Как победить монстра с неограниченными ресурсами

Нешуточный скандал разгорелся вокруг заявления юриста и экономиста Сергея Балыкина, который заявил, что беларусские фискальные службы в последнее время стали использоваться в качестве механизма репрессий против гражданских активистов. Эксперт заявил о ряде "трагических ошибок" в деле Беляцкого, которые привели к тюремного сроку руководителя "Вясны".

В ответ зампредседателя правозащитного центра "Вясна" Валентин Стефанович посоветовал юристу внимательнее изучить материалы дела Алеся Беляцкого.

Сергей Балыкин пояснил проекту UDF.BY "ПОЛИТИКА" свою точку зрения.

– Честно говоря, мне не совсем понятно, почему правозащитники так болезненно восприняли эту публикацию – ведь речь в ней шла совсем не о Беляцком. Публикация была посвящена методам работы фискальных органов, которые превратились в настоящее финансовое гестапо не связанное ни процессуальными нормами, ни конституционными гарантиями.

И дело Беляцкого там было упомянуто только как пример того, что налоговики не ограничиваются бизнесменами и их арсенал используется еще и как инструмент давления на политических оппонентов власти. Никто и не ставил целью подробно анализировать дело Беляцкого. С таким же успехом можно было вспомнить и дело платформы – тоже великолепный пример серьезных ошибок правозащитников. Впрочем, если господа правозащитники полагают себя непогрешимыми, считают что не допустили серьезных ошибок и не желают слушать ничьих советов – это их право.

Я не упрекаю правозащитников. Свои слова я рассматриваю как своеобразный урок или призыв. А призыв заключается в том, что необходимо объединяться и привлекать максимально широкий круг экспертов к защите интересов. Например, правозащитники не очень дружат с предпринимателями, вернее совсем не дружат, но многие инструменты из арсенала предпринимателей могли бы оказаться полезными правозащитникам. Не нужно сидеть в замкнутом мирке, в своем коконе, - нужно изучать другой опыт, смотреть на ситуацию с разных сторон. Дело Беляцкого служит грустным уроком.

Я с большим интересом слежу за подобными делами – ведь на правозащитниках, как на подопытных мышах, власть обкатывает новые приемы, которые потом активно используются и в совершенно неполитических делах. Попутно хочу поблагодарить правозащитников, ведь они своими жертвами и ошибками дают возможность получить совершенно бесценный опыт, который будет использован в других делах.

И если вернуться к делу Беляцкого, то лично я выстроил бы его иначе и привел бы несколько иные аргументы в его защиту. Впрочем, как известно, где два юриста –там три мнения и соратники Беляцкого вполне могут иметь свою точку зрения. Однако критерием истины, как известно, является опыт, а мы видим на практике, что Беляцкий сидит, причем несправедливо.

Если говорить непосредственно про дело Беляцкого, то с моей точки зрения, необходимо было понимать, что власть рано или поздно использует налоговый пресс для подавления своих оппонентов, в том числе и правозащитников. И о безопасности финансовых схем нужно было позаботится заранее. Нужно было не допустить, чтобы информация о денежных потоках организации просочилась в Беларусь. Сделать это было можно. Вопрос: почему этого не сделали? Из-за незнания, из-за принципов? В таком случае следование принципам обернулось посадкой Алеся Беляцкого. Никто не может запретить человеку принести себя в жертву собственным идеалам. Но мне такая позиция кажется ошибочной – человек не должен становиться жертвой бездушной системы, наоборот необходимо сохранять себя для работы.

Любой предприниматель скажет, что если налоговики "просекли схему" то бороться с ними попросту невозможно. Невозможно победить монстра, с неограниченными ресурсами и полным отсутствием каких-либо принципов. Поэтому основной упор необходимо делать на предотвращение самой возможности "попасть под каток".

Если мы ознакомимся с выступлениями адвоката Алеся Беляцкого, в частности, выступления в прениях, мы заметим, что адвокат пытался фехтовать рапирой против лома. А против лома, как известно, нет приема, окромя другого лома. Белорусские суды не склонны слушать защиту, слушать формальные юридические аргументы, они скорее становятся на сторону обвинения. И это совершенно понятно: в Беларуси нет независимого суда. Вспоминается старая советская поговорка: суд независим, и подчиняется только обкому. Судьи у нас назначаются президентом, президентом и снимаются, а президент – исполнительная власть. Значит, суды у нас подчинены исполнительной власти. В таких условиях полагать, что суд является независимым и при помощи юридической эквилибристики можно доказать невиновность человека, разрушить плохо подготовленное, но так необходимое для победы и для защиты государственных интересов государственное обвинение может только очень романтичный и наивный человек.

Можно проанализировать аргументацию защиты Беляцкого и найти множество неиспользованных возможностей и дополнительных аргументов. Ошибок в процессе допущено много, однако их анализ интересен, пожалуй только студентам.

Самая главная ошибка – люди при помощи формальных юридических аргументов, при помощи ссылок на нормативные акты пытались доказать невиновность Беляцкого. Если государство считает, что должно взыскать с человека энную сумму налогов, оно эту сумму взыщет. Если сверху дана установка посадить - посадят, и суд встанет на сторону обвинения. Формальным поводом для этого станет положение о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы и что суд оценивает доказательства исходя из внутреннего убеждения. Любой судья скажет, что он поверил обвинению, но не поверил защите, и ничего с этим не сделаешь. Если поставлена такая цель, эта цель будет достигнута.

Правозащитники забыли (или не знали) одно золотое правило, которое знает любой предприниматель и которое должен знать любой обвиняемый в экономических, прежде всего – в налоговых преступлениях. Звучит оно просто: "Не плати!" Мне совершенно непонятно, зачем было возмещать так называемый "ущерб" по делу Беляцкого.

Да, в некоторых случаях обвиняемый или осужденный может таким образом добиться освобождения от ответственности или условно-досрочного освобождения. Но наивно было полагать что в деле Беляцкого это сработает.

Как ни крути, получается, что правозащитники не только пополнили бюджет Беларуси, но и дали официозной пропаганде бесценный аргумент: если Беляцкий невиновен, то зачем было возмещать ущерб.