Время протрезвления

Вспоминается эпизод первой половины 90-х годов, когда мне пришлось быть депутатом Верховного Совета Беларуси. В зале заседаний шла дискуссия о ратификации очередного договора с Россией – кажется, в политической сфере.

Как всегда, мы, оппозиционное меньшинство, работали в кулуарах, объясняя депутатам от партийно-хозяйственной номенклатуры бесперспективность будущего Беларуси, если мы будем во всех сферах только плестись в хвосте нашего восточного соседа.

И вот во время такого разговора Михаил В., один из районных руководителей Витебской области, бывший выпускник Белорусской сельскохозяйственной академии и ВПШ, не скрывая раздражения и почти срываясь на крик, бросил нам: "Да что мы без России? Мы подохнем с голода!"

После того диалога прошло больше пятнадцати лет. Тем не менее, если начать подобный разговор с каким-нибудь руководителем белорусского крупного предприятия, часто услышишь тот самый ответ, что мы тогда услышали от Михаила В. Причем верой в российскую "волшебную палочку" выделяются не только хозяйственные руководители старшего поколения, воспитанные в советское время, но нередко и те, кто приобрел менеджерскую квалификацию уже во времена независимой Беларуси.

Эти руководители честно и наивно верят, что главный ресурс конкурентоспособности белорусской промышленной и сельскохозяйственной продукции - дешевое сырье и энергоносители. И, главное, что это сырье и энергоносители должны быть дешевыми вплоть до второго пришествия Христа.
Здесь стоит провести параллели с сегодняшней ситуацией у нашего ближайшего западного соседа - в Польше. В этом году польская экономика, несмотря на мировой экономический кризис, сохранила положительную динамику хозяйственного роста. В первых двух кварталах этого года рост валового внутреннего продукта там составил около 1%, что было высшим уровнем развития в Европе и, фактически, одним из самых высоких в мире.

За период же с января по сентябрь 2009 года, согласно прогнозам Международного валютного фонда, прирост польского ВВП должен составить не менее 1,2%. Это при том, что польские предприятия еще с середины 1990-х годов покупают сырье и энергоносители по мировым ценам, не имеют больших льгот или «равнодоходных цен» ни от Российской Федерации, ни от Норвегии, ни от других, менее значительных стран-поставщиков. После вступления в Европейский Союз в 2004 году оборот внешней торговли Польши ежегодно повышался в среднем почти на 19% (!).

Кто имел возможность за это время побывать в соседней стране, мог убедиться, как реально возросло благосостояние обычных поляков, насколько улучшились жилищные условия. При этом цены на продукты и другие товары повседневного спроса в польских магазинах в среднем на 15-20% ниже соответствующих в Беларуси. Я, например, уже три года хожу зимой в куртке, которую приобрел в польском гипермаркете за цену, эквивалентную 20 долларам США, вспоминаю также, как не один раз покупал там упаковки качественных носков по 2 доллара за пять пар... Дома у нас стоит портативный телевизор польского производства с плоским экраном ценой около 200 долларов, а к нему присоединен купленный также в Польше DVD-проигрыватель ценой… не поверите - около 65 тысяч белорусских рублей (в эквиваленте).

Но хвалить Польшу и поляков - дело в нашей синеокой Беларуси не очень популярное, поэтому я на этом остановлюсь, и направлю свой взгляд в сторону братской России, с которой власти нашей страны создали плотный военный союз, а на бумаге - и Союзное государство, и Таможенный союз (теперь еще и в тройственном формате - вместе с Казахстаном).

Так вот, у России, к сожалению, промышленный спад за последний год составил около 13%, огромные предприятия наподобие ВАЗа фактически стали банкротами. Недаром российское правительство "толкает" Беларуси единые таможенные пошлины на ввоз автомобилей-иномарок: очевидный расчет на то, что белорусы вынуждены будут - по причине недоступности иномарок по новым ценам - покупать те же "лады" и спасать рабочие места на заводе в Тольятти.

Проблемы российской производственной сферы, однако, далеко не ограничиваются проблемами ВАЗа. Как показали звонки премьеру Владимиру Путину во время недавней прямой линии, и КамАЗ, и вагоностроительные, и станкостроительные предприятия, и сельхозпроизводители находятся не в менее драматическом положении. Предприятия, которые раньше давали акционерам хоть какую-то прибыль, просят и просят у правительства государственной поддержки.

Это при том, что Россия ввязалась в очень дорогой проект - проведение зимней Олимпиады в Сочи. При том, что внешняя граница на много тысяч километров и многонациональный характер этой страны требует содержания и безостановочного технического перевооружения огромнейших вооруженных сил (по численности) и сил правопорядка. При том, что колоссальные средства поглощают государственный аппарат и сомнительного свойства структуры (органы СНГ, Коллективной безопасности, ЕвроЗЭС, Шанхайского договора и тому подобных). Сегодня предприятия военно-промышленного комплекса финансируются из российского государственного бюджета в приоритетном порядке, а, как известно, эти потери для обычных граждан ничем не компенсируются.

Несмотря на то, что средний размер пенсий в Российской Федерации сегодня выше, чем в Беларуси, эта "средняя" величина составляется из высоких пенсий для миллионов бывших чиновников партийного и государственного аппарата, генералитета и высшего офицерства вооруженных сил и спецслужб. В то время как для большинства российских пенсионеров стандартный размер пенсии составляет ежемесячно около 3 тысяч российских рублей (около 100 долларов США). Не секрет, что многие наши высокие чиновники, генералы, руководители крупных предприятий хотели бы интегрироваться с Россией "вплоть до слияния в экстазе". Только экстаз этот не имеет ничего общего с белорусскими национальными интересами, а базируется на - впрочем, наивном - расчете этих лиц когда-нибудь в будущем получить пенсию российского размера высокого государственного служащего или генерала.

Вспоминаю опять-таки начало 90-х годов, когда после распада СССР многие капитаны и майоры бывшей советской армии за год-два сделались полковниками и генералами белорусских Вооруженных Сил, и кое-кто из них решил сменить гражданство и отправиться на службу в российскую армию. Так вот, там им сказали, что мы ваших белорусских воинских званий не признаем и возьмем вас на службу только капитанами или майорами.

Понимаю, что некоторые из наших высоких руководителей-хозяйственников рассчитывают производить оружие и амуницию для российской армии и спецслужб и получать под это гарантированный государственный заказ от… российского правительства. Только почему-то они не могут понять, что с нероссийским паспортом, а значит, не имея определенных законом обязанностей защищать интересы именно Российской Федерации, они и возглавляемые ими предприятия не будут приравнены к российским директорам и аналогичным заводам под контролем правительства России (предприятия ВПК по определению не могут быть от правительства независимыми).

Геополитические и военные приоритеты небольшой и компактной Республики Беларусь, которая имеет более тысячи километров общей границы с Европейским Союзом и существенно меньшую длительность белорусско-российской границы, должны радикально расходиться с соответствующими приоритетами евроазиатской Российской Федерации. Поэтому российские оборонные заказы в Беларусь могут поступать в очень ограниченных объемах - да и то только в случаях, когда речь идет о производстве элементов вооружений и специальной техники.

Вопрос поддержки белорусских предприятий, которые хотят работать на российский ВПК, исключительно политический. Беларусь имеет такого восточного партнера, который не может обойтись без политизации всех экономических отношений обеих стран. Владимир Путин во время той прямой линии высказался предельно ясно: "Чем глубже интеграция (в рамках Союзного государства), тем больше возможностей переходить на внутрироссийские цены и стандарты по энергоносителям". Однако заметьте: руководитель российского правительства не говорит прямо, что Беларусь реально будет получать энергоносители по внутрироссийским ценам. Он обходится эвфемизмом: "больше возможностей…"

Между тем, российские эксперты давно определили, каким образом те "внутрироссийские цены" в ближайшие годы сравняются с мировыми. Это не прихоть экспертов, а необходимое условие для интеграции России в мировую экономическую систему, в том числе во Всемирную торговую организацию. Завязанная на сырьевые отрасли российская экономика может в ближайшем будущем выжить только получая за свое сырье и энергоносители «живые деньги» от стран Запада и Китая.

Переход на мировые цены для своих предприятий там неизбежны. А значит, белорусским предприятиям никакие "особые" или "равнодоговорные" цены не светят.

За потерю суверенитета наша страна заплатит дважды - подчинится имперской политике восточного соседа и потеряет свою экономику, потеряет возможность через необходимые реформы сделаться конкурентоспособной в окружении близких своей экономической структурой Украины, Польши, балтийских государств. Но самое главное: за это заплатят миллионы наших сограждан, превратившись в малооплачиваемую обслугу чужих геополитических амбиций.

Что делать в этих условиях? Ответ один - начать системные реформы нашей экономики (а значит - и политической системы), сделать ставку на скорую интеграцию с мировой экономикой через диверсификацию подходов, создание реального равноправия всех форм собственности и прозрачных возможностей разгосударствления и приватизации реального сектора белорусского хозяйства. Вопрос: способно ли на это пойти сегодняшнее белорусское руководство страны? - выглядит совершенно риторически…

поделиться