При власти, но не победитель

15 лет назад Беларусь избрала первого президента. Большинством голосов. Честно и демократично. Кредит доверия главы государства зашкаливал на спидометре народной любви. Казалось, что еще надо? Строй демократическую, суверенную, европейскую Беларусь. По кирпичику, по бревнышку. И история воздаст по заслугам и трудам твоим.

Увы, президент оставался президентом недолго. Года два. Потом эта должность, на мой взгляд, показалась ему мелковатой, страна тесноватой, атмосфера душноватой. Его манили бескрайние просторы Российской Федерации. Отреставрированный Кремль кружил голову. Ядерный чемоданчик возбуждал гены власти, так и не утоленные белорусским президентством. На постсоветском пространстве его воспринимали как идеологического гуру. Как лидера сил реванша. Для одних он был борец за народное счастье, этакий Санька Разин из-под Шклова. Для других смельчак, бросивший вызов ненавистным янки.

Процесс пошел. Быстро и необратимо. К ноябрю 1996-го трансформация президента в правителя была завершена. Этому способствовало и елейное, подобострастное окружение. "Вы выше бога", — шептали местные "губернаторы" и министры. "Вы мессия!", — восклицали иногородние прохановы и дугины. Он и чувствовал себя таковым. А для таких не существует табу и ограничений. Никаких. Ни правовых, ни моральных.

В ноябре 1996 года был осуществлен передел власти. Антиконституционным референдумом как ножом покромсали Конституцию. Парламент и Конституционный суд были разогнаны. Вместо обрезанных ветвей власти остался один ствол. Оружейный. Граждан разбили на касты — "нечестные", "честные" и "неприкасаемые". Экс-президент заявил: "я за цивилизованным миром свой народ не поведу". Пошли в другую сторону. БРСМ, ветераны и чиновники вприпрыжку.

Оппозиция в оцеплении расплодившегося спецназа. Все остальные под присмотром КГБ и "идеологической вертикали". 15 лет поводырь водил народ Беларуси в поисках особого белорусского пути. Страна жила в двух измерениях. Телевизионном и реальном. Телеэкран — власть и народ, слившиеся в брежневском поцелуе. Жизнь — комбинация из трех пальцев, спрятанных за спину или засунутых в карман. Там "экономическое чудо", тут полмиллиона семей без жилья, миллион в поисках работы на чужбине и подсказка пропагандиста "зато у нас нет войны". В телеящике мы строители оси мирового влияния Минск—Москва—Пекин—Дели, в действительности страна, сидящая на обочине региональной политики.

Кризис испортил телекартинку. Она еще больше стала неестественной. Осмотревшись, думающие зафиксировали координаты. Мы в той же точке, в том же месте, что и 15 лет назад. В повестке дня все те же вопросы. Кто мы такие? Куда нам идти? Какую страну строить?

Бросая взгляд в прошлое, обнаруживаешь немало любопытного.

Когда сторонники перемен говорили: наше будущее — независимая, суверенная Беларусь, правитель тащил страну назад в прошлое. В СССР. Не хватило самого малого — правовых гарантий для участия в выборах союзного президента для самого Лукашенко. Десятки тысяч сторонников независимости Беларуси подверглись репрессиям и гонениям. Их беспощадно лупили на столичных улицах, их выбрасывали с университетов, вышвыривали за заводские проходные, изгоняли из типографий. Это факт, запечатленный на многих пленках силовых структур, в милицейских протоколах, в судейских решениях. Архивы разбухли от документов, свидетельствующих о брутальном преследовании сторонников независимости Беларуси.

И что же? Каковы итоги противостояния двух стратегий развития страны? Лицо сегодняшнего Минска расписано билбордами и лозунгами, украденными у оппозиции. Запрещенные к употреблению слова "независимость" и "суверенитет" зазвучали в речах и речевках на всех официальных торжествах. Беспристрастная социология зафиксировала убедительную победу оппонентов нынешней власти по вопросу государственности страны. Количество сторонников суверенной Беларуси уверенно перешагнуло за 90-процентную отметку. С победой, друзья демократы!

15 лет оппоненты власти боролись за европейскую Беларусь. И почти столько же времени по всей стране разливалась махровая антизападная, антиевропейская пропаганда. Годами из Европы формировался образ врага. Еще в прошлом году в Минске были организованы показательные судилища над организаторами "Европейского Марша". Людей судили за акцию в поддержку европейского выбора. Противоборство двух стратегий развития Беларуси — европейские ценности или неоавторитарная идеология лукашизма еще не завершено. Но тенденция обозначилась.

Лукашизм не выдерживает конкуренции. Все большее количество граждан Беларуси хотят жить по стандартам Европы. И вот уже Лукашенко вынужден публично заявить: "к 2013 году мы будем жить, как в Европе". Не как в СССР, не как в КНДР, не как на Кубе. Даже в самые трудные времена количество убежденных сторонников евроремонта белорусского дома не опускалось ниже 35-процентов. Это наш с вами успех, коллеги демократы!

Когда демократические силы настаивали на том, что нам нужна рыночная Беларусь, власть делала ставку на жесткую централизацию управления экономикой. Из "Красного дома" исходил непрекращающийся вой. Караул! Оппозиция жаждет распродать национальное достояние страны западным империалистам и жуликам. Часть населения тихо, но дружно подвывала власти. Время разменяло столетия. И вот уже не кто иной, как Лукашенко зазывает этих самых "западных жуликов" в свой кабинет. Он готов открыть для них сейф с акциями белорусских предприятий.

Власть предлагает европейцам и американцам пилить "фамильное серебро", то есть собственность Беларуси, по-братски. Готовы даже создать агентство по прихватизации.

Страна медленно, со скрежетом поворачивается в сторону рыночных реформ. С программ экономического развития, разработанных оппонентами власти, чиновники втихаря стряхивают многолетнюю пыль, Романчука, Богданкевича начинают цитировать придворные экономисты. Все это происходит не системно, противоречиво, но оно имеет место быть. Это означает, что стратегия рыночных реформ послала в нокдаун экономическую модель белорусского режима.

И в этой ситуации возникает естественный, закономерный вопрос: а кому нужны были все эти эксперименты? Зачем людям с европейским генетическим кодом вводить антиевропейскую вакцину? Зачем стране с европейской историей навязывать среднеазиатские традиции? Зачем к белорусскому дереву с европейской корневой системой прививать авторитаризм?

Зачем было бросать в тюрьму дважды Героя Василия Старовойтова? Чтобы по прошествии времени представители власти заискивающе пожимали руку несломленного, седовласого ветерана!

Зачем надо было организовывать показательные тюремные посадки Михаила Чигиря, Михаила Маринича, Александра Козулина? Лишь только для того, чтобы держать на коротком поводке чиновников!

Зачем было тотально фальсифицировать итоги всех избирательных кампаний? Чтобы в августе 2009-го в интервью российским "Известиям" признать это публично и принародно!

Зачем надо было по политическим причинам выдавливать из страны тысячи и тысячи умных, образованных людей? Чтобы на съезде белорусов мира просить содействия в возвращении национальных ценностей!

Зачем надо было организовывать кампанию по уничтожению "вшивых блох", то есть предпринимателей? Чтобы в 2009 году просить их помочь разгрузить затоваренные склады!

Зачем надо было создавать "эскадроны смерти"? Чтобы по прошествии 10 лет тихонько избавляться от павличенков, шейманов, сиваковых и наумовых!

Зачем надо было разгонять парламент, в котором две трети депутатов идеологически были близки к президенту? Чтобы осенью прошлого года торговаться в кулуарах о возможности пропуска нескольких оппозиционеров в так называемую Палату представителей!

Зачем в конце прошлого столетия надо было бульдозерами выдавливать послов из резиденции "Дрозды"? Чтобы в начале ХХІ века взывать к еврокомиссару по внешней политике Бените Феррера-Валднер "приезжайте как можно быстрее в Минск".

И таких "зачем" не десятки и даже не сотни. Их тысячи. Кого сделал счастливым 15-летний эксперимент и блуждание в поисках особого белорусского пути? 2—3 процента приближенных к власти! Да и то сомнительно. Хорошие дома, престижные авто, отоваренные кредитные карточки это еще не счастье.

15 прошедших лет — это время упущенных возможностей для Беларуси. Да, эти годы нельзя вычеркивать из жизни. Люди жили, влюблялись, чему-то радовались, чем-то вдохновлялись. Это их жизнь. Но они были и остаются быть достойными лучшего.

Как ни складывай, а мессии из Лукашенко не получается. При власти, но не победитель. При наградах, но не герой. При деньгах, но без прежнего кредита доверия. При персональном самолете, но уже как сбитый летчик.

Есть ли у власти шанс изменить себя и отношение к себе? Надо избавиться от полутонов, полупризнаний. Не стоит блефовать и делать вид, что ничего не происходит. Надо попросить прощения. Нет, ни у оппозиции. У своих приверженцев и сторонников. У среднестатистического деполитизированного гражданина Беларуси. За 15 лет правитель, так и не ставший мессией, ни разу ни у кого не попросил прощения. Ни разу.

Кто сказал, что сторонники перемен проиграли? Кто сказал, что оппозиция маргинал? Не может быть маргиналом тот, чьи взгляды, чью позицию, невзирая на репрессии, преследования, политические убийства поддерживает как минимум половина населения страны. Нельзя считать проигравшим того, чьи идеи, идеи независимой, европейской, рыночной, демократической Беларуси оказались сильнее идеи советской, среднеазиатской, плановой, авторитарной Беларуси.

Наши моральные принципы оказались более конкурентоспособными, нежели приспособленческий прагматизм. Власть вынуждена, пока косвенно, признать, что стратегия развития Беларуси, предложенная демократическими силами оказалась сильнее и эффективней. Способные думать и анализировать это понимают. Завтра это станет ясно пассивному большинству, которое 15 лет назад отдало свой голос первому президенту Беларуси.

Страна становится другой. И это необратимо.

Анатолий Лебедько, сопредседатель Политсовета ОДС, председатель Объединенной гражданской партии

поделиться