Фарс

Мы потому возмущаемся людьми, которые с нами лукавят, что они считают себя умнее нас. (Франсуа де Ларошфуко)

15 сентября в Минске начался суд над террористами. Это событие наряду с административным завершением валютного кризиса должно стать ключевым в политической жизни республики на ближайшие недели. Связь между двумя этими фактами нашей жизни, первоначально улавливаемая на грани интуиции, сейчас, после пяти месяцев, стала вполне очевидной.

Стоит напомнить, что апрельский теракт явился своеобразной вехой в истории современной Беларуси. Организованный и совершенный в момент наибольшего размаха кризиса, поразившего белорусскую экономику, и в течение трех-четырех недель разрушивший привычный уклад жизни большинства населения республики, теракт, с одной стороны, продемонстрировал политическое бессилие властей, их неспособность поддерживать стабильность в стране, обеспечить безопасность населения в условиях отсутствия каких-либо проблем с сепаратизмом, наркотрафиком, конфессиональным фанатизмом и другими явлениями, провоцирующими терроризм. С другой стороны, теракт отвлек внимание населения от экономических проблем. В народе сработала политико-историческая формула "лишь бы не было войны".

Побочным проявлением теракта оказалась определенная мобилизация населения вокруг властей, которые в свою очередь приложили все усилия, чтобы купировать панические настроения в обществе.

Сейчас можно со всей ответственностью заявить, что власти использовали теракт на все 100%. Теракт дал белорусскому руководству самое главное – время. Более того, когда произошла трагедия в Осло, официальный Минск попытался привлечь к истории о взрыве в минском метро норвежского душегуба Брейвика, и это должно было, по идее, вернуть симпатии Европы к официальному Минску на уровень осени 2010 г.

И все-таки, несмотря на несметное количество томов уголовного дела, переданных в руки судей, так и остался без ответа ряд очень серьезных вопросов. В частности, несмотря на уверения белорусских властей в том, что террористы не имели спонсоров, трудно понять, на какие деньги они жили и покупали ингредиенты для изготовления бомбы. То, что за спиной этих, в целом совершенно бесхитростных молодых людей, кто-то стоял, понятно даже школьнику.

Так и осталась неозвученной окончательная версия "начинки" бомбы, что является принципиальным моментом расследования. Стоит напомнить, что белорусские власти с первых минут после теракта заявляли о том, что мина была начинена "шариками, гайками, болтами и т.д.", т.е. металлическими предметами. Об этом неоднократно говорил сам А. Лукашенко. Потом, когда к властям пришло понимание того, что в случае взрыва "нафаршированного" боезапаса погибших на перроне станции "Октябрьская" оказалось бы минимум пара сотен, официальные СМИ тему "болтов и гаек" постепенно "забыли"…

Между тем, в "начинке" и заложена суть проблемы: или теракт был рассчитан на массовое убийство людей (бессмысленный террор) или на пропагандистский эффект (минимум жертв), что означает опасную игру неких политических сил. Здесь вновь всплывает вопрос о заказчике. От объяснения данной дилеммы власти уклонились.

Показательно, что белорусское руководство отказалось от идеи увязать теракт с белорусской оппозицией. Видимо, возникло понимание, что одно дело держать в тюрьме организаторов массовых акций, где жертвы могут появиться только в результате ярости представителей силовых ведомств, а другое дело, на глазах всей Европы раздувать дело о причастности оппозиции к террору.

Понятно, что соблазн у властей был большой, но "поднять" столь сложный процесс, т.е. создать более - менее правдоподобную версию участия оппозиции в терроризме, было невозможно. Власти и так, где только могли, искали поддержку своей версии с Коноваловым. Стоит напомнить откровенную ложь, которую распространяли белорусские власти о работе российских и израильских экспертов по раскрытию теракта. Кроме того, если бы на скамью подсудимых вместо Ковалева и Коновалова умудрились посадить лидеров белорусской оппозиции, то использовать оппозицию еще раз в очередных выборах, в разного рода "круглых столах" и иных мероприятиях, легализирующих очередной срок А. Лукашенко, было бы уже невозможно. Власти сами себя задушили бы в политической удавке.

Так что официальный Минск решил ограничиться двумя белорусскими пареньками, которые должны сыграть роль "козлов отпущения".

То, что власти приготовили вместо суда фарс, было понятно с первых минут процесса, когда они стали прокалываться буквально на мелочах. За примерами далеко ходить не надо. Стоит всего лишь обратить внимание на размещенный в интернете ролик о начале суда.

При просмотре ролика желательно обратить внимание на кадры с 18 секунды - охрана в лице девушек заботливо усаживает в кресло пожилую женщину – инвалида. А вот и ее лицо - 26 с. Внешне нет проблем – на суде присутствуют пострадавшие от теракта. Да вот только эта женщина к пострадавшим никак не может относиться. Как отметили читатели сайта, данный персонаж давно знаком тем, кто регулярно посещает станцию метро "Октябрьская". Женщина постоянно сидит у лестницы на входе и продает сигареты. Годами. На глазах милиции. Между прочим, на каждом входе на станцию "Октябрьская" сидят такие же "сигаретчицы".

Еще стоит заметить, что помимо того, что женщина является инвалидом и вообще вряд ли когда-то видела перрон станции метро, на которой зарабатывает деньги, она еще имеет справку из Новинок. Человек глубоко болен. Зачем ее поволокли на судебный процесс? Дать показания она не в силах, как и опознать террористов. Видимо, для создания общего фона трагедии, призванного продемонстрировать справедливый и общественно востребованный характер суда. На самом деле подобного рода театральные постановки способны только подорвать какое-либо доверие к суду.

Зато появление в обменных пунктах белорусской столицы валюты должно было, по идее, поднять доверие населения к белорусским властям.

Валюта

Появилась валюта. Причем появилась в исключительно удачное время, т.е. когда у людей, после сезона отпусков, подготовки детей к школе и начала заготовки продуктов на зиму реально не осталось белорусских рублей. Естественно, люди сдавали накопленную валюту, но не в банки, а менялам с "черного" валютного рынка. Сейчас ситуация изменилась, и для понимания этого стоит обратить внимание на пункты валютного обмена. В них, в основном, сдают валюту. Обнаружились обменники, где валюту вообще не продают, а только скупают. Это самый важный итог мероприятий, проводимых властями по "стабилизации" валютного рынка республики.

Необходимо напомнить, что 30 августа текущего года, выступая на совещании, посвященном экономическим вопросам, А. Лукашенко заявил о необходимости воспользоваться валютой, накопленной у населения. В частности, белорусский президент настаивал на том, что граждане республики имеют "на руках" не менее 7 млрд. долларов США. На этой основе появилось поручение Национальному Банку: "В связи с этим поручаю Национальному банку создать такие экономические условия, чтобы люди сами принесли деньги в банковскую систему". Задание А. Лукашенко оказалось выполненным – люди понесли сдавать деньги . Для этого белорусским властям пришлось с использованием дополнительной торговой сессии на бирже просто выйти на курс "черного" рынка, т.е. если раньше курс 8 600 – 8 500 был спекулятивным, то сейчас он легитимизирован.

Любопытно то, что белорусское население, оживившееся после возвращения валюты в обменники, видимо, еще не пересчитало свои заработные платы по новому "биржевому" курсу, а стоило бы, так как средняя заработная плата в Республике Беларусь стала не выше 150 долларов – своеобразный рекорд СНГ. Ныне Беларусь - самая нищая страна постсоветского пространства, что является закономерным итогом многолетней экономической политики А.Лукашенко.

Тем не менее, в целом у населения возникло ошибочное ощущение, что валютный кризис миновал, и все как-то должно нормализоваться. А ведь для того, чтобы валютный кризис ушел в историю, необходимо, чтобы валюта была постоянно - это 1,0-1,2 млрд. долларов в месяц. Таких денег у белорусского государства нет. Безусловно, экспорт, прежде всего продажа за рубеж нефтепродуктов, приносит в страну валюту, но проблема возврата валютной выручки остается острой. Валюта "задерживается" на зарубежных счетах.

Другие ресурсы пока сомнительны. Первый транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс исчез без следа. По белорусской традиции его потратили еще до получения. Второго транша пока нет. Последний пакет акций (50%) "Белтрансгаза" так и не продали. Взяли мизерный кредит у Азербайджана под гарантии "Беларуськалия". Обещанные миллиарды от российского Сбербанка остаются в мечтах белорусского Министерства финансов. Где взять деньги на продление валютного праздника, устроенного властями после 15 сентября? Где обещанные А. Лукашенко 5 млрд. долларов, о которых так сладко мечтается национальной банкирше Ермаковой?

Власти рассчитывают на то, что деньги удастся взять у населения. Люди понесут в обменники валюту, рынок наличной валюты заживет, завертится и не потребует валютных интервенций Национального Банка, т.е. валютный спектакль, устроенный властями, воплотится в жизнь . Остается только уподобиться Станиславскому и возопить: "Не верю!".

Почему?

Потому что государственную валютную политику невозможно построить на обмане. Власти сымитировали рыночные торги, не допустив к ним большую часть желающих купить валюту. Курс 8 500 административный, искусственный, рукодельный, и это, между прочим, подтверждает мысль, что и сам валютный кризис рукотворный и имеет в своей природе, кроме объективных причин, криминальную составляющую.

Невозможно обмануть объективные законы рынка. Это не смогла сделать даже мощная советская экономика, не знавшая проблем с обеспечением ресурсами. Два валютных курса сохранились, и их наличие обеспечивает кому-то огромные доходы. Возврат выручки за экспорт продолжает "задерживаться". В общем, процесс первоначального накопления капитала продолжается.

Люди пойдут сдавать в обменники валюту – по 100, 200, 300 долларов. Потом явится какой-то частный предприниматель – экспортер и накопленную валюту мигом выкупит. Как следствие - снова дефицит. Как результат - снова оживший "черный рынок", где курс, естественно, не удержится на уровне 8 500. В таких условиях спасти курс смогут только обширные валютные интервенции, для которых денег нет.

Все это уже было после первой в этом году девальвации, когда курс был искусственно выведен на рыночную в тот момент планку в 5 000 рублей. Некоторые понесли валюту в обменники, а через пару дней несли ее уже менялам… Колесо белорусской экономической политики вертится на месте…

Белорусские власти давно реально не управляют страной. Они имитируют свое влияние на экономические и политические процессы, создают демократические и рыночные декорации, играют политические и экономические спектакли и фарсы, словно дожидаясь, что придет гардеробщица с рабочим сцены и выгонит эту труппу заезженных и давно не интересных актеров из белорусского политического театра.

поделиться