Фокусы "Восточного партнерства"

Впечатления, что на Варшавском саммите у участников евросоюзного проекта "Восточного партнерства" только поведение официального Минска и было в фокусе внимания, оказались во многом обманчивыми.

На закрытых от СМИ сессиях и разносторонних встречах тет-а-тет обсуждались не менее важные темы нынешней восточной политики ЕС. В более значимом фокусе внимания всех была все же украинская делегация во главе с президентом Виктором Януковичем. Ведь в декабре состоится саммит ЕС-Украина, на котором, как надеются в Киеве, должно быть подписано Соглашение об ассоциации, которое придает более высокую степень евроинтеграции, нежели "Восточное партнерство".

На протяжении двух лет с момента презентации в Праге проект "Восточное партнерство" никакими видимыми достижениями так и не был отмечен. Скептицизм у всех возник уже на старте, когда была объявлена сумма проекта всего лишь в 600 млн. евро для шести стран-участниц.

С тех пор проект продолжает находиться в таком состоянии, которое может быть на такую сумму. Причем, она была обещана в разных порциях для этих стран. Было очевидно, что сумма просто смехотворна для реализации хоть каких-то значимых проектов. Поэтому возобладала тенденция на развитие двусторонних отношений отдельно каждого участника ВП с Евросоюзом путем заключения Соглашений об ассоциации, которые открывают дорогу в желанную зону свободной торговли ЕС.

Кстати, именно такую зону заявляли инициаторы ВП главной целью участия в евросоюзном проекте, а не членства в будущем стран-участницы в Евросоюзе, как кому-то порою казалось. Программа ВП предполагает политическое и экономическое сближение с ЕС, включая облегчение визового режима и сотрудничество в сфере энергетики.

С довольно резкой критикой о фактически нулевых результатах за два года существования "Восточного партнерства» в Брюсселе не соглашаются, считая наоборот. Прежде всего это касается экономики. И в качестве примера называют "продуктивные переговоры" с Украиной по Соглашению об ассоциации.

Одним из необходимых условий для участия в зоне свободной торговли ЕС является членство в ВТО. А из шести "восточных партнеров" таковыми являются только Украина, Грузия, Молдова и Армения. Вот вслед за Украиной, как договорились на Варшавском саммите, Брюссель должен интенсифицировать процесс переговоров о подписании Соглашений об ассоциации с Грузией и Молдовой.

Сколько времени может занять этот процесс, спрогнозировать непросто. Отнюдь неоднозначно можно говорить и о конкретных сроках подписания Соглашения об ассоциациях с Украиной.

По поводу перспектив заключения Соглашения ЕС с Украиной в кулуарах саммита приходилось слышать два мнения.

Первое: одобрение Советом ЕС подписания данного документа делает возможным его осуществление уже на предстоящем в декабре саммите ЕС-Украина. После это еще предстоит реализация самого Соглашения примерно в течение последующих шести месяцев. По мнению экспертов, в случае подписания Украиной такого соглашения, проект ВП станет для нее просто неактуальным.

Второе: Соглашение будет подписано только после выборов в Украине. Причем, с участием Юлии Тимошенко. И эти выборы могут быть не только парламентскими. То есть, допускается вероятность досрочных президентских выборов. Следует отметить, что во время бесед с президентом В.Януковичем во время саммита, в фокусе внимания держалась тема судьбы Ю.Тимошенко. А на итоговой пресс-конференции председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу практически ушел от прямого ответа на вопрос: будет ли подписано Соглашение об ассоциации во время декабрьского саммита ЕС-Украина?

Отсутствие ясного ответа позволяет сделать предположение, что в случае продолжения нахождения в неволе Ю.Тимошенко, мнение о связи сроков подписания Соглашения с ЕС с выборами в Украине может приобрести черты большей реальности.

Накануне Варшавского саммита один из «восточных партнеров» ЕС, коим все же остается Минск, отмечал, что ни один из предложенных им проектов так и не был даже рассмотрен. По крайней мере, Минск об этом ничего не знает. Как известно, "Восточное партнерство" подразумевало не только развитие отношений ЕС с шестью странами-участниками, но и стимулирование развития кооперации по горизонтали. То есть, двустороннего и многостороннего сотрудничества между самими шестью участниками этого партнерства. Но, как признавалось во время прошедшего форума в Варшаве, достижением ВП сегодня можно считать только существование некой площадки для более активного диалога между его участниками. Не более.

Как считают многие независимые эксперты, ни одного образцового проекта, реализацией которого можно было бы похвалиться, просто нет. В качестве примера белорусская сторона сегодня упоминает, что вместе с Литвой и Украиной предложила более 20 проектов, которые могли бы быть реализованы в рамках "Восточного партнерства", однако ответа на эти предложения все еще не поступило.

Стоит напомнить, что министры иностранных дел трех стран обсуждали как-то в Киеве, как казалось, радужные перспективы кооперации в сферах транспорта и энергетики. Накануне киевской встречи энергетические компании Lietuvos Energija и Ukrenergy Trade ZRt подписали соглашение о транзите электроэнергии с Украины в Литву через Беларусь.

Из участников того министерского диалога остается на сегодняшний день на своем рабочем месте только глава белорусского МИД. Как известно, он проигнорировал возможность встретиться, на этот раз в Варшаве, со своими коллегами из Вильнюса и Киева. Правда, с украинским коллегой он все же недавно встречался во время сессии Генассамблеи ООН.

А вот глава литовского МИДа Аудронюс Ажубалис, похоже, не скучает по Сергею Мартынову. Ведь главное не просто так говорить, а говорить, когда есть о чем. Поэтому он еще раз напомнил всем, что пока перемены в Беларуси будут только имитироваться, ЕС не начнет диалог. В особенности после того как была распространена информация о бесчеловечных пытках и насилии против политзаключенных.

После трагических событий 19 декабря 2010 года в Минске, сорвавших диалог с Евросоюзом, министру иностранных дел Сергею Мартынову была отведена роль просто "почтальона", а не солидного собеседника. Так что демарши официального Минска, когда сначала министр, а затем и посол просто отказались от приглашений участвовать во втором саммите "Восточного партнерства", вряд ли кого- то из участников должны были удивить.

Нынешнее состояние отношений с Евросоюзом позволяет официальному Минску скорее присутствовать, нежели участвовать в подобных европейских мероприятиях. Тем не менее, незримое присутствие на саммите все же не помешало Минску напомнить о себе. Солидарная позиция пяти стран-не членов ЕС, которые в итоговой декларации саммита отказались подписать приложение к ней с осуждением шестого партнера – Беларуси.

Не остановила эту "пятерку" и заявленная в декларации новая, более высокая сумма, которую ЕС может в ближайшие годы выделить на "Восточное партнерство". Ведь 1,9 млрд. евро лишь были обещаны так же, как и первоначальные 600 млн. евро. Под этим подписался даже такой участник саммита, как греческий премьер.

В Варшаве было также заявлено, что в рамках Восточного партнерства теперь действует принцип more - more. Это значит, чем больше в странах-партнерах демократии, тем больше будет Брюссель идти им навстречу. Это касается и финансирования. Видимо, этим были вызваны публичные обещания премьера Польши Дональда Туска в 9 млд. евро, которые Беларусь может получить из разных источников в виде проектов и грантов.

В Минске такие "космические" обещания одни восприняли с иронией, а другие предпочли просто не заметить. Еще не забыто, как в конце минувшего года министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, приехав в Минск, обещал белорусам какие-то непонятные 3 млрд. евро. На все эти миллиардные обещания в Беларуси реагируют неоднозначно. Иногда с юмором. Тем не менее, там по-прежнему власть имущие говорят, что белорусских участников в программе ВП интересует исключительно финансово-экономические аспекты развития сотрудничества.

Подводя итоги саммита, президент Еврокомиссии Баррозу сказал, что теперь у "Восточного партнерства" есть “дорожная карта на ближайшие два года”. Речь идет о детально расписанных 29 пунктах, по которым ЕС планирует развивать отношения со своими соседями на востоке Европы – от политической к экономической интеграции.

Одним из наиболее важных пунктов называют свободу передвижения. Председатель Европейского совета ван Ромпей заявил, что ЕС и страны-участницы идут к безвизовому режиму, но подчеркнул, что это возможно "после достижения необходимых критериев". Эта формулировка называют одним из немногих конкретных достижений саммита в Варшаве, так как ранее речь шла о безвизовом режиме в долгосрочной перспективе.

Когда говорят, что среди достижений саммита была продемонстрированная солидарность группы 5-ти участников ВП с официальным Минском, то случившееся требует существенного дополнения. Ведь официальный Минск добился и другой солидарности. Не так часто бывает, чтобы так единодушно 27 стран-членов ЕС подписали документ, содержащий жесткую критику с конкретными требованиями. Особенно к белорусскому terrible infant, который умело пользовался до сих пор отсутствием у Евросоюза общей внешней политики.

Общеизвестно "особое мнение" президента Литвы по белорусской проблеме, которое не всегда гармонично воспринимается не только с остальными коллегами по ЕС, но и с заявлениями на эту тему собственного министра иностранных дел. Несмотря на замечание Д.Грибаускайте о "большой ошибке", которую ЕС делает в своем жестком отношении к Беларуси (не уточняя, что речь идет все же не о народе, а о правящем там режиме), подпись президента Литвы также стоит под полным текстом декларации саммита. Так что, можно считать А.Лукашенко подлинным консолидатором именно группы 27-и, а не 5-ти восточных стран-партнеров, принявших участие в Варшавском саммите, куда его самого не приглашали.

Как старательно убеждали в кулуарах некоторые осведомленные чиновники, значение такого типа встреч, которые происходили во время Варшавского саммита, не в заключительных декларациях, а в переговорах, которые лидеры государств имеют возможность проводить как за "столом", так и во время встреч тет-а-тет.

По словам некоторых дипломатов, особо следует отметить германского канцлера Ангелу Меркель, которая неоднократно во время встреч с президентом Украины выражала свою озабоченность и озабоченность своих коллег по поводу судьбы бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко. Очевидно, что без присутствия этих двух дам-политиков, европейский путь Украины будет весьма затруднен.

В фокусе особого внимания германского канцлера, которую еще называют "хозяйкой Европы", находятся судьбы белорусских политзаключенных. Госпожа Меркель демонстративно много времени уделила общению в Варшаве с представителями белорусской оппозиции. И это придало заметный импульс надеждам на перемены в Беларуси. В ответ обиженный А.Лукашенко заявил: "немцы нам должны еще столько, что хватит ли у политиков нынешней Германии времени, чтобы рассчитаться за то, что было в прошлом веке?".

И эти откровения, по некоторым данным, развеяли последние иллюзии в Берлине насчет личности руководителя Беларуси, вольно и невольно своим поведением напоминающего немцам некоторые страницы собственной истории.

А последовавшие "в одном флаконе" дремучих рассуждений еще и обвинения А.Лукашенко в адрес принимавшей многочисленных гостей саммита Польши, что у нее территориальные претензии к соседней Беларуси, и вовсе напоминают предостережение, высказанное когда-то профессором Брониславом Геремеком.

В одном из интервью белорусским журналистам он назвал режим А.Лукашенко нарастающей угрозой безопасности в регионе. Так что неизменная политика правящего режима в Беларуси будет просто вынуждать Евросоюз держать в фокусе своего особого внимания такую восточную соседку.

поделиться