Вывоз колбасы приобретает форму вывоза бюджета

Разумеется, бывало и хуже. Но рост потребительских цен на 41% за семь месяцев – тоже не подарок. Рост внутренних цен превзошел самые смелые ожидания антикризисных управляющих экономикой из правительства.

Даже в июле, когда за счет массового поступления на рынок овощей и фруктов, обычно средние цены на продтовары несколько снижаются, произошел их рост на 3,8%.

Это официальные показатели Белстата, которым нужно верить, поскольку в воцарившейся ценовой неразберихе провести более-менее достоверный альтернативный мониторинг не представляется возможным. Можно только радоваться своему единению с большинством народа. Едва ли не каждое посещение продуктового отдела наводит мысль – тебе тяжело, но и другим не лучше. Выступают слезы на глазах при виде старушек, пересчитывающих аккуратно сложенные десятки-двадцатки в очереди в кассу.

Вновь, как это уже было неоднократно, в одной пищевой нише столкнулись люди и животные – «ливерку» или «кровянку» можно купить по блату или если повезет. Вполне возможно, что «субпродукты» уходят на содержание престарелых, заключенных и тому подобных категорий граждан, расходы на содержание которых сократились после девальвации.

В общем, немного простому человеку надо, чтобы позавидовать своим ближайшим соседям, которые ни о чем подобном и не слыхивали. В России цены с начала года выросли на 5%, в Казахстане – на 5,6%, в Украине – на 4,6%. Всего-навсего. В июле продовольственные цены в России снизились на 1%, в Украине – на 2,6%, В Казахстане повысились на 0,2%.

При такой динамике цен розничной торговли можно смело говорить о достигнутой экономической стабильности, обязательным следствием которого является рост денежных доходов населения. И наоборот: при белорусских показателях инфляции, денежные доходы стремительно падают.

По данным статистических ведомств СНГ, в декабре 2010 г средняя зарплата в России равнялась 945, в Казахстане – 660, в Беларуси – 530, в Украине – 330 USD. Если сравнивать величину зарплат по паритету покупательной способности, то в Беларуси она сейчас составляет приблизительно 300 USD. Уже меньше, чем в Украине, которую белорусские идеологи постоянно приводят в качестве примера жертвы неудачной экономической политики.

Но во всех этих странах национальные валюты обмениваются по рыночному курсу, а в Беларуси – нет. У нас валюту в незначительных суммах (если повезет) у знакомых и родственников можно купить за 6-7 тыс. Br, а более серьезный обмен совершается по курсу свыше 8 тыс. Br за 1 USD.

Поэтому можно говорить о том, что эквивалентная зарплата белорусов упала до 200-220 USD. То есть средняя зарплата в Беларуси сейчас составляет1/4 часть российской, 1/3 часть казахстанской и 0,7 украинской.

Известно, Россия – огромная страна, очень разнообразная в аспекте климатических, этнических, экономических и культурных особенностей регионов, поэтому попытки оперирования какими-то средними показателями неизбежно завершаться провалом. Поэтому для анализа сравним данные по Москве и Минску. Такие сравнения периодически проводит Белстат, никогда впрочем, не сравнивая заработные платы в российской и белорусской столицах. Тем не менее, существуют достаточно аргументированные экспертные оценки, согласно которым при относительно стабильных экономических условиях, москвич на среднюю зарплату мог купить продуктов сходных потребительских кондиций в 1,5 раза больше, нежели минчанин. Сейчас это соотношение настолько ухудшилось, что впору говорить о вынужденном переходе минчан в иную пищевую нишу. Субпродуктовую, хлебно-крупяную, овощно-картофельную.

Если картофель будет произведен в достаточном количестве. Ведь когда грянула девальвация, оказалось, что отечественного «второго хлеба» в отчестве нет. Хотя согласно статистике должен был быть.

Более чем вероятно, что родной агропром выиграет и нынешнюю битву за большой урожай, но отечественный потребитель уже выведен из этой увлекательной игры. По своим финансовым возможностям он не сможет принять участия в этом празднике жизни.

Таковы правила игры. Все, что народом произведено, должно быть государством продано. Тому, у кого есть деньги. Сурово, но справедливо? Оказывается, не совсем. В торговле с основным партнером – Россией – существует некая неопределенность, которая периодически вызывает раздражение и в Москве и в Минске. Москва сетует на демпинговые цены, по которым Беларусь продает России сельхозпродукцию. Мол, «троянские сыры в масле», которые разоряют российского фермера. А в Минске сетуют, что большую цену россияне не дают. Приходится продавать по низким ценам, тем самым субсидируя тамошнего потребителя. В марте Лукашенко даже назвал цифры: продаем «за полцены» и не только продукцию сельского хозяйства – «а это 30 млрд. долларов. Это не 2 и не 4 миллиарда».

Как, однако, все запутано в этом Союзном государстве. Действительно, мы знаем, что сельскохозяйственное производство в Беларуси дотируется, что долги сельхозпредприятий списываются, что за это из собственного кармана платит белорусский потребитель, но мы думали, что это для его же пользы. Чтобы, потратившись на налоги, согласившись на низкую заработную плату, он имел возможность покупать дешевое продовольствие. А на российском рынке мы устанавливаем высокие цены, чтобы «отбить» все потери от дотаций и заработать на валюте. Но если «за полцены», то, вероятно, ниже себестоимости. И в чем смысл такой торговли? Даже на газ не зарабатываем…

И чем дальше, тем больше странностей. Девальвацию провели с понятной целью – ограничить внутренний спрос и стимулировать экспорт. То есть вполне сознательно. Но оказалось, что недостаточно. Белорусская экономика оказалась совершенно беспомощной в вопросе зарабатывания денег даже после такого значительного удорожания всего и вся. Дополнительной выручки, получаемой от реализации продукции по повышенным ценам, оказалось недостаточно для поддержания производства. По этой причине правительство отказалось от продекларированного резкого ограничения денежной эмиссии – вброс налички в реальный сектор продолжается, цены растут, объем реализации падает, и торговля лишается оборотных средств на закупку товаров. Горячие административные головы готовы чуть ли не расстреливать заведующих магазинами за пустые прилавки, но это не способно поколебать ту истину, в соответствии с которой товары идут туда, где есть деньги.

Даже в период «стабилизации» многие районные универмаги вполне можно было сдавать в аренду для проведения разных мероприятий. Имеющегося в наличии товара в них хватило бы разве что на несколько рыночных палаток. Это еще одно белорусское чудо. Вполне рукотворное и доступное каждому начинающему «волшебнику». А у нас их множество, разъезжающих по стране с готовыми рецептами. Например, новый глава КГК, бывший председатель гомельского облисполкома, Александр Якобсон, встретившись с трудовым коллективом СПК «Маяк Браславский» выразился в том духе, что внутренние цены на белорусские продукты в несколько раз ниже российских и украинских. Поэтому их вывозят за пределы страны, то есть по сути, поскольку производство датируется, вывозят бюджет. В этой связи вспоминаются ленинские признаки империализма. Помните: «вывоз капитала в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение».

По Якобсону: вывоз колбасы приобретает форму вывоза государственного бюджета. Бедное государство, бедные мы. А станем еще беднее. Поскольку г-н Якобсон пояснил, что во избежание вывоза госбюджета следует постепенно, по 3-5% в месяц, поднимать цены до уровня российских и украинских. Мол, иного выхода нет.

Но есть вопросы. Выше мы рассказывали о соотношении цен и зарплат, сложившихся сегодня. И цены растут и будут расти сами по себе, в силу созданных условий. Ситуативно Якобсон исполняет роль социального психотерапевта, действующего в духе старого анекдота: встаньте в очередь, всем хватит. А два с половиной года назад, будучи главным гомельским вертикальщиком, он сетовал, что в Беларуси цены на продукты в два и более раза превышают украинские. И потому белорусы, в первую очередь подчиненные персонально ему гомельчане, бросают поля и фермы ради шоп-туров на Черниговщину.

По данным погранслужбы, за 2009 г было зарегистрировано более 4 млн. таких выездов, в результате которых в Украину из Беларуси было вывезено около USD1,2 млрд. То есть выходило, что рост внутренних цен на харчи надо как-то замедлять. А теперь выходит наоборот?..

А теперь ничего не выходит. Поднять цены до уровня российских, загнать народ в полную нищету. Что до украинских, то они на самом деле за прошедшие 2,5 года практически не выросли по сравнению с белорусскими. Двузначной инфляции, по крайней мере, не было. А коль так, то оставшуюся на руках валюту белорусы повезут в Украину и в другие страны. А также и ту, что заработают. А многие и вовсе уедут. Выходит, надо закрывать границы?

поделиться