Власть и выборы: вирус в Системе

На днях соседка в лифте — видимо, для поддержки разговора — спросила меня: — Так когда это у нас выборы? Говорю: местные — 25 апреля, президентские — видимо, в начале будущего года. — Вот что значит пресса: все знаете.

Обычная публика "не в курсах". Не то что информация скрывается. Пожалуйста, на сайте ЦИК все в ассортименте. Но власти удобнее прокручивать эту обязаловку по-тихому. Обеспечивать результат без шума и пыли. Вот в апреле выудит человек из ящика листок типа жировки — приглашение на участок, придет дисциплинированно, по советской традиции, и сыграет свою роль статиста. А будить политические страсти ни к чему.

Спрашиваю у соседки: а поздравления от "Белой Руси" в метро слышали? Да, мол, все уши прожужжало это "З Новым годам і Калядамі"

Политизированные граждане сразу смекнули, что к чему. А массе просто запал в подкорку бренд. Потом на автомате: поэт — Пушкин, фрукт — яблоко, общественное объединение — "Белая Русь".

Перед властями на грядущих выборах стоит техническая задача: укомплектовать избиркомы надежными людьми. Это делалось и раньше, но теперь, после корректировки законодательства (либерализация для Европы) появилась квота. Представители партий и общественных организаций должны составлять в комиссиях треть.

Отсюда и разморозка брендов, созданных в свое время под сенью вертикали. Будьте спокойны, мобилизуют и БРСМ, и ФПБ, и женские, и ветеранские организации — весь боевой резерв.

Европа же домогалась этой квоты, естественно, для оппозиции. В прежние времена вертикальщики разводили руками: поздно, мест нет. Теперь, как видим, может получиться похожий номер, только под другим соусом. Лояльные партии и GoNGOs (термин для псевдообщественных структур) заполнят всю квоту.

Хотя в большинстве мест тут и административного ресурса не потребуется. У оппозиции сегодня в принципе мало штыков — и в кандидаты, и в избиркомы, и в наблюдатели. В комиссии, поскребя по сусекам, выдвинут от силы тысячу человек. А мест-то в избиркомах по стране — тысяч девяносто. То есть даже отпусти вертикаль вожжи — микродоза оппозиционеров составила бы жалкий процент.

Но будет еще жальче, судя по свежим вестям из Гомеля, где благополучно пролетели мимо городской комиссии представители ОДС и создаваемой БХД.

С другой стороны, зачем оппозиции лезть в комиссии в округах, где выборы развернутся по классическому советскому сценарию: один-единственный выдвиженец от власти. Он и без всяких подтасовок сорвет куш. А в львиной доле округов, особенно на уровне сельсоветов, так именно и будет. На местных выборах 2007 года конкурс кандидатов оказался — не падайте со стула — 1,05. Вряд ли на сей раз цифра будет заметно отличаться.

Про электорат разговор особый. Он развеял оппозиционную концепцию созревания гроздьев гнева в кризис. Напротив, как показывает социология, люди сжались и согласны на меньшее. Бунтовать — упаси боже! Наоборот, не грех и подластиться, чтобы не уволили.

По науке это называется "понижающей адаптацией". По-народному — "хавайся ў бульбу!". Короче, не время для кандидатов-буревестников.

Один партийный лидер сказал мне: будем продвигать на местных выборах идею контроля над властью. Теоретически вроде грамотно. Но рвется ли масса контролировать власть? Боюсь, настрой иной: чтобы власть давала, как давала раньше, чтобы не особо обрезала рацион в кризис, а там как-нибудь это дело рассосется. И кандидат от госструктур тут априори в выигрыше. Он с черпаком. Ну а что даст нищий оппозиционер? Его демократию на хлеб не намажешь.

Местные выборы, по сути, убиты в принципе. Политическое поле выжжено, пресса зажата, народ апатичен, а сами советы близки к атавизму. У них полномочий с гулькин нос. Бал правит вертикаль, которую не избирают, а назначают. И вертикальные начальники головой отвечают за нужный итог выборов на вверенной территории. Круг замкнулся.

Есть, правда, псевдоинтрига, интересная узкому кругу. Пойдет ли начальство на вкрапление политических противников в советы напоказ Европе? Если да, то вкрапят тех, столько и там, чтобы эти люди не делали погоды. А балл в зачетку Минск получит. Создаст фон перед главной кампанией — президентской.

В любом случае местные выборы будут тихими, свернутыми в трей, говоря компьютерным языком. Многие ли знают, что на этой неделе уже заканчивается формирование территориальных комиссий? То-то же.

Да и президентские выборы, на первый взгляд, действующий лидер выигрывает одной левой. Соперники разрозненны, у них мало ресурсов, и потому кампания стратегам оппозиции — при том что лозунги будут, конечно, иные — представляется чисто технической.

Но это внутри страны все схвачено. А вот внешние факторы грозят форс-мажором. Россия давит. Ее кредит, вроде бы предлагаемый под закупку вздорожавшей нефти, — это типичный троян. Потом не хватит добра расплатиться. Проедать и далее западные займы тоже чревато. Рост внешней задолженности — еще один дремлющий вирус для Системы. Уже через пару лет отдавать долги предстоит миллиардами долларов.

Экспорт уже ухнул. Кончина доходной нефтепереработки грозит бюджету пробоинами ниже ватерлинии. А ведь обещано к концу года полтысячи баксов среднего заработка!

Чудес не бывает. Экономика не выдюжит еще одного акта административного принуждения в грубой форме. И вот когда все окончательно посыплется, то народ возропщет и без оппозиционного разогрева. Так было в апреле 1991-го, еще при "совке", когда на площадь в Минске вышли сто тысяч пролетариев.

Вот какие грозы мерещатся высокому начальству. Чтобы моя соседка, стоявшая в лифте с двумя тугими продуктовыми пакетами, не дозрела когда-нибудь до марша пустых кастрюль.

И это уже совсем не техническая задача.

Так что когда дремлющие вирусы в Системе зашевелятся, властям придется еще многое делать через "не хочу". Причем по "зловредным" рецептам.

поделиться