже Конституционный Суд Республики Беларусь был вынужден признать, что контракт ухудшает правовое положение работников, прежде всего из-за права нанимателя уволить работника по истечению срока договора без какого-либо обоснования и вины работника. Работник, "посаженный" на контракт не может воспользоваться никакими гарантиями по сохранению рабочего места.

Вразрез с Трудовым Кодексом контракты являются основной формой трудового договора в Беларуси. В рекомендациях ФПБ ничего не говорится о том, как в условиях кризиса защитить работников от увольнений без всяких выходных пособий по истечению сроков контрактов. Козик любит повторять, что он всегда был против контрактов. Напомним, что ФПБ он возглавляет с 2002 года. Контрактная кабала начала массово насаждаться во всей стране с 2004 года. И где же тогда была ФПБ с её защитой прав трудящихся? Там же где и сейчас.

Можно резюмировать, что из рекомендаций ФПБ не усматривается ни одной реальной меры, способной защитить трудовые и социально-экономические права работников в условиях кризиса. Полагаем, что такая имитация бурной деятельности официальных профсоюзов отдает цинизмом.

Трудящиеся скоро поймут, что профсоюзы ФПБ не способны организовать защиту интересов работников в кризисный период. За экономическим кризисом наступает социальный кризис. И в этой ситуации нужны новые организации трудящихся, которые должны создавать они сами. Эти организации – независимые профсоюзы. Такие профсоюзы не будут попрошайничать, "входить в положение" власти или работодателя, стоять перед ними на коленях. Организации работников будут требовать от власти и администрации эффективных действий, и не столько действий, сколько конечных результатов деятельности, которые бы удовлетворили требования работников.

Первое требование: Не допустить снижения уровня зарплаты, её покупательской способности, достигнутого уровня жизни работников. Если работодатель или органы власти не знают, как это сделать, они должны прийти и посоветоваться с работниками на каждом предприятии, провести переговоры с организациями работников.

Второе требование: Обеспечить людей работой, сохранить рабочие места, или создать новые. Государственные органы управления и работодатели должны эти вопросы решать совместно.

Третье требование: Отменить систему краткосрочных контрактов. Срочные контракты применять только в случаях, установленных Трудовым Кодексом или по согласованию с работником. И это требование должно быть выполнено немедленно. Перевести всех работников на бессрочные трудовые договоры. При сокращении работника – выплачивать выходное пособие согласно Трудовому Кодексу.

Четвёртое требование: В случаях простоя, неполной занятости производить оплату труда в размере не ниже 2/3 средней заработной платы за 2008 год. Использовать в этих случаях, как средства предприятий, так и госбюджета.

Пятое требование: Увеличить пособие по безработице до размера минимального потребительского бюджета (МПБ). (К сведению: ниже пособия по безработице, чем в Беларуси, нет не в одной из соседних стран.)

Эти пять требований должны найти поддержку у работников предприятий и организаций. Но, к этим экономическим требованиям необходимо добавить ещё два:

- выполнить все Рекомендации Международной организации труда по устранению нарушений прав профсоюзов;

- предоставить и обеспечить возможность работниками свободно проводить собрания, создавать свои организации, рабочие комитеты, которые будут осуществлять контроль выполнения требований на каждом предприятии.


Если требования не будут приняты или не будут выполняться, работники предприятий и организаций должны объявить предупредительную, а затем и всеобщую забастовку (стачку) с политическим требованием: Правительство - в отставку.

Вот таким образом должны действовать настоящие независимые профсоюзы. Так и должна бы действовать ФПБ. Если бы руководство ФПБ действительно болело за права и положение людей труда.

Но усилиями Козика и Ко ФПБ полностью политизирована и превращена в корпоративную структуру, служащую авторитарному режиму. А аппарат ФПБ - филиал администрации президента. Разве их волнуют или заботят нужды людей труда?

Кризис для них не страшен. У них есть "золотые парашюты" в виде собственности и высокой зарплаты. И если, даже, перестанут поступать взносы от членов профсоюза, функционеры и боссы ФПБ будут жить так же хорошо.

Пока же большинство работников надеется, что все обойдется, перетерпится. Они верят тому, что им говорят и не способны протестовать. Именно, таких членов профсоюзов – забитых и безголосных, униженных хамством начальников и запуганных властью полурабов – формируют идеологи и руководители ФПБ. Лукашенко потребовал от губернаторов, что бы те, в свою очередь, дали команду всем подчиненным увольнять рабочих, если они не только не выполнят любое указание начальника, а даже если не так «посмотрят в его сторону». А как же закон, Трудовой Кодекс? Или в Беларуси введено чрезвычайное положение, и действие всех законов остановлено? И где реакция ФПБ на эти "оригинальные" указания главы государства?

Очевидно, необходим социальный стресс, чтобы белорусские работники поняли то, что давно осознали рабочие западных стран – никто не даст избавленья от прозябания и нищеты: ни бог, ни царь и тем более президент. Только собственными руками, постоянной борьбой за свои права рабочие могут добиться нормальной, свободной и обеспеченной жизни. Надеюсь, дойдет это когда-нибудь и до наших трудящихся.

Александр Бухвостов, сопредседатель независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности

поделиться