Заговор обреченных

Скандал, разгоревшийся вокруг брюссельского офиса "За демократическую Беларусь", достиг пика.

Стало известно, кто из представителей белорусских общественных организаций принимал самое активное участие в инициативе по отмене европейски санкций против чиновников, виновных в фальсификации выборов, репрессиях и пытках.

Руководитель офиса "За демократическую Беларусь" Ольга Стужинская, озвучившая эту циничную инициативу, скорее всего не предполагала, что ей придется принять на себя столь мощный удар со стороны независимой прессы, политических активистов и родственников политзаключенных. При этом, она заботливо оставила "за кадром" инициаторов данного проекта. И чем дальше разгорался конфликт, тем тщательнее охранялась тайна, кто же те мифические персоны, поставившие подписи под обращением вместе со Стужинской. Но все тайное становится явным, особенно если существует большое количество людей, желающих дистанцироваться от подобных "проектов", в которых ослиные уши спецслужб торчат на полметра над кустами.

Главными идеологами данной инициативы явился ряд белорусских "политологов и аналитиков", если их так корректно можно назвать. Все они собраны вокруг одного центра – BISS – Белорусского института стратегических исследований. Цель данного "аналитического центра" – стать единственным посредником при переговорах официального Минска и структурами Евросоюза.

Поначалу было решено не афишировать проект, дабы не привлекать лишнего внимания, а начать восторженно комментировать его лишь после того, как решение будет продвинуто через структуры Евросоюза. Но все пошло не так с самого начала. Практически все демократические политические структуры знали о том, что обращение существует, но скандала не раздували, надеясь на то, что еврочиновники разъяснят инициаторам, что данная инициатива несвоевременна и вредна. Зарубежные белорусские группы пытались кулуарно задавить инициативу на корню, но выяснилось, что ряд чиновников Евросроюза и финансовых доноров разделяют данный подход. Не выдержали нервы у Виталия Рымашевского, который справедливо усомнился в том, что проект останется лишь на бумаге – он обнародовал информацию.

Ольга Стужинская, в ответ на прессинг со стороны средств массовой информации, начала бессвязно и без каких-либо внятных аргументов, лепетать что-то о том, что нам надо позаботиться о политзаключенных и отменить санкции – тогда им станет в тюрьмах куда как легче. При этом, две фамилии, которые всплывали в ее комментариях – это бывшая заместитель главного редактора "Советской Белоруссии" Анна Шадрина, и семейный "кошелек" Лукашенко Владимир Пефтиев. По странному стечению обстоятельств, ранее именно Шадрина, при финансовой поддержке Пефтиева пыталась в судебном порядке оспорить внесение ее в список визабан.

После того, как внятно объяснить свою позицию Стужинская не смогла, равно как и обнародовать список тех представителей гражданского общества, которые подписали бумагу, она экстренно вылетела в Вильнюс, откуда в тот же день переехала в Минск. Не очень интересно, с какой целью она в такой спешке полетела на родину, но логика подсказывает, что держать совет с теми, кто инициировал это дело.

В своих комментариях Стужинская утверждала, что подписантами обращения являются представители различных организаций, но назвать их имена отказалась. На деле же, инициаторами письма стали "молодые прагматики", объединенные вокруг BISS – Юрий Чаусов, Денис Мельянцов, Алексей Пикулик, к которым примкнул "старший товарищ" – Петр Марцев.

Двое из перечисленных персонажей, Марцев и Пикулик, вместе с начальником некляевского штаба Андреем Дмитриевым, недавно фигурировали в качестве разработчиков "Новой политической силы", также сориентированной на плотное взаимодействие с белорусскими властями. Та инициатива была заброшена, а вернее, трансформировалась, перейдя из поля политического в поле гражданского общества. Теперь это не "Новая политическая сила", а "Прогрессивный мозг нации", который должен занять позицию не между властью и оппозицией, как планировалось ранее, а между властью и Европой, оставив оппозицию и вовсе за полем политической игры.

Любопытен список тех, кто отказался подписывать сей сомнительный документ – экономисты Леонид Заико и Леонид Злотников, аналитики Александр Класковский и Павел Усов, социологи Андрей Вардамацкий и Олег Манаев, целый ряд правозащитников и общественных деятелей. Точнее сказать, люди, которым дорога их репутация, и которые понимают, что со спецслужбами лучше находиться даже если не по разные стороны линии фронта, то уж точно не в одном окопе.

Сразу после того, как заговор был раскрыт, подписанты принялись бомбардировать сайты материалами, создавая идеологическую дымовую завесу, призванную убедить нас в том, что это не цинизм с предательством напополам, а простроенная стратегия спасения нации. Вначале статья Чаусова "Санкции как проявление беспомощности", следом – материал Мельянцова "Куда ведут санкции ЕС?", статья Мельянцова и Пикулика "Выборы или бойкот как цугцванг для оппозиции"; в завершение – интервью Стужинской информационному агентству Regnum – сомнительной конторе, через которую спецслужбы регулярно вбрасывают компромат в информационное поле.

В материалах Мельянцова, Чаусова, Стужинской и Пикулика – пустые как барабан тезисы о том, что санкции ЕС бессмысленны и вредны, а лучшая стратегия – это дружба диктатора с Европой, и постепенное воспитание белорусов в европейской традиции. Тогда и политзаключенных, глядишь, выпустят, и диктатор помягчеет, и заживем побогаче, и визовый режим с ЕС отменим. При этом, возникает странный разрыв в сознании – власти даже в собственном телеэфире визжат о том, насколько им не в тему санкции, а представители "как бы оппозиции" усиленно пытаются убедить всех, насколько они же бессмысленны. В своем материале "Санкции как политика возможного" Павел Усов ответил на доводы Мельянцова, но реакции на свои аргументы не дождался.

Агентство Regnum, вдруг проникшееся белорусской темой, спрашивает у Стужинской: "Ряд белорусских изданий 3 января опубликовали заявление 11 "белорусских представительств белорусской политической эмиграции", в котором они заявили о "решительном отмежевании" от возглавляемой Вами организации. Вы сотрудничали ранее с ними?".

На что Стужинская отвечает: "Названия данных структур мне знакомы. Многие из них недавно созданы – не знаю, зарегистрированы ли они. "Гражданская кампания "Free Belarus Now" - это и есть, собственно, господин Халезин со своими соратниками. "Офис белорусской политической эмиграции" в Антверпене – это несколько политических эмигрантов, которые проживают в Антверпене. Я не знаю, чьи интересы они представляют – возможно, самих себя и тех людей, которые там работают. С ними у нас не было совместных проектов. Наш офис с ними не принимал совместных заявлений, не осуществлял совместных мероприятий. Была лишь одна ознакомительная встреча".

То есть, если перевести на человеческий язык – "сам дурак". При этом "Офис белорусской политической эмиграции" в Антверпене появился еще задолго до того, как в Бельгию прибыла бебиситер Оля Стужинская. И возник он после первых политических судов в Беларуси, когда большое количество бежавших от преследования политических активистов нашли пристанище в Бельгии и Голландии. Сегодня, по версии Стужинской, их вина лишь в том, что живя в Бельгии, они стараются активно участвовать в помощи своей родине.

Что же касается Free Belarus Now – так тут и вовсе ситуация комичная. Стужинская отказывается сообщить имена подписантов инициативы по отмене санкций, а, при этом, имена тех, кто создавал и сотрудничает с Free Belarus Now обнародованы на сайте. Среди них родственники белорусских политзаключенных, сэр Том Стоппард и покойный президент Чехии Вацлав Гавел, ведущая британская правозащитная организация Index on Censorship и ряд общественных организаций со всего мира, выдающиеся художники Ай Вейвей и Эрик Фишл, актеры Кевин Спейси и Джуд Лоу, американские и европейские политики и общественные деятели... Не стоит унижать этих людей формулировкой "господин Халезин со своими соратниками" – даже если это логично по смыслу, то цинично по форме.

В марте большая группа представителей "молодых прагматиков" направится в Брюссель, чтобы продвигать там идею отмены санкций, участия оппозиции в выборах и построения "моста дружбы" между белорусской диктатурой и руководством Евросоюза. Посмотрим, хватит ли у еврочиновников политического чутья, чтобы понять, с чем к ним приехали дорогие гости.

поделиться